Русская линия
Коммерсант16.04.2002 

На месте расстрела царской семьи в Екатеринбурге…

Виктор Ъ-Смирнов

На месте расстрела царской семьи в Екатеринбурге заложен первый камень Храма на крови во имя Всех Святых. В сущности, этот храм строят уже шесть лет. Строительству мешают всевозможные неурядицы — вплоть до уголовных дел.
Сначала храм строили церковные власти. Священный синод Русской православной церкви принял решение об этом еще в 1993 году. Местная церковная община учредила благотворительный фонд, занимавшийся сбором средств на строительство. По предварительным оценкам, требовалось $ 8−10 млн. В попечительский совет фонда вошли представители духовных и светских властей, известный музыкант Мстислав Ростропович и несколько предпринимателей (президент компании «Урал-трейд» Анатолий Павлов, директор Уральского брокерского дома Андрей Панпурин, президент Европейско-Азиатской компании Виктор Терняк и другие). Бизнесмены заплатили в качестве благотворительного взноса по $ 100 тыс., а остальные попечители должны были обратить на пользу дела свои административные таланты.
Работу фонда курировал тогдашний архиепископ Екатеринбургский и Курганский Мелхиседек. А руководил фондом его заместитель отец Иоанн, в миру Ян Горбунов. Он развернул бурную коммерческую деятельность — совершал операции с малышевскими изумрудами, создавал производство церковной утвари из драгоценных металлов и камней, часто ездил за границу устанавливать деловые контакты. Коммерция закончилась четырьмя уголовными делами, возбужденными по поводу деятельности фонда. Следователи сообщили прессе, что подозревают Горбунова в присвоении 185 млн рублей. Однако до суда ни одно дело не дошло — все были приостановлены по формальным причинам (не установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, и т. п.).
Тем не менее епархия отстранила отца Иоанна от дел фонда и официально обратилась в областное управление юстиции с просьбой проверить «обоснованность регистрации фонда как религиозного объединения». В октябре 1993 года регистрация фонда была аннулирована. Ликвидационная комиссия нашла на официальном счете фонда несколько сотен тысяч рублей. Отцу Иоанну запретили священнослужение, и вскоре он уехал из Екатеринбурга. Куратора фонда архиепископа Мелхиседека перевели из Екатеринбурга в Брянск.
О Храме на крови забыли на несколько лет. Но в январе 1997 года губернатор Эдуард Россель специальным указом объявил о господдержке строительства храма. И сразу же возникла новая проблема, на этот раз с проектом храма. Еще в сентябре 1992 года международный конкурс выиграл курганский архитектор Константин Ефремов. Потом он доработал свой проект, и в июле 1997 года градостроительный совет утвердил его окончательный вариант. Однако у архитектора начались трения с главным архитектором области Григорием Мазаевым, которому областные власти поручили курировать строительство. Пятеро архитекторов-коллег Ефремова написали открытое письмо мэру Екатеринбурга Аркадию Чернецкому с жалобой на Мазаева. Тот предложил Ефремову делать новый проект на основании эскиза, выполненного сыном Мазаева, либо продать свой проект. Ефремов оказался, поэтому Мазаев создал авторскую группу, которая сделала новый проект. В интервью местной прессе Мазаев объяснил свое решение тем, что «у Ефремова не сложился рабочий контакт с проектной организацией. Он занял ортодоксальную позицию, которая не допускала никаких изменений в предложенном им архитектурном решении храма. А это решение не отвечало современным требованиям».
Областные власти не захотели разбираться в конфликте, и начали стройку по проекту, заказанному Мазаевым. Строители спешат. Секретарь Екатеринбургской епархии протоиерей Владимир Зязев заявил, что хотелось бы закончить нулевой цикл работ к июню, когда ожидается визит в Екатеринбург патриарха Алексия II, который смог бы освятить фундамент.
Между тем против строительства храма выступает группа творческой интеллигенции во главе с председателем Уральского общества краеведов, профессором Уральской архитектурной академии Всеволодом Слукиным. Группа добивается восстановления в первозданном виде дома Ипатьева. Сразу после начала стройки храма они собрали пресс-конференцию и возмутились «кощунственным характером» стройки. Дело в том, что на Крестопоклонной неделе Великого поста рабочие снесли временный храм-шатер и деревянный крест, куда приходили молиться прихожане.
Однако строительству храма может помешать не общественность, а безденежье. Главными спонсорами стройки пока стали губернатор Россель и председатель областного правительства Алексей Воробьев — они ежемесячно перечисляют из своей зарплаты по 100 рублей. Другие меценаты более осторожны. Например, бывший член попечительского совета Анатолий Павлов заявил корреспонденту Ъ: фЛично я уже передал церкви очень много, $ 100 тыс. Когда все развалилось, осталось чувство обиды. Храм должен был уже стоять".
Екатеринбург


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru