Русская линия
Международная еврейская газета18.04.2002 

Россия присоединилась к странам, осознавшим значение Холокоста в сохранении памяти человечества
Гомбер Леонид.

С 26 по 28 января в Стокгольме состоялась Международная конференция по проблемам изучения Холокоста, широко освещавшаяся российскими средствами массовой информации, впрочем, как нам показалось, весьма односторонне — с позиции бесспорных достижений в этой области российской стороны. Исполнительный директор научно-просветительного центра «Холокост» Илья Альтман был единственным представителем России, приглашенным на конференцию в качестве эксперта канцелярией премьер-министра Швеции в числе тридцати специалистов в области преподавания Холокоста, которым было предложено поделиться своим опытом. Мы позвонили ему сразу же после его возвращения и попросили ответить на наши вопросы.
— В чем, на ваш взгляд, заключаются практические результаты международной конференции в Стокгольме?
— На этом форуме, которой сами его участники и средства массовой информации называют беспрецедентным, впервые состоялась встреча политиков, ученых и преподавателей. Здесь обсуждались конкретные проекты преподавания темы, изучение которой признано сегодня в качестве универсального способа предотвращения геноцида в межнациональных конфликтах. Это тема Холокоста. Для НПЦ «Холокост», созданного в начале 90-х годов, это особенно важно, потому что в течение этого десятилетия мы тщетно пытались докричаться и до руководства страны, и до руководства влиятельных еврейских организаций, убеждая их, как необходима нам сегодня работа по этой теме. Теперь, после состоявшейся в Стокгольме конференции, никому не надо объяснять, что Холокост является диагнозом человеческого сознания, который приводит к народоубийству.
— А что, собственно, кардинально нового на этот счет было сказано?
— Хочу заметить, что конференция проходила в знаменитом Сити-холле — представительном зале на несколько тысяч человек. На форуме было представлено 47 государств, из них более двадцати — первыми лицами: президентами, премьер-министрами и их заместителями. Израильскую делегацию возглавлял премьер-министр Эхуд Барак. Делегацию России, как известно, возглавляла вице-премьер правительства Валентина Матвиенко, выступившая, по мнению всех присутствующих, очень удачно. Она сказала очень важную вещь: само присутствие России на форуме, где обсуждается эта проблема, говорит о том, что страна присоединяется к тем государствам, которые осознали место Холокоста в воспитании и сохранении памяти. Было заявлено о том, что существующие программы по проблемам толерантности будут дополнены программами по Холокосту. Была заявлена поддержка Россией проекта, который привел к созыву этой конференции: проекта «Живая история», инициированного руководством Швеции в 1992 году.
— Какие выступления показались вам наиболее значительными?
— Одним из первых выступал лауреат Нобелевской премии Мира Эли Визель, бывший узник Освенцима и Бухенвальда, который первым ввел в обиход понятие «Холокост». Запомнилось также выступление крупнейшего специалиста в области Холокоста, руководителя научного центра Яд-Вашем Иегуды Бауэра. Он говорил об универсальности уроков Холокоста для всех стран и всех народов. Участникам конференции запомнились его слова, подчеркивающие уникальность нынешнего форума: политики, собравшиеся здесь, может быть, впервые услышали от исследователей, что такое Холокост, впервые узнали о его масштабах, о его значении для разных народов и разных стран. «Политиков ведь выдвигают не для того, чтобы они продвигали программы по изучению Холокоста, — сказал Бауэр, — а для того, чтобы они занимались внутренними и внешними проблемами страны. И перед учеными стоит задача разъяснять политикам важность этой проблемы и напоминать им об их подписи под документом, принятым в Стокгольме и декларирующим, что память о Холокосте является краеугольным камнем нашей цивилизации».
— Конференция проходила в День освобождения Освенцима. Это, разумеется, не случайное совпадение?
— Более того, конференция была приурочена к этому дню. Очень важно было услышать из уст представителя России, что Освенцим был освобожден именно Советской армией. В ходе конференции было оглашено решение шведского парламента, что дата 27 января в Швеции будет отныне Днем памяти жерт Холокоста. Главы государств, принимавшие участие в конференции, обещали поддержать установление Дня памяти в своих странах. Мы знаем, что в разных странах этот день отмечается в разное время. В некоторых государствах это приурочено к дню восстания в Варшавском гетто и отмечается в апреле, как, например, Йом ха-Шоа в Израиле. Мне кажется, нам стоит задуматься, какой же день может стать Днем памяти в России. Йом ха-Шоа мы отмечаем с 1992 года и, думаю, будем отмечать дальше. Но лично я считаю, что именно 27 января нужно сделать Днем памяти Холокоста и жертв нацистских концлагерей. Для нашей страны это было бы символично: связать память о Холокосте с памятью о героической роли советской армии, которая спасла мир от нацизма. Сегодня нам очень важно — это наша специфическая российская задача — ввести тему Холокоста в качестве составной части истории Великой Отечественной войны, где речь шла бы о героизме и страданиях, о подвиге людей, об их духовной стойкости, о праведниках, которые спасали евреев, а также о колаборционистах, которые помогали нацистам уничтожать евреев.
— Заметило ли шведское общество конференцию о Холокосте? Или, может быть, мы преувеличиваем ее значение для европейцев?
— Вечерами по шведскому телевидению в течение нескольких часов транслировался подробный отчет о ходе заседаний. Были интервью с делегатами, показывали фрагменты выставок, приуроченных к конференции. Это продолжалось до двух часов ночи. Столица Швеции в эти дни жила форумом.
— В чем заключалась ваша роль как эксперта?
— Совместно с руководителем научного проекта «Уроки Холокоста и современная Россия», профессором МГУ Александром Асмоловым мною был подготовлен доклад и вынесен для широкого рассмотрения. Мы поставили вопрос о том, что преподавание Холокоста требует нового педагогического подхода, который должен не только опираться на факты и документы, объясняющие события, но который способствовал бы проникновению в сознание учащихся. Мы говорили о главных трудностях: где тот учитель, который мог бы сегодня учить? Нет достаточного количества учебных пособий. Более того, есть очень много препятствий, которые лежат в области внутреннего сознания. Поэтому здесь особенно нужна активная позиция, если хотите, игра на опережение, чтобы знания о Холокосте доходили не только через учителей, не только через образовательные программы, но чтобы об этом узнавали как можно больше людей.
Нам нужно сегодня много думать над тем, как лучше быть понятыми. Холокост может ведь и разделять народы. Речь идет не о том, чьих жертв было больше, чьих страданий было больше. Почему нацисты начали с уничтожения евреев? Почему мир остался равнодушным к этому? Эти вопросы очень часто звучали на конфренции…
Иегуда Бауэр сказал слова, которые, по существу, были квинтэссенцией того, о чем говорили многие делегаты: «Уроки Холокоста должны привести к тому, чтобы ни один народ не становился жертвой, чтобы ни один народ не становился палачом, чтобы ни один народ не оставался наблюдателем, когда трагедия происходит с другим народом».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru