Русская линия
Независимая газета М. Шевченко15.04.2002 

Член Синодальной комиссии по канонизации святых РПЦ протоиерей Георгий (Митрофанов) — о тех, кому будут молиться

— Отец Георгий, с какими итогами работы Комиссия по канонизации подходит к Архиерейскому Собору?
— Следует отметить, что данный Архиерейский Собор может стать беспрецедентным в истории Русской Церкви. Это связано с тем, что подавляющее большинство подвижников благочестия, которые будут прославляться на Соборе, являются новомучениками XX века.
На Соборе могут быть прославлены около пятисот человек. В их число входят как те, кто будут прославлены как общецерковно почитаемые святые, так и те, кто уже почитаются, как местночтимые святые в отдельных епархиях. Но это будут не только новомученики. Среди них будут также подвижники, жившие в XIX и XX вв., — святители, праведники, исповедники, преподобные.
Что же касается конкретно прославляемых святых, то среди новомучеников будут представлены такие выдающиеся церковные иерархи, как митрополиты Кирилл (Смирнов) и Агафангел (Преображенский), являвшиеся в разное время местоблюстителями Патриаршего престола.
Еще будет представлен довольно большой сонм тех, кто сохранял каноническое единство с митрополитом Сергием (Старгородским), и тех, кто был не согласен с теми или иными моментами церковной политики митрополита Сергия, но в то же время засвидетельствовал свою праведную жизнь мученическим подвигом. Мы учитываем при этом главный критерий — верность всех этих священнослужителей, принявших мученическую смерть, митрополиту Петру (Полянскому), Патриаршему местоблюстителю.
Не будет идти речь о прославлении тех, кто связан с обновленческим расколом, автокефалистскими расколами на Украине, григорианским расколом. Среди прославляемых святых будут не только священнослужители (епископы, священники, монахи), но и миряне.
Особое значение, конечно, имеет прославление царской семьи как страстотерпцев. Этот вопрос давно уже был рассмотрен, и по нему дано положительное заключение. Сейчас у комиссии нет никаких оснований предполагать, что канонизация царской семьи будет отложена. Она должна произойти именно на этом Архиерейском Соборе в чине страстотерпцев.
— Но митрополит Казанский Кирилл (Смирнов) очень резко критиковал тогда еще митрополита Сергия (Старгородского) за его политику сотрудничества с гонителями Церкви и фактически поддержал митрополита Иосифа (Петровых), который до сих пор признается Московской Патриархией раскольником. Учитывался ли этот факт при рассмотрении его жития?
— Здесь я должен сказать, что точка зрения Синодальной комиссии отлична от той, которой, по вашему мнению, до сих пор придерживается Московская Патриархия, хотя в позиции митрополита Кирилла и митрополита Иосифа были существенные различия. Так, например, митрополит Кирилл никогда не ставил под сомнение благодатность митрополита Сергия и всего сергианского духовенства. Он благословлял своих духовных чад причащаться в сергианских храмах, если не было храмов «непоминающих», и никогда не обвинял митрополита Сергия в ереси.
В этом позиция митрополита Кирилла и его сторонников отличалась от позиции митрополита Иосифа. Однако, хотя вопрос о канонизации митрополита Иосифа на Соборе подниматься не будет, ряд архиереев, такие, например, как священномученики Виктор (Островидов), Серафим (Звездинский), прославлены будут. Повторяю, у нас критерий один: прославлены будут те, кто сохранял каноническую верность митрополиту Петру (Полянскому) и не предлагал никаких изменений вероучения, богослужения, канонической традиции. Не исключается возможность канонизации тех, кто лишь критиковал митрополита Сергия по политическим мотивам. И должен сказать, что так называемый «иосифлянский раскол» в данном случае не является исключением, и возможность канонизации «иосифлянского» духовенства тоже возможна.
— Возможно ли в будущем подобное соборное прославление всех новомучеников, всех православных мирян, пострадавших от рук гонителей на Церковь Христову?
— Наряду с теми, кто будет нами прославлен поименно, материалы о жизни и служении кого будут представлены на Собор, будут прославлены и те, чьи имена доныне остаются неизвестны. Но это ни в коем случае не значит, что каждый, сохранявший верность митрополиту Сергию, митрополиту Петру и погибший во время гонений на Церковь, должен автоматически считаться мучеником.
Предлагая свою формулировку, мы подчеркиваем, что есть многие, кто еще не известен, и чьи имена, может быть, никогда и не станут известными, но кто прославлен пред Господом. Тем не менее в вопросе о том, возможно ли считать святым любого священнослужителя, сохранявшего каноническую верность священноначалию, погибшего во время гонений, у нас есть еще один очень существенный критерий. Если в результате деятельности этого священнослужителя до ареста или после него пострадали христиане, его сослужители, его духовные чада, если он сотрудничал с властями, если он давал показания, по которым люди подвергались репрессиям, если он оговаривал кого-то или самого себя, то он не может быть прославлен, даже если он сохранял каноническую верность священноначалию и сам погиб во время гонений.
Это, в частности, делает невозможным канонизацию некоторых достаточно хорошо известных и даже подчас почитаемых церковных иерархов, имена которых мне пока не хотелось бы называть.
— Будут ли канонизированы погибшие вместе с царской семьей слуги?
— Нет, слуги пока канонизированы не будут. Это связано прежде всего с тем, что, если гибель царской семьи очень органично входит в древнюю традицию прославления страстотерпцев — князей, государей, которые принимали с христианским смирением безвинную смерть, то гибель царских слуг, исполнявших свой служебный долг, — не то, что невозможно в принципе. Мы пока ищем наиболее адекватную форму для их прославления. В строгом смысле слова, они мучениками не были. Во время гонений погибло много достойнейших людей, верно исполнявших свой долг перед государем, перед Россией, перед своими ближними.
— Почему комиссия по канонизации сочла необходимым канонизировать Николая II и членов его семьи именно как страстотерпцев, а не мучеников? Не делается ли тут различия между последним императором, императрицей и их детьми?
— Мученическая смерть предполагает для человека, который ее принимает, возможность через отречение спасти свою жизнь. И главным основанием гибели этого христианина является его вера. Государеву семью убивали именно как государеву семью. От них не требовали отречения от веры. Более того, даже если мы сможем представить такую несколько неблагочестивую картину, что если они отреклись от веры, это все равно не изменило бы их судьбу. Так что их смерть мученической названа быть не может. Тем более что и люди, которые их убивали, были достаточно секуляризованы по своему мировоззрению и воспринимали их прежде всего как символ ненавистной им императорской России. Для них не стояла проблема веры государевой семьи. Хотя, конечно, все эти люди были настроены антихристиански. Но в то же время обстоятельства гибели органично связывают царскую семью именно с удивительным типом святости, который впервые появился в Русской Церкви. Первые русские святые, канонизированные в Константинополе, были князьями — страстотерпцы Борис и Глеб, которых канонизировали так, как никого до них. У нас действительно среди убиенных государей выстраивается целая плеяда страстотерпцев-князей, например Михаил Черниговский, Михаил Тверской. Позже даже царевич Димитрий.
<>
— Комиссия сочла нужным не принимать во внимание неоднократно звучавшие обвинения в адрес Николая II в политических ошибках, повлекших за собой гибель большого количества людей и приведших в конце концов к падению Российской империи?
— Во-первых, не надо связывать падение Российской империи с деятельностью одного государя. Великие империи не могут быть разрушены деятельностью одного конкретного человека. Как любой государственный деятель, как любой монарх, государь, естественно, вынужден был применять разные меры для исполнения своего гражданского государственного долга. Безгрешных государей не бывает. Элементы ошибочной политики можно найти и в действиях Бориса и Глеба — вместо того чтобы сопротивляться узурпатору Святополку, они отдались в его руки.
Я хочу подчеркнуть, что Комиссия не пыталась ретушировать государственную деятельность, церковную политику императора Николая II. Мы пытались развенчать многие стереотипы, потому что образ его был достаточно демонизирован предшествующей марксистко-ленинской псевдонаучной исторической традицией. Но в то же время недостатки в его государственной деятельности и церковной политике были отмечены и, в частности, также подчеркнуто, что именно страстотерпческая кончина, а не государственная деятельность и церковная политика дает основание ставить вопрос о канонизации царской семьи. Это подчеркивалось определенно. В житии государственной деятельности и церковной политике Николая II дается достаточно лаконичная и сдержанная оценка. Мы не идеализируем государя. Святые не безгрешны. И в политике императора было немало недостатков.
Мне хотелось бы упомянуть несколько удивительных подвижников благочестия, которые будут прославлены. В частности, митрополита Арсения (Мацеевича). Он был заморен голодом в XVIII в. Далее очень почитающийся в Москве старец Алексий Мечев будет канонизирован сразу как общецерковный святой. Старец Зосимовой пустыни схимник Алексий (Соловьев), вынимавший жребий на Поместном Соборе при выборе Патриарха Тихона. И очень почитающийся, впрочем, не только в Петербургской епархии, но по всей России, иеросхимонах старец Серафим (Вырецкий).
— Вы не видите некоторого противоречия в канонизации на одном Соборе архиепископа Арсения (Мацеевича), пострадавшего от династии Романовых, и канонизации последнего представителя этой династии?
— Именно при последнем представителе, как вы говорите, правящей династии императоре Николае II признана необходимость созыва Поместного Собора Русской Церкви, того самого Поместного Собора, за который ратовал Арсений (Мацеевич). Этот Поместный Собор в 1906 г. уже был подготовлен на предсоборном присутствии. И хотя при правлении императора Николая II Собор собран не был, а был собран уже после его отречения, именно на этом Соборе, возможность которого в принципе признал император и создал условия для его подготовки, митрополит Арсений (Мацеевич) был реабилитирован. С него были сняты все церковные прещения, и он был восстановлен в архиерейском сане.
Но именно беспрецедентный опыт новомученичества, который пережила Церковь в XX в., действительно открывает новую страницу в истории канонизации святых в Русской Церкви.
(Полностью интервью вышло в приложении «НГ-религии» 31.05.2000)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru