Русская линия
Независимая газета19.04.2002 

Многие аналитики считают, что кровавые беспорядки на Молуккских островах в Индонезии спровоцированы бывшим диктатором генералом Сухарто.
Попов А.

Вчера на Молуккских островах в Индонезии продолжались, хотя и с меньшей интенсивностью, чем ранее, столкновения местных христиан и мусульман. Счет жертв растет.
В пятницу правительство Индонезии начало переброску на объятые религиозной войной острова воинских подкреплений. Несмотря на поступающие сообщения о новых жертвах, официальные источники утверждают, что в зоне противостояния «восстановлено спокойствие». Накануне министр-координатор по вопросам политики и безопасности генерал Виранто заявил о необходимости «изоляции» региона, имея в виду продолжение морской блокады и введение ограничений на освещение конфликта средствами массовой информации. По словам президента Индонезии Абдуррахмана Вахида, это необходимо для того, чтобы предотвратить обещанный исламистами «джихад». На демонстрации в Джакарте в четверг они снова грозили развязать «священную войну» против христиан. Вчера на подмогу 17 армейским и полицейским батальонам, блокирующим северный остров Халмаэра — эпицентр столкновений, — правительство отправило еще два воздушно-десантных и пехотных батальона. С моря Молукки патрулируют 12 кораблей ВМС при поддержке самолетов морской разведки.
Что же происходит в Индонезии и насколько серьезными могут быть последствия этих событий для самой страны, для Азии и мира в целом? Ясного ответа на последний вопрос пока что не прослеживается. Распад страны и затяжные войны между ее былыми составными частями — ситуация, знакомая миру по Югославии, и возможные варианты последствий также можно представить себе на примере Балкан. Пока, впрочем, мы видим лишь начало похожего процесса — отделение Восточного Тимора с последующим созданием там независимого государства.
В современной Индонезии совместно проживают более 350 различных этносов, взаимоотношения которых складывались на протяжении многовековой истории этого крупнейшего в мире архипелага, представляющего собой некую географическую и культурно-историческую общность. Экономический кризис, разразившийся в Индонезии в 1997 году, и последовавшее за ним крушение в мае 1998-го режима Сухарто привели к резкому ослаблению центральной власти в этой многоостровной стране, отдельные части которой традиционно были подвержены сепаратистским настроениям, а межэтнические противоречия тлели, как правило, подспудно, открыто выражаясь обычно лишь в периодических китайских погромах. Между тем начавшаяся в мае 1998 года демократизация индонезийского общества привела к росту свободы самовыражения различных этносов, что вкупе с ослаблением центральной власти и резким падением влияния армии и ее возможности воздействовать на события на местах привело к взрыву межэтнических противоречий в различных частях Индонезии.
Наиболее кровопролитный конфликт в новейшей истории межэтнических отношений современной Индонезии начался в середине января 1999 года — год назад — в административном центре провинции Молукки (Молуккские острова) городе Амбоне. Уже за первые два месяца в различных частях провинции были сотни убитых и раненых, десятки тысяч беженцев и огромные материальные потери. И все это в провинции, которая считалась в Индонезии чуть ли не образцовой с точки зрения взаимоотношений различных групп населения. При этом специфика данного конфликта в том, что, начавшись преимущественно как межэтнический, усугубляемый религиозными различиями, амбонский конфликт постепенно превратился в межрелигиозный, между местными мусульманами и христианами, и грозит взорвать всю систему межконфессиональных отношений в Индонезии в целом.
Хронологически же нынешний конфликт на Амбоне берет отсчет 19 января, в первый день праздника Идуль Фитри (в индонезийском варианте — Лебарана) — празднования окончания мусульманского поста, когда в г. Амбоне произошли первые столкновения местных христиан и мусульман-выходцев с о. Сулавеси, после чего прошли массовые погромы магазинов, принадлежащих все тем же мусульманам, изрядно нажившимся в период подготовки Лебарана, когда мусульмане покупают друг другу подарки. 20−21 января конфликт разгорелся с новой силой, в результате за один день были сожжено 3 мечети, 2 церкви и убиты 10 человек. Погромы удалось остановить лишь на следующий день, когда прибывший на место тогдашний главком индонезийских вооруженных сил, генерал Виранто приказал расстреливать на месте каждого амбонца, имеющего при себе холодное оружие. Однако уже в начале февраля столкновения вновь возобновились.
Характерно, что если на первом этапе конфликта противоборство велось преимущественно между местными христианами и выходцами с других островов, главным образом с Сулавеси — бутонцами, макассарцами и бугинесцами, в массе своей мусульманами, то впоследствии, когда значительная часть последних была вынуждена вернуться на Сулавеси, конфликт с неменьшей силой разгорелся уже между самими амбонцами — христианами и мусульманами. Амбонцы-мусульмане встали на сторону своих «братьев по вере» с Сулавеси, Явы и других островов Индонезии. По сути, повторился вариант Боснии, где православные сербы воевали против так называемых мусульман, тех же сербов, принявших ранее ислам.
В чем причина такого раскола общества на Молукках, да и самого этого кровопролитного конфликта? Для ответа на этот вопрос необходимо взглянуть немного в глубь истории Молуккских островов. Уникальный материал в этом отношении представляет книга «Население Молуккских островов» (Москва, 1976), автор которой М.А. Членов в 1960-х годах около двух лет жил и работал на Молуккских островах, где при содействии СССР шло строительство Технологического института.
Прежде всего отметим, что по состоянию на середину 1960- х гг. автор констатирует мирное существование и даже сотрудничество двух основных религиозных общин: «…бросается в глаза отсутствие религиозного антагонизма между двумя частями народа. Многие христианские и мусульманские общины связаны узами традиционного союза „пела“ (что на амбонском означает „друг“ или „побратим“. — А.П.), и часто христиане отправляются к своим пела-мусульманам помогать строить мечеть, рассчитывая что и те, в свою очередь, помогут им в постройке церкви». То есть, как видим, речь совсем не о сожжении храмов иной религии — налицо почти идиллия. Правда, в тот период это, видимо, в первую очередь касалось межрелигиозных отношений внутри самого амбонского этноса. Отношение же к этносам, прибывающим с других островов, могло быть совершенно иным. Характерно в данном случае упоминание М.А. Членова об острых столкновениях амбонцев с жителями Южного Сулавеси.
Еще до прихода в Индонезию европейских колонизаторов Молуккские острова славились своими пряностями, гвоздикой, корицей, мускатным орехом, которые в мире пользовались большим спросом. Остров Амбон и прилегающие острова стали центром товарного производства пряностей, что и обусловило превращение его в центр Молуккского архипелага и выделение амбонцев среди других индонезийских этносов. Среди европейцев первыми на Молукках, еще в 1512 г., обосновались португальцы, стремившиеся взять под свой контроль торговлю пряностями. Португальцы не без успеха стали насаждать католицизм среди местного населения, которое частично было уже исламизировано, при этом новоиспеченные христиане стали привлекаться в качестве военных помощников европейцев, что сразу ставило их в привилегированное положение. Последовавшее вскоре вытеснение португальцев голландцами и с Молуккских островов и практически со всего Индонезийского архипелага, сопровождавшееся аналогичным вытеснением католицизма протестантизмом, лишь укрепило привилегированное положение амбонцепривилегированное положение амбонцев, которых все чаще привлекали в голландские колониальные войска, а также на службу в управленческий аппарат. Голландская колониальная администрация фактически выделила амбонцев среди других индонезийских этносов, рассчитывая на их поддержку в осуществлении своей политики на всем архипелаге в целом. Причем постепенно это отношение голландцев стало распространяться и на амбонцев- мусульман. Одновременно амбонских солдат активно привлекали к подавлению восстаний против голландцев других этносов, что не могло не вызывать со стороны последних соответствующего отношения. Постепенно за амбонцами на архипелаге закрепилась кличка «черные голландцы». Они одевались в европейские одежды, ходили в церковь, увлекались европейскими песнями и танцами и, что очень существенно, в отличие от других местных этносов не испытывали по отношению к белым чувства неполноценности.
Многие аналитики в Индонезии, указывая на наличие провокационного элемента в амбонском конфликте, отмечают, что данный регион был выбран не случайно для организации межрелигиозной розни. Именно на Молукках численность христиан и мусульман примерно одинаковая: в целом по провинции мусульман около 50% (это суниты шафиитской школы) и около 43% христиан (37% протестантов и 6% католиков), на Амбоне же это соотношение составляет соответственно 47% и 43%, что не позволяет ни одной из сторон быстро взять вверх. Видимо, в любом другом районе страны, около 90% населения которой составляют мусульмане, длительное противоборство двух религиозных группировок было бы невозможно. Молукки же, которые находятся в отдалении от основных центров ислама в Индонезии, представляют собой в этом отношении единственно удобный полигон. Тем более что в результате братоубийственной войны в обеих общинах возникло настроение биться до тех пор, пока противник не будет окончательно уничтожен.
Во всяком случае, если такая цель организаторами межрелигиозной розни ставилась, то она была успешно достигнута. Конфликт на Амбоне вызвал бурю протеста со стороны мусульманской молодежи, возмущенной уничтожением братьев по вере на Молукках. Особое возмущение вызвало известие, что местная полиция стреляла в мусульман в мечети во время молитвы (что на деле не соответствовало действительности). Многие мусульманские организации, в частности, молодежное крыло Партии звезды и полумесяца, Комитета Индонезии за солидарность с исламским миром, Движения исламской молодежи Западной Явы и др., призвали к джихаду для защиты мусульман на Амбоне и начали формировать отряды добровольцев для отправки на Молукки, если силам безопасности не удастся погасить данный конфликт. Тем временем мусульманские организации обучают добровольцев приемам самообороны на основе традиционной индонезийской системы «силат».
Кто же может быть заинтересован в такой дестабилизации? Аналитики в Индонезии упорно утверждают, что истинные организаторы конфликта на Амбоне находятся в Джакарте. Многие убеждены, что истинным автором большинства политических событий в этой стране остается ушедший в отставку бывший президент Сухарто. Действительно, он и его многочисленный клан за тридцать с лишним лет президентства скопил огромное состояние; большинство высших чиновников в стране пришли во власть благодаря близости к Сухарто и его семье.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru