Русская линия
Прочие периодические издания16.04.2002 

В Центральной Азии опасаются исламского экстремизма
Лерман Усманов, профессор, Стокгольм, — специально для" Века."

Как бы ни развивались чеченские события, уже теперь заметная часть боевиков и наемников устраиваются в различных мусульманских странах. Перспектива вести бои местного значения и быть рано или поздно уничтоженными мощной Российской армией их мало устраивает. К тому же интерес к такой войне со стороны западных стран будет стремительно падать, а военная и финансовая помощь радикальных мусульманских организаций будет сокращаться. Между тем наиболее непримиримые из них отнюдь не намерены сворачивать зеленые знамена и готовы сражаться на территории любой страны, где, на их взгляд, подавляется стремление мусульманского народа обрести свою исламскую государственность и где есть хоть какое-то российское присутствие.
Рассматривая проблему с этих позиций, становится понятным растущий интерес чеченских «муджахидов» к Центральноазиатскому региону, совпадающий, естественно, с планами радикальных исламских организаций. Громадная территория, заселенная исповедующими ислам народами; неисчерпаемые людские ресурсы; непопулярность утвердившихся режимов и неустойчивость социально-экономической обстановки, слабость армий в республиках; близость к мусульманским странам, где дислоцируются наиболее отборные отряды и лагеря подготовки исламистов, — все это делает Центральную Азию удобным плацдармом для попыток открыть новый фронт борьбы. Далеко не секрет, что «солнечные» республики стали сферой интенсивного приложения интересов не только Ирана, Турции, арабских и прочих стран, но и мощных и влиятельных ультрарадикальных мусульманских организаций. В этот регион засылаются исламские миссионеры, агитационная литература. В укромных местах складируется оружие, там формируются ячейки боевиков, рекрутируются добровольцы.
Могут ли «воины ислама» дестабилизировать там обстановку и разжечь гражданскую войну? Складываются ли в этих странах объективные дестабилизационные процессы? Думается, что да. В жизни кочевых кыргызов, казахов и туркмен на протяжении столетий религия не играла столь существенной роли, какая была характерна для оседлых таджиков и узбеков. Исламская опасность никогда не принималась во внимание властями Кыргызстана и Казахстана, как ни убеждал их в этом Ислам Каримов. Наиболее уязвимой республикой в случае экспансии религиозного экстремизма является Узбекистан. Именно в этой республике развиваются угрожающие всему региону негативные процессы.
К лету узбекские и таджикские боевики при содействии радикальных исламских организаций и участии чеченских волонтеров могут активизировать свою борьбу с режимом И. Каримова. Встанут ли узбеки под зелеными знаменами в случае успешных действий исламских боевиков? Идея исламского правления не привлекала и едва ли будет привлекать внимание подавляющей части узбекского народа. Но, будучи навязанной и подпитываемой извне, она может материализоваться в форме изнурительной внутренней борьбы при определенной поддержке наиболее обнищавшей части населения. Если этот вариант осуществится, надо ли разъяснять, как это сильно дестабилизирует всю обстановку не только в Центральноазиатском регионе, но и в России.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru