Русская линия
Прочие периодические издания19.04.2002 

Ахмед-хаджи Кадыров пытается объединить чеченскую нацию
Тарасов Станислав.

В Чечне всегда было трудно найти лидера, обладающего всенародным авторитетом и наделенного реальными политическими полномочиями. Проблема усугубилась, когда развалился СССР и на горизонте замаячила независимость. Чтобы действительно контролировать власть в республике, лидеру всегда приходилось опираться прежде всего на выходцев из своего тейпа. Поэтому около десятка наиболее влиятельных тейпов стали выдвигать из своей среды политиков, претендовавших на первые роли. Это, в свою очередь, вызывало раздражение среди представителей других, обделенных властью, тейпов, что стало главной причиной внутричеченских вооруженных разборок.
Возникла идея: поставить во главе чеченского общества духовное лицо. Чеченцы принадлежат к суфийскому направлению ислама, и можно было предположить, что представитель одного из господствующих суфийских орденов Д Накшибанди или Кадырыйя Д станет своего рода объединителем нации. Учитывая, что никто из известных чеченских политиков никогда никакого отношения к религии не имел, рано или поздно они должны были уступить власть духовенству. Может быть, именно поэтому Масхадов и его окружение решили провести контригру: устранить опасность со стороны суфиев путем смены идеологических ориентиров Д внедрения в среду чеченцев идей так называемого ваххабизма, разрушающего традиционные устои чеченского этноса (на самом деле эти идеи ничего общего не имеют с традиционным ваххабизмом, а исходят от самого крайнего течения в современном исламе, названного салафийюн. Д С. Т.). Суфии приняли вызов. На арене появился муфтий Ахмед-хаджи Кадыров, который публично выступил против ваххабизма, указывая на его разрушительную роль в чеченском обществе.
Об этом человеке известно не так уж много. На свой пост он был избран в 1995 году в разгар первой чеченской войны. Потом его пути с Масхадовым разошлись. Чеченский президент сместил Кадырова с поста, объявив его врагом народа. Муфтий не сдался, быстро превратившись в политика. Недавняя встреча Кадырова с Владимиром Путиным вполне логична. Москва ищет трезво мыслящих и реальных партнеров для подготовки будущих мирных переговоров по чеченскому урегулированию. А раз так, воззрения муфтия Кадырова на будущее Чечни привлекают сегодня повышенный интерес как в России, так и далеко за ее пределами, прежде всего в странах мусульманского Востока. Объективности ради надо заметить, что муфтий Кадыров Д непростой для Москвы собеседник, не все его взгляды могут быть для нее приемлемы. Тем нет менее его тезисы, которые были на днях озвучены в Москве, любопытны.
Кадыров, во-первых, считает, что решающее слово в определении будущего статуса Ичкерии обязан сказать чеченский народ. Сама же будущая Чеченская Республика должна быть устроена на светских законах, а внедрение модернизированных исламских ценностей в чеченский этнос должно быть медленным и постепенным.
Что же касается будущих взаимоотношений Москвы и Грозного, Кадыров пока предпочитает не раскрывать своих планов. То ли он пытается расширить фронт чеченской солидарности, укрепляя суффийские нормы жизни в Чечне, апеллируя прежде всего к Турции, где очень сильна роль орденов Накшибанди и Кадырыйя. То ли он мечтает о сохранении статус-кво, когда Чечня считала себя составной частью России.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru