Русская линия
Коммерсант-власть М. Новиков15.04.2002 

В нынешней России примерно 15 млн мусульман…

В нынешней России примерно 15 млн мусульман, около 10% населения. Не всем известно, что центр российского мусульманства — Уфа. Здесь расположена резиденция Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) России и европейских стран СНГ. На вопросы корреспондента «Власти» Гульчачак Ханнановой ответил верховный муфтий ЦДУМ шейх-уль-ислам Талгат Таджуддин.
— Муфтий-хазрет, почему центром российского мусульманства стала именно Уфа?
— Решение разместить Магометанское духовное собрание в Уфе приняла в 1789 году Екатерина II. Это был шаг навстречу мусульманам — в те времена даже имамы назначались полицейским управлением. Не случайно в войске Пугачева оказалось 40% мусульман. Открытие центра в Уфе помогло снять напряжение между сторонами.
К 1917 году в ведении ЦДУМ находились 7,5 тыс. мечетей. 20 лет назад при избрании муфтием я принял в свое ведение всего 94 мечети, а сегодня в составе ЦДУМ 2,5 тыс. общин, объединенных в 21 региональное духовное управление в пределах России и четыре управления в Балтии и европейских странах СНГ. Только в Башкортостане около 400 мечетей.
— В чем причины раскола, происшедшего в начале 90-х в мусульманском мире России?
— После распада СССР на российских мусульман хлынула «помощь» исламских международных центров и благотворительных фондов, которые стали насаждать свой взгляд на ислам — с уклоном в религиозный экстремизм и фанатизм. Отколовшиеся от ЦДУМ управления (это ДУМ европейской части РФ, ДУМ азиатской части РФ, Исламский культурный центр России, Высший координационный центр в Москве, Бугурусланский муфтият) имеют всего по несколько десятков общин. Но именно они в последние 7−8 лет стали проводниками ваххабитского влияния.
Это особенно проявилось на Северном Кавказе, где было ликвидировано прежнее единое Духовное управление мусульман Северного Кавказа и созданы девять новых. Там организовывались летние лагеря для подростков, где инструкторы из Кувейта, Саудовской Аравии отбирали самых смышленых, отправляли за рубеж и возвращали их в Россию миссионерами, напичканными чуждой идеологией. Итоги наглядно видны по Чечне и Дагестану. Власти Татарстана мы, например, давно предупреждали о том, что в медресе в Альметьевске и Набережных Челнах после образования параллельного ЦДУМ Управления мусульман Татарстана начали брать верх ваххабиты, проводившие настоящее зомбирование детей. Последствия всем известны. К некоторым студентам наших медресе тоже обращались эмиссары с предложением участвовать в «священной войне» в Чечне, обещали хорошую оплату и оружие. К счастью, никто не поддался на эти обещания.
— В начале нынешнего года много толков вызвало ваше нововведение: регистрация духовных браков. Россияне, исповедующие ислам, теперь могут провести брачную церемонию в мечети и получить свидетельство о духовном браке. Вы не считаете, что это ведет к легализации многоженства?
— Многоженство не является чем-то ненормальным для российского общества, просто у нас долго игнорировали так называемый исламский фактор, хотя значительную долю населения составляют люди мусульманских традиций. И речь не идет об узаконивании отношений с любовницами. В духовном браке, в отличие от светского, человек отвечает за свое отношение к женщинам и детям перед Богом. По мусульманским понятиям обязательным условием является реальная способность мужчины материально содержать нескольких жен и детей. В наше время это для большинства проблематично, поэтому ажиотаж вокруг этой темы, думаю, неуместен. К тому же по шариату в брачном контракте невеста имеет право заранее поставить условие, что будет единственной женой.
— А сколько жен у вас?
— Одна-единственная жена, из Казани родом, заменяет мне четырех, предписанных Кораном. У нас говорят: если женился на татарке, тем более казанской, войдешь в рай за долгое терпение… А если серьезно, то у нас удачный брак, пятеро детей, семеро внуков.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru