Русская линия
Общая газета А. Якунина30.04.2002 

Дорога к храму или дорога в рай?

Та ностальгия по прошлому, которую мы все еще наблюдаем в сознании многих людей, — это не всегда ностальгия по компартии и дешевой колбасе. Это, если взглянуть непредвзято, ностальгия по душевному состоянию, по бессознательному, объединяющему чувству братства и совместных усилий — заметьте, не ради себя, а для будущих поколений, — которое, несмотря ни на что, было присуще той жизни. При всех искажениях первичной идеи не было в мире народа, который проявлял бы такое бескорыстие, коллективизм, веру в будущее. Подобный духовный взлет недосягаем ни для одной религии. Можно сколько угодно смеяться над прошлыми идеалами, но именно они помогали выжить миллионам людей в труднейших условиях существования.
Сегодня, когда политические и философские ценности, на которых базировалось прошлое общество, отвергнуты и преданы анафеме (ничего не пощадили, не отделив зерна от плевел!), идеологическую пустоту пытаются заполнить якобы общенациональной идеей — православной верой и державным патриотизмом. Можно только удивляться единомыслию разномастных деятелей: это и явные фашисты, и современные коммунисты, и либеральные демократы, и просто демократы, псевдоинтеллигенция, государственники в лице Путина и прочие. Буквально полшага осталось православию до того, как оно будет официально объявлено государственной идеологией. А неофициально — это уже явно и очевидно в нашей жизни. Церковь и армия, церковь и культура, церковь и образование, церковь оценивает политические события, церковь освящает сдающиеся объекты, церковь в каждом телевизионном канале, радио, прессе, в каждой информации телевизионных новостей. Можно ожидать, что высшие государственные чины во главе с президентом вот-вот смиренно поплетутся в храм Христа отмаливать грехи. Все признаки того, что Россия открыто принимает идеологию фундаменталистского православия, «русского православного патриотизма» и религиозного шовинизма.
Отсюда один шаг до проверки на «истинное русское происхождение». Ощущение этой опасности не развеивают ни наивные демонстрации Путина на байраме, ни скромное присутствие главного раввина на каком-нибудь официальном сборище. Формально у нас свобода верования, реально — очевидное утверждение приоритета православия над другими верованиями.
Наблюдая бурную прыть, которую проявляет верховная церковная иерархия в попытке достичь политического влияния, трудно представить себе, что это — деятели религиозной структуры. Скорее, это представители политической партии, рвущиеся к власти. Очень хочется напомнить высказывания великого русского религиозного философа Н.А. Бердяева: «Церковь не может себя связать с какой-либо политической формой. Только бескорыстно-духовное отношение в церкви, только согласие на жертвы и на отказ от привилегий могут вести к религиозному возрождению».
То, что церковь не только не отказывается от привилегий, а торгует вовсю беспошлинно водкой и сигаретами, это факт. То, что церковь отнюдь не бескорыстно, а за довольно большие деньги оказывает свои услуги, это тоже факт. То, что церковь совсем не собирается кому-либо жертвовать, а, напротив, приобретает земли, помещения, магазины, собирает активно жертвоприношения в виде огромных храмов за счет жителей городов, это тоже факт. Но православная церковь у нас — это священная корова. Ее критиковать или порицать нельзя. Это запрещает сформированное общественное мнение и государственная установка…
А ведь Иисус вовсе не утверждал, что за строительство культовых зданий и за формирование национал-патриотического сознания можно попасть в рай! Духовность по Иисусу — это способность помогать больным, бедным, нуждающимся в помощи. Это отсутствие тщеславия, жадности, корысти, это милосердие, это умение понять и простить ближнего, это любовь к любому ближнему. «Если ты говоришь, что в свете, но не любишь ближнего своего, ты — в темноте» (Евангелие от Иоанна).
«Вы верующий?» — спрашивает главный православный активист Н. Михалков. Что это значит, быть верующим? — хочется спросить в ответ у этого господина. Достаточно ли для этого всего лишь соблюдать православные ритуалы? Окропляться святой водой, бить поклоны, посещать службы?
Удручающее впечатление производят высшие церковные иерархи. Суровые, непреклонные, грозно судящие глаза, бесстрастные, равнодушные лица. Присутствие духа святого не ощущается, как и присутствие харизмы. И это неудивительно, когда церковь открыто поддерживает войну, открыто пропагандирует борьбу с любым инакомыслием, в том числе с христианскими направлениями, порицая все достижения современной «бесовской» цивилизации, выпуская тиражи откровенно шовинистической литературы, оставаясь равнодушной к сиротам, инвалидам, бездомным.
Мне могут возразить, мол, десятилетия советской власти сделали население страны атеистическим, и поэтому церкви сейчас приходится заново утверждать себя. Но никакие искусственные методы усилить религиозное влияние на общественную жизнь не кажутся реальными, потому что сознание человечества тоже изменилось.
Если же думать конкретно о России, о ее культуре и духовном развитии, то церковь должна быть категорически отделена от государства. Пусть те, кто желает верить, — верят. Но России нужны свободные творческие личности, нужна совершенно новая идея, идея единения и братства людей. Идея, на основе которой будет создана новая человеческая формация.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru