Русская линия
Завтра17.04.2002 

Начало

Накануне Великого поста 1653 года настоятели всех московских храмов получили официальный циркуляр («память») Патриарха Никона.
«По преданию святых апостол и святых отец не подобает в церкви метания творити по колену, но в пояс бы вам творить поклоны, еще бы тремя персты бы есте крестились…»
Амбициозный первосвятитель полагал, что москвичи, освобожденные им от великопостной строгости Русского церковного устава, сочтут себя облагодетельствованными. Но этого не произошло. В отличие от западных протестантов, русские люди предпочли жесткую уставную дисциплину сомнительным новшествам. В этот Великий пост патриарху-отступнику никто не подчинился…
После взятия турками Константинополя и Флорентийской унии, а также арабских завоеваний на Ближнем Востоке и в Северной Африке Московия, бывшая некогда глухой провинцией, превратилась в естественного лидера всей Православной экумены. Русский Царь был единственным в мире православным монархом, Русская Церковь, отказавшись от Флорентийской унии, сохранила неповрежденным Святое Православие.
В далеком Пскове престарелого инока Елеазарова монастыря Филофея обожгла шокирующая догадка.
«Старого убо Рима церкви падося неверием аполинаревой ереси, — писал Московскому государю старец, — второго же Рима, Константинова града церкви, агаряне-внуци секирами и оскордми рассекоша двери. Сия же ныне третьего нового Рима державного твоего царствия святая соборная апостольская церковь, иже в концах вселенныя в православной вере во всей поднебесной светится… два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти: уже твое христианское царство инем не останется…»
Идея всеправославной империи под скипетром русского Царя и омофором русского Патриарха подразумевала единый для всех православных обряд. Закрепленый Стоглавым собором 1551 года русский устав, отличался от принятого на Востоке. Чтобы разрешить это противоречие, в длительную командировку на Восток (Балканы, Константинополь, Сирию, Египет) был командирован ученый монах Арсений Суханов. Он должен был провести сравнительный анализ церковных уставов, чтобы выяснить: чей устав древней, а следовательно предпочтительней. Проделав титаническую работу по переписке древнейших типиконов, служебников и других богослужебных книг (более 2700 наименований!), он выяснил, что Русская Церковь сохранила неповрежденный Студийский устав Х века, в то время как на Востоке предпочли упрощенный Иерусалимский устав в редакции не ранее XIII века. Кроме того, после подписания Флорентийской унии (отвергнутой русскими) их богослужебная практика приобрела отчетливые «латынские» черты… Однако многолетний труд монаха-подвижника так и остался лежать под спудом…
Есть в жизнеописании Никона любопытный эпизод: разглядывая исторические реликвии Русской Церкви, он обратил внимание на грамоту вселенских патриархов об утверждении в России Патриаршества. Документ содержал Символ веры на греческом языке. Никон (полуграмотный мордвин) греческого языка не знал, однако наметанным глазом он сразу заметил, что в 8-м члене греческого текста на одно слово меньше, чем в традиционном славянском тексте.
Когда разъяснилось, что греческое существительное «kirios» переведено двумя русскими словами «Господа истинного» (единственно возможный точный перевод этого емкого греческого слова), он заплакал «горькими слезми», восклицая: «Погибла вера! Погибла церковь! Испорчены Божественные догматы!..»
Началась тотальная ?книжная справа?. В качестве образца были взяты отпечатанные в Венеции новые греческие книги. Лучшие русские книжные справщики были изгнаны, их место заняли авантюристы-греки и предприимчивые малороссы.
Древнее апостольское двуперстие было заменено новомодной «щепотью». Восьмиконечный крест (с подножием и дощечкой), каждая часть которого имеет глубокий богословский смысл, был заменен четырехконечным «латынским крыжом». Ангельская песнь («аллилуйя!») стала петься лишний раз. Из Символа веры было извлечено слово «истиннаго» (в определении Святого Духа) и союз «а», подчеркивавший нетварность происхождения Христа. Кроме того, Христово Царствие было отнесено к будущему времени (вместо ?несть конца? — ?не будет конца?). К Христовому имени «Исус» добавили лишнюю букву «И». На новый греческий лад были перестроены церковные амвоны. И, наконец, белый клобук русских первоиерархов — символ чистоты и святости русского духовенства — был заменен на новую греческую «колпашную рогатую камилавку"…
Впереди был страшный лжесобор 1666−67 гг. с его безумными «клятвами», отрубленные персты и вырванные языки, скиты и гари…
А начиналось все Великим постом 1653 года, когда «метания по колену» было велено заменить необременительными поклонами «в пояс».
«Мы сошедшеся со отцы задумалися, — писал протопоп Аввакум в своем «Житии», — видим, яко зима хощет быти; сердце озябло и ноги задрожали». Стали отцы молиться и «глас бысть во время молитвы»: «Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдати???


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru