Русская линия
Завтра17.04.2002 

«Агрессия НАТО продолжается»
Борислав Милошевич

24 марта исполняется год с того черного дня, когда натовские ракеты и бомбы обрушились на братскую Югославию. Непрерывные? гуманитарные бомбежки? продолжались 78 дней — Запад хотел? вбомбить сербов в каменный век?. Но Югославия выстояла, хотя и была вынуждена, после? миссии Черномырдина? согласиться на вывод своей армии из Косово-Метохии. О нынешней ситуации на Балканах рассказывает Чрезвычайный и Полномочный Посол Союзной Республики Югославия в РФ.
Основная тенденция, характеризующая международные отношения в последнее десятилетие — это тенденция расширения НАТО на Восток, начало нового «передела мира». В годы, когда объединялась Германия и распадался Советский Союз, еще было возможным предупредить подобное развитие событий. И Миттеран, и Коль выражали готовность подписать соответствующие соглашения. Но этого не было сделано. От подобной ошибки пострадала и Россия, пострадала и Югославия. Югославский кризис подтвердил, что международная стабильность и устойчивое демократическое развитие возможны лишь на принципах, можно так сказать, многополярного мира. Уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела государств-членов ООН являлось одним из важнейших принципов, на которых строились международные отношения после Второй мировой войны, после Ялты и Потсдама, закрепленным и в Уставе ООН, принятым в Сан-Франциско.
Этот принцип сегодня растоптан США и НАТО вследствие начатого после разрушения СССР передела сфер влияния в Европе и в мире. Как это сказалось на Югославии? Все тезисы о «гуманитарной» необходимости агрессии против нашей страны — не более чем предлог. Мы не боролись против албанцев — мы боролись против сепаратизма и терроризма, защищали всех мирных граждан Косово, независимо от их национальности. Многие из так называемых «фактов», якобы свидетельствующих о расправах над мирным населением, были сфальсифицированы миссией ОБСЕ под руководством американца В. Уолкера — это сейчас официально признают даже в США.
Потом были переговоры в Рамбуйе, целью которых с самого начала было заставить Югославию отказаться от суверенитета над Косово-Метохией, вывести оттуда нашу армию, чтобы НАТО могло установить там свои базы, полностью контролировать Средиземноморье и Балканы. Когда наша делегация принципиально согласилась с текстом договора, подготовленного представителями «восьмерки» великих держав, в последний момент к нам выдвинули дополнительные требования, содержавшиеся в так называемом «военном приложении» и не согласованные с Россией. На самом деле это был ультиматум, требовавший от нас полностью открыться для НАТО, разместить в Косово и Метохии силы этого военного блока и предоставить им право свободно действовать по всей территории Союзной Республики Югославия безо всякого мандата и контроля со стороны ООН. Я напомню, что Россия в качестве члена Контактной группы не принимала этот документ. И Югославия не могла принять его условия — и последовала агрессия. Блок из 19 самых развитых в экономическом и военном отношении государств мира начал буквально расстреливать нашу страну. Все попытки тогдашнего премьер-министра России Е. Примакова прекратить военные действия натолкнулись на жесткую позицию США и Германии. Даже отказ Югославии 6 апреля от применения силы в Косово не привел к прекращению бомбардировок.
И когда Россия предложила нам согласиться на условия документа Черномырдина-Ахтисаари как на максимум возможного в сложившихся условиях — мы приняли это предложение, легшее в основу Резолюции Совета Безопасности ООН NN1244, поскольку в нем соблюдался принцип уважения суверенитета и территориальной целостности Югославии, а международное присутствие в Косово предполагалось осуществить под эгидой ООН. 12 июня было подписано так называемое военно-техническое соглашение, после чего югославская армия вышла из Косово, но там остались подразделения МВД для защиты границ и охраны наших исторических памятников в количестве 2200 человек. Для сравнения следует сказать, что международные силы имеют 50 000 военнослужащих.
Теперь в Косово на глазах гражданской и военной миссий ООН идут этнические чистки, в большинстве населенных пунктов не осталось сербского и вообще неалбанского населения. За период с 12 июня по 28 февраля 2000 года в Косово было ранено свыше 800 и убито почти 900 сербов, 800 взято в заложники, изгнано почти 360 тысяч неалбанцев, в том числе свыше 200 тыся сербов и черногорцев. Это — с одной стороны. С другой стороны, в Косово под видом беженцев вошло свыше 200 тысяч иностранцев — по преимуществу албанцев из Северной Албании. Это люди, которые занимаются игорным бизнесом, наркотиками, контрабандой, торговлей оружием и людьми, терроризмом. В Косово сегодня царят беззаконие и хаос.
В частности, об этом свидетельствует ситуация в городе Дмитровица — одном из последних анклавов на территории Косово, где компактно проживает сербское население. В северной части этого города живет 14 тысяч сербов и несколько тысяч албанцев, в южной части — 60 тысяч албанцев и 2 тысячи сербов. Теперь командование международных сил заявляет о том, что необходимо превратить Дмитровицу в «?открытый город», чтобы албанцы могли свободно войти в его северную часть. Что случится после этого — хорошо известно и по ситуации в Приштине, где до 12 июня жило около 40 тысяч сербов, а сегодня осталось менее 200 человек. То же — в городах Печ, Ораховец и многих других.
Мандат международных сил истекает в июне, и они торопятся провести «перепись населения» и затем муниципальные выборы под своим контролем. Но какие могут быть перепись и выборы, если в результате этнических чисток сербское население Косово-Метохии сведено к нулю, а на ее территории находится множество иностранцев, которым тоже будут фактически предоставлены избирательные права?
Французский руководитель гражданской миссии Кушнер ввел на территории Косово и Метохии новые паспорта и регистрационные знаки автомобилей без югославской и сербской символики, здесь открываются представительства других государств, так называемые «иностранные канцелярии». Кроме того, все экономические объекты, от земельных участков и покинутых сербами домов до бензоколонок и аптек, в Косово передаются албанцам. То есть право частной собственности, якобы основополагающее право западной цивилизации, нарушается бесцеремонно. Параллельно с экономическими основами нашей государственности уничтожаются и духовные. Достаточно сказать, что с 12 июня разрушено 84 православных храма, убиты несколько православных священников, в том числе и во время богослужения.
Граница Косово с Сербией полностью закрыта международными силами, и в то же время прозрачна со стороны Албании. В законодательной области рапоряжениями, инструкциями, директивами г-на Кушнера разрываются все связи Косово, в том числе и правовые, с Сербией и Югославией, американцы без нашего согласия строят крупнейшую военную базу рядом с городом Урошевац.
Чтобы сделать нас более сговорчивыми, Запад руками албанских сепаратистов начинает провокации на административной территории собственно Сербии, граничащей с Косово. Там состряпали какую-то «новую освободительную армию Косово», которая нападает на наших военнослужащих, на полицейских, мирных жителей. Проводится террор и в отношении членов югославского правительства, доказательством чего служит недавнее убийство министра обороны Павла Булатовича.
Но основным рычагом давления на Югославию, на Сербию остается экономическая блокада. Особенно остро стоит вопрос с энергоносителями, прежде всего нефтепродуктами. По соглашению с Россией, в Югославию поставляется ежегодно 6 млн. кубометров природного газа, благодаря которому в наших домах есть свет и тепло, в них можно готовить пищу. Но блокада в отношении Сербии не является столь же всеобъемлющей в отношении черногорских бизнесменов, связанных с правительством Джукановича. В Черногорию завозятся товары в объемах, значительно превышающих потребности полумиллионного населения этой республики, после чего они выбрасываются на сербский рынок по завышенным ценам, что приводит к дисбалансу нашей национальной валюты.
Руководящие круги Черногории сегодня предпринимают и другие шаги, не соответствующие интересам союзного государства. И эта их политика находит полную поддержку на Западе. В частности, небезызвестный американский генерал У. Кларк уже заявил о готовности НАТО защищать Черногорию. Что это, если не открытое вмешательство во внутренние дела Югославии?
Конечно, мы не отрицаем права Черногории выйти из союза с Сербией. Но это должно решаться на всенародном референдуме и через изменение союзной Конституции. А правительство Джукановича предпочитает содержать в полумиллионной республике 20 тысяч полицейских, как сообщил бывший премьер-министр Югославии Момир Булатович. За счет каких источников финансируется эта полицейская армия? Против кого она направлена?
Продолжается информационная агрессия против нашей страны. На югославское правительство льются потоки лжи и клеветы. Однако успехи восстановления разрушенной натовскими бомбежками экономики и инфраструктуры неоспоримы. Так, уже к ноябрю были отстроены все жилые дома, ни одна югославская семья не пережила зиму бездомной. Вновь заработали наши электростанции и заводы, в частности, нефтеперерабатывающий завод в городе Панчево. Мы восстановили около 40 мостов, завершаем ремонт еще 20, после чего транспортная сеть Сербии снова станет единой. Мы почти полностью сохранили свою армию, свой военно-стратегический потенциал. НАТО не смогла воспользоваться нашим аэродромом в Слатине, где разместился российский контингент.
Наш народ совершает грандиозные усилия по восстановлению своей страны и полностью поддерживает позицию правительства. Громкие обещания «демократической оппозиции» вывести на улицы миллион или два миллиона человек так и остались обещаниями. На деле значительную часть из нескольких тысяч манифестантов составили просто наемные лица, которые таким образом зарабатывают себе на жизнь. В Сербии плохо относятся к предателям, это историческая традиция. А после прошлогодней агрессии НАТО политика оппозиции выглядит именно как предательство. Мы — патриоты своей Родины и не считаем, будто Родина находится там, где хорошо. Мы точно знаем, где наши друзья и где наши враги. Мы понимаем, что в нынешней ситуации можем рассчитывать на выживание только в союзе с братской Россией.
Многие в России до сих пор считают, что решение нашего парламента о присоединении к союзу России и Белоруссии было чисто конъюнктурным шагом, о котором после окончания бомбардировок Югославия забыла. Это не так. Мы считаем, что такой союз был и остается политической необходимостью. Конечно, искусственно торопить его создание нельзя, но работа в этом направлении является одним из приоритетов нашей политики. Экономика наших трех стран взаимно дополняет друг друга — не говоря уже о важных международных последствиях такого объединения.
______________________________________

Сокращенная запись выступления в школе РУСО 16 марта 2000 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru