Русская линия
День (Киев) Клара Гудзик30.04.2002 

Православное возрождение в Париже
Новая книга? Журнал ?Путь? рассказывает о деятельности православных эмигрантов из России, об основанном ими журнале, ставшем органом прогрессивной религиозной мысли

На прошлой неделе в Доме ученых состоялось событие, привлекшее внимание многих киевских историков, философов, религиеведов. Там были также просто интересующиеся развитием современной религиозной мысли, деятельностью православных мыслителей ХХ века. К сожалению, в толпе присутствующих можно было заметить лишь одно духовное лицо; впрочем, может быть, что некоторых других скрывала мирская одежда. В общем, это было приятное зрелище для корреспондента — толпа киевских интеллигентов чистейшей воды, которых привлекла сюда не эстрадная дива, не демонстрация протеста и даже не церковный праздник, но теология и философия. Потому что в тот вечер в Доме ученых презентовалась и обсуждалась только что изданная книга Антуана Аржаковского? Журнал ?Путь? (1925−1940): поколение русских религиозных мыслителей в эмиграции?. Это подробная история журнала, издававшегося в 1925- 1940 годы группой русских философов-эмигрантов в Париже.
У киевлян было немало причин заинтересоваться этим событием. Начнем с того, что книга Аржаковского — первая монография как во Франции, так и на территории бывшего Союза, посвященная журналу? Путь?. Между тем, почти все, что на то время было прогрессивного, либерального и смелого в среде светских и духовных теологов Русской православной церкви (РПЦ), объединилось вокруг основанного Николаем Бердяевым журнала. (Среди учредителей и авторов журнала было немало пассажиров того парохода, который в 1922 году вышел из Балтийского порта, ?загруженный? изгнанной Лениным из страны интеллигенцией). Следует особо отметить, что православный журнал за рубежом публиковался благодаря поддержке западных христианских организаций и церквей других конфессий. А печатались там труды не только православных, но и? инославных? авторов — как светских, так и духовных. Читала же? Путь?, главным образом, русская диаспора во всем мире.
Среди многолетних авторов журнала можно увидеть таких выдающихся философов, как Николай Бердяев, Георгий Флоровский, Лев Шестов, Сергей Булгаков, Николай Лосский и др., — так называемая Парижская школа русской теологии. В их среде, вокруг? Пути? ?впервые с ХIV века? расцвела современная православная мысль, во многом самобытно-оригинальная, смело-экуменическая, открытая миру. ?Путь? стал? наиболее выдающимся православным журналом ХХ века?. Взгляды и публикации членов Парижской Школы бросили вызов не только западной теологии и философии того времени, но и? посмели? выйти за пределы суперконсервативных теологических? канонов? РПЦ, что дало предлог этой церкви обвинить своих лучших философов в ереси.
Несколько слов об авторе новой книги (издательство ?Феникс?). Доктор исторических наук Антуан Аржаковский — гражданин Франции, атташе по вопросам образования Посольства Франции в Киеве, заместитель директора Французского культурного центра в Украине. Книга? Журнал ?Путь? — его сокращенная докторская диссертация, защищенная в 2000 году в Парижской Школе социальных исследований. Антуан Аржаковский родился, вырос, получил образование во Франции, но у него русские корни. Символично, что автор имеет родственные связи с людьми, непосредственно участвовавшими в учреждении и издательстве журнала? Путь?. Родная бабушка Антуана была секретарем Николая Бердяева; юноша рос в атмосфере воспоминаний о прошлом, полном не только страданий, непризнанности, лишений, но также труда, творчества, служения. А. Аржаковский имел возможность, хоть и через поколение, ощутить дух эпохи, услышать о выдающихся людях России, читать бесценные документы домашних архивов. Большое уважение вызывает образ деда автора — о. Димитрия Клепинина, который во время оккупации Третьим рейхом Франции попал в концлагерь за то, что выдавал евреям — ради спасения людей от лагерей смерти — фальшивые свидетельства о крещении. В 1944 году о. Димитрий погиб в лагере Дору. Было ему тогда 39 лет. Трогательно, что свою книгу? Журнал ?Путь? Антуан Аржаковский посвятил не только жене, но и детям — маленьким Матильде и Этьену. Это — словно посвящение будущего поколения в дела поколений предшествующих.
Обсуждение новой книги в Доме ученых проходило с большой заинтересованностью, тем более, что немало выдающихся членов Парижской Школы ведут свое интеллектуальное происхождение из Киева (в частности, Бердяев, Булгаков, Чижевский, Шестов). Наиболее ярким оказалось выступление профессора Сергея Крымского (Институт философии НАН Украины), который отметил широкий спектр выполненных исследований, большое количество материала, который до сих пор не был в научном употреблении, а также оригинальный метод исследования, введенный А.Аржаковским. Метод, который состоит в сочетании критического подхода (микроистория журнала? Путь?) с символическим — ведь? в истории истина постоянно находится в процессе переосмысления?. По словам Сергея Крымского, парижский журнал? Путь? стал духовной лабораторией, где русские интеллектуалы-эмигранты разрабатывали новую модель духовности для будущей России. В самые страшные времена — после революции, накануне Второй мировой войны, когда? все человечество было в огне?, группа философов доблестно выступила в защиту категории духа, в защиту духовности. Их работы отзывались также на запросы сегодняшнего дня, в частности, теологи анализировали соотношение национального и всечеловеческого, осуждали шовинизм, доказывали необходимость и неизбежность единения христианства. С. Крымский напомнил определение нации русскими богословами — это? ковчег, на котором каждый народ следует к слиянию с универсальным духом?. Касательно же чистой теологии, профессор особенно подчеркнул оригинальность трактовки Николаем Бердяевым проблемы небытия (небытие до акта Творения) в полемике о природе зла. Речь идет о понятии? ничто? как чистой возможности добра и зла, а также о свободе человека, которая всегда является свободой выбора между добром и злом.
Обсуждение книги? Журнал ?Путь? оказалось, к моему удивлению и разочарованию, сплошным панегириком, который всегда отдает дилетантизмом. Не было высказано, собственно, ни одного существенного замечания, если не упоминать вполне справедливый намек в адрес перевода. Перевод действительно оставляет желать лучшего, тем более, что он был? многоступенчатым? — сначала перевод автором оригинальных материалов с русского на французский, а потом — перевод готовой диссертации на русский язык (кстати, А. Аржаковский очень извинялся за то, что до сих пор не знает украинского языка).
Дело, тем не менее, не только в переводе. Так, по моему непрофессиональному мнению, тот богатейший материал, который автор собрал за 10 лет неусыпного труда над диссертацией (книгой), весьма проигрывает от недостаточной структуризации. По крайней мере — для широкого читателя. Недоставало мне также систематического и критического изложения богословско-философских взглядов ведущих авторов журнала? Путь?. ?Критический? я понимаю во многих планах. В частности, как сравнительный анализ новых (для православия, для христианства, для западной философии ХХ века) мыслей, взглядов, теорий авторов? Пути?. Особенно интересным мог бы быть также последовательный и подробный анализ сути их расхождений с традициями официальной русской православной теологии.
Хотелось бы также получить из прочитанного более артикулированный взгляд автора на причины того печального обстоятельства, что достижения? цвета русской философско-теологической мысли? мало заинтересовали их европейских современников и коллег. Грустно читать о? незамеченном поколении?, о? вещи в себе?, о зачастую одностороннем общении Парижской Школы с западной культурой. Почему так произошло? Может быть, потому, что в течение 15 лет журнал? Путь? оставался русскоязычным и выходил для небольшой группы эмигрантов, а не для среды, в которой они жили — для Франции, для Европы? Или дело только в том, что автор новой книги недостаточно подчеркивает те мысли, теологические системы, которые вошли в обиход современного богословия если не в России, то, во всяком случае, на Западе? Не очень выразительно также изложены в книге взгляды самого автора. Вот он пишет, к примеру, о том, что? общая политическая задача русской эмиграции состояла в? оцерковлении жизни?. Как сам А. Аржаковский относится к этой задаче?
Последняя часть книги? Журнал ?Путь? поражает драматизмом — там кратко, но ярко описано десятилетие новой истории РПЦ после распада Союза. То время, когда церковь, ставшая в конце концов свободной, так официально и не признала трудов Парижской Школы — лучших своих богословов. Оказалось также, что достижения в сфере экуменических контактов, имевшие место на Западе благодаря активной позиции русских теологов-эмигрантов, не были восприняты церковной иерархией России. ?Русская церковь продолжает жить в ритме юлианского календаря. Не понимая, каким образом можно учитывать реальный ход истории, не теряя при этом богатства своих традиций… Сегодня в России носители и проводники передовых идей находятся под прицелом церковной иерархии?. И хотя в начале девяностых в России было напечатано много произведений группы? Путь?, этим занимались, главным образом, государственные или частные издательства, а не церковь. Автор книги рассказывает, что? после кратковременного периода восторженного и несколько наивного открытия в России наследия русской эмиграции, это наследие несколько утратило свою привлекательность по причине как его противоречивости и сложности, так и потому, что оно не давало ответов на современные вопросы типа: ?Какой режим? Какой гимн? Какая экономическая модель? — ответов, которых не смог до сих пор дать никто.
Краткий период обновления, определенной демократизации церкви закончился где-то в 1994 году. Немного позже? в Русской церкви установилась атмосфера инквизиции?, как написал в 1998 году в газете? Le Mondе? известный западный православный теолог Оливье Клеман. Священников, отошедшим от фундаментализма, запрещают в служении; налагают? прещения? даже на мирян, на иконописцев; устраивают нечто вроде? аутодафе? — сжигают на семинарских дворах книги либеральных православных авторов, подвергают анафеме по политическим мотивам. Не дождалось общество также покаяния РПЦ в совершенных за времена советской власти грехах. Особенно поразил православных либералов в России и за рубежом тот факт, что патриарх Алексий II выступил последовательным апологетом войны в Чечне.
Выходит так, что наследие Парижской Школы, мысли авторов журнала? Путь? еще не дождались своей России.
Ниже приводим несколько мыслей русских теологов из книги Антуана Аржаковского? Журнал ?Путь?.
?Демократия не является Царством Божьим на земле. Она, как и любая другая форма, может быть лучшей или худшей в зависимости от духовного содержания, которое вкладывают в нее народы?.
?Русская идея всегда была религиозной. Это идея Святой Руси, а не имперская идея Великой России?.
?Православная церковь в действительности не сумела христианизировать русский народ?.
?Русская церковь так и не смогла развить свое собственное богословие, а следовательно и собственную христианскую идентичность?.
?Согласно церковным канонам и церковной практике, старинной и новой, каждая церковь, каждый епископ имеют право апеллировать к Вселенскому патриарху в случаях, когда они не находят справедливости у своей церковной власти?.
?Давно вышли из обихода старинные византийские каноны, запрещавшие общение с неверными. Забыто также о запретах епископам менять кафедры, об угрозах отлучения всех мирян и клириков, которые не выстаивают на литургии до конца?.
?Вера в церковнославянский язык как сакральный была развеяна на теоретическом и практическом уровне… Была подвергнута критике и осуждена антисемитская традиция Отцов церкви?.
?Католические концепции? Филиокве? (Исхождение Святого Духа также от Сына Божьего) и Непорочного Зачатия (Зачатие родителями девы Марии) могут быть признаны православными как? теологумены? — частные богословские определения?.
?Догматическое развитие — результат диалога богословов, среди которых встречаются как Отцы церкви, так и еретики. Ведь ересь — частичная правда; она превращается в ошибку только тогда, когда начинает самоутверждаться?.
?Предварительные условия объединения христианства появятся лишь тогда, когда каждый христианин ощутит неполноту своей собственной церкви, захочет покаяться за грехи прошлого и будет пытаться победить провинциализм своей конфессии. Во имя того, чтобы присоединиться к? богочеловеческому процессу?, которым является Единая Церковь?.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Тюнинг салонов микроавтобусов www.luxe-bus.ru.