Русская линия
Известия Александр Архангельский17.04.2002 

Новая старая книга о Джордано Бруно

Издательство «Новое литературное обозрение» продолжает радовать нас переводами классически известных монографий западных гуманитариев. Только что вышла в свет книга выдающейся английской исследовательницы Ренессанса Фрэнсис А. Йейтс «Джордано Бруно и герметическая традиция». Ныне переведенная Г. Дашевским, она впервые была издана на языке оригинала в 1964 году — и эта дата наводит на грустные размышления.
Что в 1964-м можно было прочесть в нашей ученой печати о Бруно и Кампанелле?
Приблизительно то же, что сейчас можно прочесть в газетах. А именно: что свет возрожденческого разума рассеивал тьму средневекового невежества, что наука со страшной силой теснила религию, что сияющий Разум противостоял мрачному суеверию. Хотя на самом деле именно возрожденцы, разочаровавшись в средневековом рационализме, обличив схоластику во всех смертных грехах, противопоставили ей мистический порыв, оккультное озарение, магическое воздействие на мир.
О том, что Джордано Бруно развил систему космических представлений Коперника, соединил ее с идеей бесконечности Вселенной и множественности миров, об этом знает каждый старательный школьник. Но всякий ли гуманитарий, учившийся по учебникам тов. Артамонова (главный тезис которого — Христос никогда не смеялся, следовательно, Средневековье очень плохое, а Возрождение очень хорошее), догадывается, что в космогонии Бруно «Земля, поскольку она живое существо, движется вокруг солнца египетской магии; вместе с ней движутся по орбитам планеты, живые светила; бессчетное число иных миров, движущихся и живых, подобно огромным животным, населяет бесконечную вселенную»?
То-то и оно.
По приведенной цитате можно судить о том, как ясно писала и метафорически мыслила Фрэнсис А. Йейтс. Стало быть, ее монография сослужит службу не только и не столько ученому сообществу, сколько нам, грешным. (В конце концов специалисту по XVI веку книга «Джордано Бруно и герметическая традиция» не нужна; если он до сих пор эту книгу не прочитал, стало быть, никакой он не специалист, а грантопроедатель и халтурщик.) Узнать, почему ренессансные мыслители так почитали египетскую магию, точнее — интеллектуальный миф о ней, приписанный таинственному Гермесу Трисмегисту, — это ведь не только пользительно, но и весьма интересно. А разобраться в том, какими смысловыми нитями связаны первые коммунистические утопии вроде «Города солнца» с астрологией, иррационализмом, темноватой мистикой, — не только интересно, но и весьма пользительно.
Во всяком случае, ознакомившись с этой книжкой, ее читатель раз и навсегда избавится от дурной привычки повторять глупости, почерпнутые из советских источников. Ему будет стыдно слышать, а тем более рассуждать о том, что инквизиция казнила славного Джордано за его научные и философские воззрения. Да, один из пунктов приговора инкриминировал Бруно еретическое утверждение, будто Земля вертится; но в том и дело, что этот пункт был второстепенным, а первостепенными были обвинения в мессианизме и религиозных ересях. В отличие от Галилея, Джордано Бруно был не математиком и механиком, а каббалистическим мистиком и магом, создателем религии космоса; он сражался не за научную истину, а за право непосредственно влиять на судьбы человечества.
Другое дело, что жечь людей все равно нехорошо.
Даже в эпоху Возрождения.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru