Русская линия
Сегодня Кирилл Привалов16.04.2002 

В Берлине скончалась главный редактор Русской мысли

ПАРИЖ

Говорят, что псевдоним ей придумал Александр Исаевич Солженицын. Это похоже на правду. Настоящая фамилия Ирины Алексеевны Иловайской-Альберти — Донецкая. Неподалеку от украинского Донецка есть городок Иловайская. Вполне вероятно, что Солженицын, сам в молодости живший по соседству, в Ростове-на-Дону, мог предложить ей взять такой шутливый псевдоним. Так это или нет, неизвестно. Вообще жизнь Иловайской-Альберти была настолько активной и насыщенной, что теперь многое кажется в ней перепутанным — и то, что было, и то, чего не произошло.
Ирина Алексеевна была, пожалуй, последней яркой фигурой из старого поколения российской эмиграции, осевшего во Франции. Она родилась в Белграде, во время второй мировой войны познакомилась с итальянским дипломатом и стала синьорой Альберти. Объездила с мужем весь мир, жила в Латинской Америке. И вполне могла бы остаться одной из тех самодостаточных в западном интерьере светских русских дам с великолепным образованием и воспитанием, которых немало рассеяла в американских и западноевропейских салонах «белая» эмиграция. Если бы не случай. А точнее, если бы не встреча.
Когда Александр Солженицын обосновался в Америке, он принялся искать себе помощника, личного секретаря. И кто лучше Ирины Альберти, свободно владевшей многими языками, мог подойти для этой роли? Несколько лет она прожила в Вермонте, работая рядом с великим писателем. Это были годы не только интенсивного духовного труда, но и годы ее постепенного возвращения в Россию. Ирина Алексеевна сама нередко говорила о том, что вернулась в русскую культуру благодаря Солженицыну. И еще благодаря Елене Георгиевне Боннэр. С ней Ирина Альберти, уже ставшая Иловайской, познакомилась в Риме.
Потом началась перестройка, и Иловайская-Альберти, с 1979 года главный редактор «Русской мысли», самой крупной в Западной Европе русскоязычной газеты, впервые приехала в Россию. И опять была встреча — с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Именно два этих неординарных человека — Солженицын и Сахаров — и обозначили ее новую жизнь, российскую. Иловайская-Альберти окунулась в нее с головой. Жила в самолетах — между Парижем и Москвой, Москвой и Римом. Крещеная католичка, Ирина Алексеевна была одержима идеей экуменизма — сближения православия и католицизма — и поддерживала близкие связи с Московской патриархией.
Бабушка русской эмиграции, как ее иногда называли, задалась целью издавать «Русскую мысль» не только в Париже, но и в России. И добилась этого. Первой из западных издателей она среагировала на появление зарубежного канала НТВ — «НТВ Интернешнл» — и начала печатать у себя в газете программу канала: «Пока в России есть НТВ, в ней будет существовать и демократия!» Грузная, с опухшими ногами, медленно передвигающаяся, Ирина Алексеевна, тем не менее, производила впечатление человека исключительной силы и энергии.
Панихиду по Ирине Алексеевне отслужат сегодня в Свято-Александро-Невском соборе в Париже. А похоронят ее на кладбище итальянского города Бевания, рядом с могилой мужа.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Интернет-магазин Gastrotech.com.ua тестомесильная машина оборудование по самым низким ценам