Русская линия
Известия Д. Владимиров18.04.2002 

Впервые: корреспонденты Известий ведут репортаж с подпольной базы сектантов
Последователи

Григорий Пунанов, Дмитрий Владимиров, Сергей Каптилкин

Село Воскресенское Юрьев-Польского района Владимирской области — типичная российская глубинка: покосившиеся деревянные домики, занесенные снегом по самые окна, метровые сугробы, разрушенная церковь на холме — и ни души вокруг. Единственный признак цивилизации — старенькие «Жигули», стоящие прямо на дороге у крайнего дома.
Мы интересуемся у водителя, далеко ли до деревеньки Ельцы. По нашей информации, последователи Секо Асахары живут именно там. Молодой человек за рулем отвечает вопросом на вопрос: «А на что вам Ельцы сдались?» Мы сбивчиво объясняем, что, дескать, репортеры, ищем в этой глуши остатки секты «Аум синрике». В ответ, естественно, ожидаем увидеть округлившиеся от удивления глаза. За двое суток наших поисков мы к этому уже привыкли.
Но молодой человек почему-то не удивляется: «Вам повезло. Я как раз один из них. То есть, по-вашему, — сектант…»
Его зовут Алексей, ему 34 года. Внешне ничто не выдает в нем члена запрещенной в России религиозной организации. Говорит, что постоянно живет в Москве, а сюда приезжает отдохнуть и пообщаться с братьями по вере.
Пока мы разговариваем с Алексеем, появляется еще один последователь Асахары — Олег Панухин. Он провожает своего единоверца в столицу, помогая донести до машины рюкзак с картошкой.
Попрощавшись с Алексеем, Олег соглашается взять нас с собой и показать, как он и еще 14 бывших членов секты «Аум синрике» устроились в деревне Ельцы.
Нормальной дороги до Ельцов не существует в принципе. Тем более зимой. Поэтому мы идем километров пять, утопая по колено в снегу, через поля и перелески. Раз в два-три дня кто-нибудь из сектантов обязательно проделывает этот путь — из Ельцов в Воскресенское и обратно — за продуктами. Чтобы не сбиться с пути, асахаровцы обозначили тропу небольшими колышками, которые еле торчат из сугробов.
Олегу 40 лет, он самый старший в секте. Говорит, что работал корабельным электриком, ходил в море, жил в Сочи. В 1993 году впервые услышал об «Аум синрике» по радио «Маяк». Поехал в Москву и решил присоединиться. Уверяет, что в качестве вступительного взноса уплатил всего рубль.
В разговоре Олег постоянно сыплет терминами: карма, мантра, чакра, реинкарнация… Говорит, что в прошлой жизни был тибетским монахом и участвовал в восстании против китайцев. «Я умер от пули. Она попала мне вот сюда», — Олег указывает пальцем на собственный кадык. Там кроме родинки ничего нет.
По словам Олега, он живет в Ельцах уже год. Занимается медитацией, молится. В то, что Асахара устроил газовую атаку в токийском метро, не верит. Считает это провокацией. А потом добавляет, что, с другой стороны, не видит в этих убийствах чего-то особенного:
— Чем эти убийства отличаются от семи убийств, которые совершила моя жена?
После этой фразы возникает небольшая пауза…
— Она сделала семь абортов, — поясняет Олег.

В кругу сектантов

Наконец-то мы у цели.
Деревенька Ельцы — это 200 заброшенных нежилых дворов. Из местных жителей здесь лишь две дряхлые старушки, да фермер с женой и детьми, у которого асахаровцы покупают всякую снедь.
Дома сектантов стоят немного на отшибе: три каменных добротных здания и один сруб с баней-пристройкой. Наш проводник приглашает в один из этих домов, знакомит с обитателями.
Мы сидим на кухне в компании шестерых молодых мужчин- сектантов и пьем чай. В доме беспорядок. Чувствуется отсутствие женской руки. Как удалось выяснить, здесь живет всего одна женщина, которая наотрез отказалась к нам выйти.
Асахаровцы приветливы, но осторожны. По их словам, хозяев этих домов сейчас нет. Они бизнесмены и живут в Москве. Как их зовут и чем они конкретно занимаются, никто из собеседников сказать не решился.
Говорят, что эти коттеджи (а это именно коттеджи — с хорошей системой отопления, горячей водой и канализацией) построили они сами пять лет назад, сразу после того как «Аум синрике» официально закрыли.
Уверяют, что живут полностью натуральным хозяйством. Спят по 1−2 человека в комнате. Убранство аскетичное: ковер, обязательный портрет Асахары на стене, благовония, книги…
В ванной приковывает внимание сама ванна. Это скорее мини-бассейн — по типу тех, в которых продают живую рыбу. Асахаровцы поясняют, что так сделано специально: очень полезно сидеть в позе лотоса в воде.
Все пятнадцать человек, которые здесь живут, попали в Ельцы одним и тем же путем. Они были активистами «Аум синрике», а после запрета ушли в подполье. При этом, по их словам, никакой связи с японскими последователями Асахары они не поддерживают с 97-го года.
В основном здесь собрались люди технических профессий — строители, электрики, сантехники… Из разных городов: Челябинска, Петербурга, Москвы, Самары. Все услышали про «Аум» в начале 90-х по «Маяку», переехали в Москву, кто-то даже продал свою квартиру. Эти деньги, говорят они, пошли потом на строительство этих домов.
Никто из собравшихся категорически не верит в участие Асахары в газовой атаке в токийском метро.
По вечерам они собираются в одной комнате перед большим портретом Асахары и поют сочиненные им песни на японском языке.
Не курят и почти не пьют. Вегетарианство тоже по выбору: хочешь ешь мясо, хочешь нет.
Как такового религиозного лидера среди них нет. Но больше всех уважают Андрея Жиринкова. Он единственный из них, кому сам Асахара лично присвоил священное имя «Кама». Это было еще в марте 94-го года. Андрей — строитель, он собственными руками возводил коттеджи. Более того, он один из немногих сектантов, кто читает Асахару по-японски.
Самый тихий из членов секты — Олег Легков. Ему 23 года, он носит оранжевые одеяния буддийского монаха и практически постоянно медитирует. Говорит, увлекся йогой в тринадцать лет. А потом проникся идеями Асахары. Недавно сюда приезжали его родители, уговаривали вернуться домой, но он отказался.
Все как один асахаровцы убеждали нас в том, что ничего плохого они мирным жителям не сделали и никогда не сделают.
— Мы их даже не агитируем за нашу веру, — говорят они.
При этом сектанты утверждают, что местный народ их почему-то побаивается, рассказывает про них небылицы и даже завидует — дома у последователей Асахары действительно не сравнить с хибарами односельчан.
Недавно нагрянули местное ФСБ, УВД и прокуратура. Все перерыли, проверили у всех документы и взяли кое-какую религиозную литературу и видеокассеты. Сказали — на экспертизу.
Аумовцы реагируют на все это спокойно:
— Мы не нарушаем закон и имеем полное право молиться тому богу, которого выбираем.
А еще они умоляют сельские власти оставить их в покое:
— Специально так далеко забрались, чтобы нас никто не трогал, — говорят они хором.

Местные жители

Походив по деревушке Воскресенское (это ближайший к поселению сектантов населенный пункт), мы убпоселению сектантов населенный пункт), мы убедились в том, что абсолютное большинство местных жителей к поклонникам Секо Асахары относится чрезвычайно негативно.
Сама деревня очень маленькая: 28 дворов и полсотни жителей. Все пять лет противостояние между сектантами и жителями деревни постепенно возрастает. Воскресенцы любят рассказывать об аумовцах разные «страшилки».
— Ведут они себя иногда поразительно вызывающе, — делится с «Известиями» пожарный из Воскресенского Михаил Филатов. — Я как-то раз попросил у одного из встретившихся мне на улице в Ельцах сектантов воды, он вошел к себе в дом, вынес стакан с водой и тут же демонстративно разбил его о ступеньки.
Тому же Михаилу другой последователь Асахары пообещал перерезать горло только за то, что бедный пожарный попытался завязать знакомство с девушкой-сектанткой.
Вообще, сектанты чрезвычайно необщительны. Никогда и ни при каких обстоятельствах никого из воскресенцев в дом к себе не впускают.
— У них есть одна пожилая женщина, зовут ее Анна. Она регулярно ходит к нам в магазин, заходит за пенсией, покупает у меня молоко, — рассказывает жительница Воскресенского, представившаяся Варварой. — Я лично много раз звала ее к себе в гости, но она все время сухо отказывалась. А вот с маленькими детьми асахаровцы общаются охотно.
Для детей у членов секты всегда находятся подарки — религиозные книжки, сделанные из каких-то особых трав свечки (которые рекомендуется зажигать перед сном) и даже видеокассеты с японскими мультиками — тоже на религиозные темы.
— Мы стараемся детей от них прятать подальше, — говорит продавщица продуктового магазина из деревни Воскресенское Светлана.
Впрочем, юных последователей у сектантов, судя по всему, и так достаточно: летом село Ельцы, по словам коренных жителей, напоминает пионерский лагерь.
— В эту пору сектантов здесь очень много, — рассказывает директор колхозного кооператива «Воскресенское» Виктор Самодуров. — Они приезжают сюда на дорогих джипах, со своими семьями.
— В этом январе в Ельцы приехал целый автобус с сектантами, причем выглядели они необычно — почти все были похожи на кавказцев, — рассказала нам пенсионерка из Воскресенского Валентина Филатова. Но особенно много их приезжало в сентябре прошлого года.
По словам ее сына Михаила Филатова, как раз в сентябре с ним произошел следующий случай: как-то вечером жители Воскресенского заметили над Ельцами сильное зарево. Немедленно прибежав в поселок, Михаил обнаружил, что на поляне горел огромный костер. Вокруг него в четыре ряда на коленях молилось несколько десятков сектантов.
— Как только меня заметили, ко мне тут же подошли двое крепких мужиков и потребовали, чтобы я немедленно ушел, — сказал Михаил.
Во всей этой истории обитателей Воскресенского больше всего поражает практически полное отсутствие внимания к таинственным асахаровцам со стороны милиции. По словам самих воскресенцев, участковый бывает здесь не чаще одного раза в месяц и в Ельцы не заглядывает. А примерно год назад сюда наведался батюшка из Владимира и опрашивал воскресенских на предмет того, не вступил ли кто из них в «Аум синрике». Услыхав, что никто не вступил, довольный батюшка уехал. Этим дело и закончилось.
А минувшим летом сюда приехали два японца и попросили главу района продать им всю землю в селе Ельцы.
— Насколько я знаю, японцам отказали. С тех пор они как в воду канули, — рассказывает Виктор Самодуров.
Несмотря на эту неудачу, экспансия «Аум синрике» во Владимирской области идет полным ходом. По нашим сведениям, сектанты купили недавно в нескольких близлежащих деревнях как минимум четыре дома — по цене от 20 до 40 тысяч рублей. По местным меркам деньги бешеные. О богатстве аумовцев в Воскресенске ходят легенды.
— Как-то раз я получил от них на чай 200 рублей, хотя просил только двадцатку. Причем кошелек сектанта был наполнен долларами, — говорит Михаил Филатов.
В Ельцах постоянно происходит «круговорот» сектантов: старые уезжают, им на смену приходят новые.
— Мы только успеваем привыкнуть к одним, как появляются другие, — говорит Виктор Самодуров. — И становится их все больше и больше.
Москва-Ельцы-Воскресенское-Москва
Олег говорит, что в прошлой жизни был тибетским монахом и участвовал в восстании против китайцев.
А вот с маленькими детьми «асахаровцы» общаются охотно.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru