Русская линия
Независимая газета М. Шевченко17.04.2002 

Доводы в пользу духовной цензуры
Необязательные заметки по поводу Конгресса православной прессы

Почему эти заметки названы необязательными? Потому что, к сожалению, совершенно необязательно рассказывать о мероприятии, для характеристики которого более всего подходит поговорка: «Шуму на сто рублей, товару на грош». Союз православных журналистов официально так и не был создан. Мне бы не хотелось в очередной раз «громить» устроителей Конгресса православной прессы (думается, что их настроение и так уже сильно испорчено), но поделиться своими впечатлениями от форума все-таки следует.
Руководству Издательского совета удалось собрать в одном зале представителей многих епархиальных СМИ. И это заслуживает самой сердечной благодарности. Люди получили возможность приехать в Москву, пообщаться друг с другом, узнать, чем «дышит столица», мы же из первых уст узнали о проблемах провинциальной прессы.
Но на пленарных заседаниях представителей епархиальных газет не услышали. В то время как сотрудникам радио и газеты «Радонеж», собственно, и занимавшимся организацией конгресса, была предоставлена возможность вещать столько времени, сколько они захотят.
Все обещания устроителей привезти Путина, Лесина, Патриарха оказались громким «пшиком». И.о. президента, посещающий в последнее время в рамках предвыборной кампании практически любые собрания, не удостоил православных журналистов своим вниманием. Его аналитическая служба сочла, что политический маргиналитет, задававший тон конгрессу, не только не добавит Путину голосов, но и может серьезно повредить его имиджу консервативного либерала.
Министерство печати с удивлением узнало от корреспондента «НГ», что, по мнению организаторов конгресса, оно является учредителем Союза православных журналистов.
Патриарха же «конгрессмены» вообще не удосужились известить о том, где именно они собираются и когда его Святейшество должен прибыть на запланированное ими мероприятие. Охрана Патриарха была уверена, что конгресс проходит в Даниловской гостинице, а не в первом гуманитарном корпусе МГУ.
Поэтому говорить и анализировать особенно нечего. Единственным заслуживавшим внимание документом конгресса стал доклад главы Издательского совета Московского Патриархата архиепископа Бронницкого Тихона. Его разбору и будет в основном посвящен этот текст.

«НГ-Религии» и Конгресс

Впрочем, на протяжении работы конгресса складывалось впечатление, что он во многом посвящен «НГ-религиям». Наc поминали и на пленарных заседаниях, и на «круглых столах». Номера «НГ-религий» разлетались в мгновение ока. И несмотря на то что в первый день конгресса какие-то мрачные личности пытались помешать распространению «НГР», либеральные традиции Московского университета взяли верх. В изобилии представленные в фойе газеты «Русский вестник», «Черная сотня», «Опричнина», «Десятина», «Радонеж» и подобные им издания (очевидно, и призванные символизировать настоящую «православную прессу») не смогли составить конкуренции «НГ-религиям». Нас критиковали, нас хвалили, нас ругали, нас благодарили — главное, никто не был к нам равнодушен.
Помимо всевозможных фантастических событий, связанных с конгрессом, случались на нем и небольшие «чудеса», коснувшиеся «НГ-религий». Самым поразительным из них было невероятное происшествие, связанное с программным докладом архиепископа Бронницкого Тихона.
Владыка Тихон посвятил целый абзац доклада нашему изданию, имея в виду «НГР» N 4 за этот год, но почему-то отнеся разговор о нем в более чем почетный для нас раздел «Состояние православной периодики до революции»: «Возникает вопрос: не является ли сказанное голой декларацией, возможны ли в реальности свободные и независимые СМИ? Должен сказать, что в преддверии настоящего конгресса в светских СМИ прошла серия публикаций, имеющих целью поставить под сомнение такую возможность. Особенно здесь постаралась газета „НГ-религии“, посвятив предстоящему конгрессу целую подборку материалов; кроме интервью с членом оргкомитета конгресса священником Владимиром Вигилянским, помещенным, видимо, „для объективности“, все остальное выдержано в резко критическом тоне, о чем говорят сами названия статей: „Задушенное слово“, „Закрытый характер деятельности“, „Разделаться со всеми“, „Возможна ли церковная журналистика?“. Разумеется, невозможна, если понимать свободу журналистики так, как это удобно ныне большинству светских журналистов».
Фантастичность изложенного в том, что архиепископ Тихон (или тот, кто готовил его доклад) не заметил в этом же номере собственного интервью, посвященного конгрессу и называвшегося «Необходимость нравственного влияния», вынесенного, как и положено столь важному материалу, на первую страницу «НГР»! Кроме него председатель Издательского совета не заметил интервью еще одного члена оргкомитета конгресса, главного редактора радио «Радонеж» Евгения Никифорова, стоящего под названием «Три часа тишины» на стр. 6, рядом с упомянутой им статьей «Разделаться со всеми», посвященной также радио «Радонеж». Впрочем, если владыка Тихон полагает, что эти материалы (в том числе и его собственное интервью) выдержаны «в резко критическом тоне», то за это редакция «НГР» ответственности не несет.
Заканчивая разговор о взаимоотношениях нашей газеты с Конгрессом православной прессы, хочется отметить еще один их аспект. Многочисленные критики запутались в том, к какому именно политическому лагерю нас отнести. Представители фундаменталистского крыла «православной общественности» привычно ругают нас «либералами». Некоторые из них даже уважительно и как бы со страхом назвали «НГР» «влиятельной еврейской газетой». Но на «круглом столе», посвященном проблемам имущества РПЦ за рубежом, сотрудник ОВЦС МП, ведающий этим вопросом, игумен Марк (Головков) заявил, что «НГ-религии» стоят на позициях РПЦЗ", тем самым решительно определив «НГР» как монархическое, антиэкуменическое, крайне консервативное издание. Надеюсь, что он не подразумевал при этом никаких «коммерческих» связей «НГР» с «заграницей» — подобное оскорбление могло бы кончиться судебным иском.
Поводом к этому послужили публикации по «иерихонскому скандалу» и то, что мы посмели взять («без благословения соответствующего священноначалия»!) интервью у «зарубежного» архиепископа Марка, у американского протоиерея Леонида Кишковского, позвонить в Иерусалимскую Патриархию, т. е. сделать все то, что обязан сделать честный журналист, исследуя проблему: опросить как можно больше участников конфликта. Все они откровенно рассказывали о своем отношении к происходившему в Иерихоне, в то время как от сотрудников Московской Патриархии нельзя было добиться ни одного официального звука о позиции РПЦ.

Размышления над докладом

Нелепости, высказанные архиепископом Тихоном в отношении «НГ-религий», поставили под сомнение и значимость всего доклада, необходимость его внимательного изучения. А жаль, потому что в выступлении председателя Издательского совета содержится немало важных и значительных мыслей, очевидно, разделяемых большинством епископов РПЦ. Доклад архиепископа Тихона является программным документом, отражающим подходы руководства Церкви к диалогу с обществом.
Вот некоторые из них.
Цитата: «После обретения свободы исповедовать и проповедовать любые убеждения сразу же наступил период их неистовых столкновений. И снова люди „свое“ противополагают „чужому“, снова „свою“ власть, „свои“ идеи считают более ценными, чем чужие, и не только идеи, но и жизни. Значит, 1917 год — не случайная страница в истории России!»
Комментарий: Интересно, сумеет ли Московская Патриархия показать пример и посчитать более ценными «чужие» идеи, т. е. не только не православные, но, например, раскольничьи? И не попадет ли она в этом случае под огонь критики со стороны собственных же верующих?
Цитата: «В последнее время многие архипастыри, священнослужители и верующие Русской Православной Церкви все чаще высказывают озабоченность тем, что государство остается безучастным к пропаганде насилия, межнациональной, межконфессиональной, социальной и прочей вражды, нравственной распущенности, разврата, а также иных явлений, противоречащих как христианской, так и естественной, общечеловеческой нравственности, через печатную и аудиовизуальную продукцию, радио и телевидение. Как правило, пресса воспринимает такие суждения как покушение на свободу печати. Но ведь и деятельность современных СМИ можно рассматривать как покушение на свободу человека жить нравственно, поскольку навязывание культа безнравственности так же ограничивает свободу человеческого выбора, как и жестокая цензура».
Комментарий: Озабоченность архипастырей, священнослужителей и верующих понять можно. С одной стороны, государство не остается безучастным к проявлениям исламского радикализма, прекращая деятельность ваххабитских изданий, пропагандирующих ненависть к представителям иных религий и призывающих к священной войне. А вот газеты и радиостанции, называющие себя «православными», «просветительскими» и сеющие ненависть к мусульманам, католикам, старообрядцам, протестантам и представителям новых религиозных движений (так называемых сект), совершенно безнаказанно разрушают межконфессиональный мир в России.
И что значит «деятельность современных СМИ можно рассматривать как покушение на свободу человека жить нравственно…»? Каких именно СМИ? Всех? На подобное отчуждение от «мира сего» не решались даже самые радикальные старообрядческие толки, объявлявшие, что «миром правит антихрист».
Цитата: «Журнал Московской Патриархии» был голосом Русской Православной Церкви, несущим слово евангельского благовестия верующим России, бесценным источником информации о событиях церковной жизни. Он внес существенный вклад в дело подготовки будущих православных пастырей, в дело христианского воспитания и просвещения церковных людей, в дело сохранения чистоты нашей веры… Нельзя не отметить, что в нынешних условиях непривычного еще отсутствия цензуры и как следствие — излишней «раскрепощенности» иных авторов, когда появилась масса разнообразных религиозных изданий, роль периодического издания, публикующего официальные документы Церкви, освещающего деятельность ее Предстоятеля — Святейшего Патриарха Алексия, знакомящего читателя с официальной точкой зрения Русской Православной Церкви, как никогда велика".
Комментарий: «ЖМП» на самом деле был в советское время уникальным голосом официальной РПЦ. Его значение трудно переоценить. Но кроме «ЖМП», в советское время, а особенно с конца 60-х по конец 80-х, существовала самая разная самиздатовская публицистика, посвященная проблемам Православной Церкви, ее месту в СССР и в будущей России. За статьи, напечатанные в нескольких экземплярах на пишущей машинке, платили жизнями, свободой, здоровьем. Подробнее об этом можно прочитать в книгах Джейн Эллис, Людмилы Алексеевой, Дмитрия Поспеловского. Имена архиепископа Калужского Гермогена, епископа Полтавского и Кременчугского Феодосия, священников Димитрия Дудко, Глеба Якунина, Николая Эшлимана, Николая Гайнова, Сергия Желудкова, протодьякона Владимира Русака, мирян Анатолия Краснова-Левитина, Александра Солженицына, Игоря Шафаревича, Бориса Талантова, Владимира Осипова, Владимира Пореша, Александра Огородникова, Леонида Бородина, Евгения Барабанова, Виктора Капитанчука, Льва Регельсона, Зои Крахмальниковой, Татьяны Горичевой и многих других навсегда вошли в историю русской независимой религиозной журналистики. Их взгляды были разными, судьбы порой трагическими, они вели между собой полемику, но живой огонь столь необходимого Церкви «разномыслия» (по слову апостола) поддерживался именно в неофициальном православном самиздате.
К сожалению, в докладе архиепископа Тихона упоминанию самиздатовской православной журналистики советского периода не нашлось места.
Цитата: «Только в одной Москве выходит около 30 различных православных периодических изданий. Некоторые газеты, например „Радонеж“, хорошо известны уже не только в Москве, но и далеко за ее пределами. Этой газете присущи высокий профессионализм, грамотное построение материалов, уровень многих статей в ней высок. Газета легко читается…
…На мой взгляд, газету нельзя считать православной, если на ее издание не было дано благословения Святейшего Патриарха или правящего архиерея».
Комментарий: Симпатии главы издательского отдела, на территории которого расположилась редакция газеты «Радонеж», очевидны. Но считать церковной политическую газету, объявляющую войну то исламу, то католикам, то старообрядцам, трудно. «Радонеж» неоднократно публиковал оскорбительные высказывания в адрес богословов Русской Православной Церкви, некоторых отделов Московского Патриархата, православных священнослужителей и мирян (причем ни разу не были принесены извинения). С газеты дважды (это пока рекорд!) официально снималось благословение Святейшего Патриарха. И тем не менее владыка Тихон ставит «Радонеж» всем в пример. Если это официальная позиция одного из самых существенных идеологических отделов Московского Патриархата, то она требует развернутых пояснений.
Цитата: «Но есть и издания, которые уже давно разоблачили себя как явные недруги Православия. Цель их ясна: нанести максимальный урон Церкви, отторгнуть от нее православный народ. Даже всемирное торжество — 2000-летие Рождества Христова — некоторые из таких изданий использовали для помещения на своих страницах кощунственных статей.
В чем причины, мягко говоря, недружественного отношения многих СМИ к Церкви? Есть, конечно, и сознательные враги, которые по-прежнему, подражая Емельяну Ярославскому, смотрят на Церковь как на рассадник чуждых идей. Таких людей чрезвычайно тревожит большой и постоянно возрастающий авторитет Церкви в обществе. Однако чаще всего, я думаю, это реакция на идеологический диктат недавнего прошлого, своего рода комплекс. В Церкви они видят не возможность обновления жизни, но угрозу распространения новой идеологии, связанной с определенными самоограничениями, тогда как они хотели бы пожить без всякой идеологии, абсолютно „свободными“. Но недаром говорят: свято место пусто не бывает, и, отвергая благое иго Христово, они обрекают себя на куда более худшее рабство многоразличным идолам. Ибо свобода без сдерживающих начал христианства — своеволие и произвол. И плоды такой свободы гибельны для человека, обрекают нашу цивилизацию на исчезновение».
Комментарий: Интереснее всего в данном куске текста то, как владыка Тихон проводит параллель между «благим игом Христовым» (страхом Божиим, переживаемым и осознаваемым только в плане личной рефлексии) и «идеологией… связанной с определенными самоограничениями», основанными на «сдерживающих началах христианства». Это смелое богословское заявление, требующее подробного обсуждения, тем более что оно исходит от одного из архипастырей Русской Православной Церкви. Не менее странно выглядит и призыв видеть «возможность обновления жизни» в Церкви, а не во Христе. Это вполне католический взгляд на миссию Церкви, соединяющий ее со Христом, а предстоятеля Церкви делающий «викарием Бога на Земле». Православное вероучение основывается на том, что Церковь хранит и благовествует миру Истину об обновлении человеческой жизни, а не дерзновенно обновляет ее сама, ибо не Церковь указывает Духу Святому, где быть, но Дух Святой «дышит там, где хочет».
Цитата: «Для современного идеологизированного сознания весьма характерно, что понимание той или иной публикации в старом смысле, т. е. следование аргументам автора и тому подобная работа мысли, зачастую подменяется опознанием «своего» или «чужого» по немногим условным знакам, которые можно обнаружить в материале при самом беглом его просмотре. При этом чтение текстов и слушание речей превращаются в поиск немногих ключевых слов типа «патриот», «демократ», «националист», «экуменист"…
Другой пример представляют люди, много говорящие о необходимости перевода богослужения на русский язык для его лучшего понимания (замечу в скобках — дела чрезвычайно тонкого, требующего многих лет работы), а на деле ограничивающиеся тем, что вместо «паки и паки» произносят «снова и снова». Вместо «вонмем» — «внемлем» и вместо «живот» — «жизнь», что абсолютно ничего не прибавляет к пониманию богослужебного текста. Здесь эти измененные слова, пример безвкусицы, также имеют функциональный смысл пароля, опознавательного знака, долженствующего продемонстрировать прогрессивность всем окружающим консерваторам».
Комментарий: Приведенные владыкой примеры не совсем удачны. В первом случае нам кажется, что «современное сознание» все-таки не столь идеологизировано. Читатели текстов и слушатели речей пока еще не окончательно утратили способность к «пониманию в старом смысле», превратившись в идиотов, рефлекторно следующих за какими-то легко узнаваемыми знаками. Тому свидетельством, в частности, и высокий уровень текстов, и наличие обширной читательской аудитории «Независимой газеты» и ее приложений.
Во втором случае осмелимся предположить, что для нормального человека, владеющего русским языком в объеме средней школы, «снова» понятней «паки», а «живот» имеет отношение не к «жизни», а к части тела. Следовательно, кое-что переводы этих слов прибавляют к пониманию богослужебного текста. И почему именно эти слова — примеры безвкусицы?
Цитата: «Надо ли освещать в православных СМИ имеющие место в церковной среде нестроения и конфликты, или, говоря профессиональным языком, каким вообще должно быть соотношение между позитивом и негативом?..
Важно не поддаваться эмоциям, проявлять духовную трезвость. Далеко не всегда полезно критиковать публично замеченные недостатки, зная, что это вызовет в светской печати в первую очередь крики газетных зубоскалов. Иногда полезнее обращаться непосредственно к Священноначалию с просьбой о принятии мер. Дело ведь не столько в том, чтобы обличить тот или иной грех. Недостаток… важно… исправить, и в подобных ситуациях церковная пресса должна, не поддаваясь на провокации, содействовать не раздуванию, а уврачеванию подобных конфликтов, их окончательному исчезновению из нашей церковной жизни…
Особенно неприглядно выглядит стремление некоторых публицистов, пишущих на церковные темы, апеллировать в своей полемике со Священноначалием к светскому общественному мнению. Конечно, в святых канонах нет непосредственных установлений, запрещающих такую апелляцию, но я думаю, что ее можно рассматривать точно так же, как апелляцию к гражданской власти в церковных делах, что прямо запрещено канонами. Замечу также, что в тех же канонах говорится о том, что, прежде чем рассматривать жалобу от клирика или мирянина против епископа или клирика, следует изучить вопрос о самом подателе жалобы: каково о нем общественное мнение и чисты ли его побуждения».
Комментарий: Здесь архиепископ Тихон ставит важнейший для современной церковной прессы вопрос. Широко известно, что все епархиальные газеты полностью зависят от архиереев. И это правильно, иначе и быть не может. Участники «круглого стола» «Церковь и светские СМИ», имея в виду прошлогодние события в Екатеринбурге, поставили проблему жестко: если в церковных СМИ невозможно было обличить преступления архиерея, если все жалобы в Московскую Патриархию кончались или ничем, или наказанием жаловавшихся, то ошиблись ли клирики Екатеринбургской епархии, обратившись в светские СМИ?
В РПЦ нет церковного суда, а стало быть, ни одна жалоба не может быть разобрана явно в присутствии обвинителя и обвиняемого. Это приводит к тому, что все проблемы решаются не церковно, т. е. открыто (христианам некого бояться, кроме Бога), а кулуарно, закрыто и тайно, т. е. разрушительно для соборной природы Церкви. Когда Московской Патриархии надо отобрать храм или землю у раскольников (а это внутрицерковный вопрос, потому что в глазах государства все религиозные организации равны), она не стесняется апеллировать к гражданской власти. Когда же простые верующие ищут защиты у светских СМИ, они «нарушают каноны».
Цитата: «Мы живем в обществе, которое все еще переживает эйфорию свободы. И это господствующее умонастроение определенным образом влияет и на нас, и потому нам как бы неловко говорить о необходимости восстановления церковной цензуры. Между тем потребность в ней есть. Отсутствие у многих авторов, пишущих на церковные темы, даже начальной богословской подготовки приводит к существенным искажениям православного вероучения в их работах.
В результате появляется «духовная» литература, на страницах которой можно встретить вопиющую ересь, рассуждения о порче и сглазе, помещается масса непроверенных слухов. А ведь немало действительно чудесных событий совершалось в ушедшем столетии, но они буквально тонут в этом море легенд и мифов. Поэтому я считаю, что проблема церковной цензуры сегодня не снята с повестки дня».
Комментарий: Трудно не согласиться с владыкой Тихоном. Поток псевдоправославной ахинеи и откровенной ереси, который изливается на лотки, торгующие церковной литературой, огромен. Духовная цензура просто необходима, и мы об этом уже неоднократно писали. Вспоминается, как пошутил один старый священник, когда увидел на таком лотке книгу «Как вести себя на кладбище?». «Как вести? Очень просто. Лежи, ожидай Страшного Суда и не мешай ни живым, ни мертвым!» — пошутил батюшка.
Вопрос только в том, кто именно будет эту цензуру осуществлять. Если в состав цензурного комитета войдут известные преподаватели духовных академий и семинарий, Свято-Тихоновского института, квалифицированные специалисты из светских учебных заведений, то польза будет велика, и мы просили бы Святейшего Патриарха и членов Синода побыстрее принять решение о создании подобного органа в составе Московской Патриархии.
Но если цензуру будут осуществлять на местах случайные люди только на том основании, что они облечены саном, то может возникнуть опасность вкусовщины. И тогда гриф «Проверено цензурой», санкционирующий глупость и невежество, нанесет Церкви серьезный ущерб.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru