Русская линия
НГ-Религии Михаил Тульский,
М. Шевченко
30.04.2002 

Проблемы «Русского дома»
Александру Крутову, возможно, мстят за то, что он не поддержал Бориса Громова на выборах губернатора

Впервые информация о возможном закрытии телевизионной программы «Русский дом», выходящей с 1993 г. и ориентирующейся на консервативных православных верующих и насыщенной геополитическими рассуждениями о роли православия в современном мире, появилась в начале января прошлого года. Тогда в обострившейся борьбе перед вторым туром выборов губернатора Московской области передача приняла сторону Геннадия Селезнева. В основном критика была направлена в адрес Михаила Меня, которого обвиняли в дружбе с сектантами, положительных отзывах об «антиправославной» программе «Про это».
В ответ на критику со стороны Александра Крутова и Николая Леонова Мень в кулуарах заявлял, что закроет передачу. Первым во всеуслышание объявил о подобной перспективе в случае победы Бориса Громова на губернаторских выборах сам Крутов. 9 января состоялся второй тур губернаторских выборов, в результате которого, по официальным данным, Борис Громов опередил Геннадия Селезнева на 1,7% (штаб Селезнева объявил, что только на 259 избирательных участках уполномоченные им лица обнаружили приписок в пользу Громова на общую сумму в 24 тысячи голосов).
Стало очевидно, что губернатором Московской области станет Борис Громов, и 12 января, не дожидаясь официального вступления в должность, будущий вице-губернатор обещал в разговоре с корреспондентом газеты «Московский комсомолец» «разобраться с мракобесием на областном телеканале», имея в виду «возможное закрытие авторской программы «Русский дом» (как прокомментировал это «МК»). В феврале 2000 г. и газета «Завтра» подтвердила ту же информацию: «По слухам, инициатива закрытия православной передачи исходит от нового вице-губернатора региона Михаила Меня».
Но потом скандал как будто затих. На самом же деле желания Михаила Меня и Бориса Громова просто не совпали с их возможностями: крупный пакет акций телекомпании «Московия», принадлежавший областной администрации, был продан прежним руководством области, и теперь ею фактически владел Телевизионный технический центр, акциями которого распоряжалось Минпечати во главе с Михаилом Лесиным. Ситуация же в первой половине 2000 г. была такая, что Михаил Лесин никак не мог выступить единым фронтом со ставленником Юрия Лужкова Борисом Громовым (желание «выжечь тифозную деревню ТВЦ», как заявил в свое время министр по делам печати, у Лесина, видимо, присутствовало).
В этой ситуации, когда двое «панов» (Лесин и Лужков) дрались, планы подмосковной администрации о закрытии «Русского дома» были отложены на будущее.
И вот в конце декабре 2000 г. это будущее наступило: совместными усилиями областной администрации и Минпечати Александр Крутов снят с поста гендиректора телекомпании «Московия». Как было сказано в сообщении лояльного к Громову интернет-сайта podolsk.ru, Крутов «пока остался в штате как автор и ведущий довольно популярной среди определенной части зрителей программы «Русский дом». Уже 13 января появилось сообщение: «Предполагается, что компанию возглавит коммерческий директор Валентина Кузнецова».
23 января на Совете директоров Валентина Кузнецова утверждена в должности. Ранее она ничем не прославилась (во всяком случае в Интернете можно найти информационные сообщения о более чем десяти Валентинах Кузнецовых, кроме той, о которой мы здесь упоминаем) и имеет репутацию креатуры губернатора.
По слухам из окружения Александра Крутова, ему в январе звонили Михаил Мень и Михаил Лесин и «требовали убрать с передачи комментатора Николая Леонова и снять икону Сергия Радонежского». В противном случае они обещали закрыть передачу. Можно понять, чем не угодил властям Николай Леонов, но в чем провинилась икона преподобного Сергия — сказать трудно. Сам Александр Крутов от комментариев «НГ-религиям» уклонился: возможно, не хочет обострять и без того острую ситуацию.
29 декабря «Союз православных граждан» обратился к общественности и к президенту Путину с заявлением, озаглавленном: «Попытка удушения «Русского дома» — это нарушение права миллионов православных на свободу информации». С миллионами православных деятели СПГ явно переборщили, но, несмотря на ультрапатриотический и фундаменталистский тон «Русского дома», давление на телепередачу по идеологическим соображениям создает прецедент вмешательства властей в сферу свободы слова. С этим не могут и не должны примиряться ни «консерваторы», ни «либералы».
Объективности ради, правда, заметим, что закрытие «Русской мысли» или уничтожение любого другого «либерального» СМИ правый лагерь встретил, встречает и будет встречать радостным улюлюканьем. Но это уже вопрос стиля мышления. Давно подмечено, что, когда проблемы касаются самих «правых», то сразу же в ход идут и апелляции к «свободе слова» (до того столь поносимой в ультраправославных СМИ), и к «правам человека» (сам термин постоянно подвергается сомнению в тех же изданиях и теле- и радиопередачах) и даже (о ужас!) к «свободе совести».
Наша редакция также воспринимает планы закрытия «Русского дома» как наступление на свободу печати и трактует атаки на Александра Крутова и его передачу как политические. По сути, это просто месть за то, что «Русский дом» в январе 2000 г. поддержал не Громова, а Селезнева. Мы могли бы посоветовать подмосковной администрации больше заниматься решением экономических проблем (сейчас в Московской области, например, проезд на городском транспорте стоит 4 рубля, что вдвое больше, чем в прилегающих областях, и даже выше, чем в Москве), а не мстить в принципе не очень опасным и полностью все проигравшим оппонентам.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru