Русская линия
Сегодня О. Пашкова15.04.2002 

Жандармский генерал на страже престижа монархии
Владимир Джунковский не боялся говорить правду Николаю II

В России существовала старая добрая традиция — беречь честь и достоинство императора. Законами она не регулировалась — просто каждый государственно мыслящий чиновник старался сделать все для того, чтобы престиж императорской власти был незыблем. Это не в последнюю очередь помогло императорской России просуществовать около двухсот лет. Однако ставший роковым для России ХХ век сокрушил многое привычное и традиционное, сократив число таких людей, — торжествовали «темные силы», которым не было дела до престижа монархии и государства. Типичной фигурой в госаппарате стал чиновник-карьерист, ищущий протекции в лучшем случае в великосветском салоне, а в худшем — в приемной у «старца» Распутина. Но были и те, кто пытался спасти монархию даже тогда, когда, казалось, это было уже невозможно сделать. Одним из таких людей был генерал Владимир Федорович Джунковский.
Внешне служебная карьера Джунковского была не очень богата событиями. Выходец из родовитой дворянской семьи, генеральский сын, он окончил элитный Пажеский корпус, несколько лет прослужил в гвардии, а затем в течение 13 лет состоял адъютантом при московском генерал-губернаторе великом князе Сергее Александровиче. После убийства великого князя в 1905 году Джунковский несколько месяцев пробыл московским вице-губернатором, а затем был назначен губернатором (система управления «второй столицей» тогда была достаточно сложной, и в городе одновременно служили генерал-губернатор, губернатор и градоначальник). В 1909 году должность генерал-губернатора упразднили, так что Джунковский стал практически полновластным хозяином в своей губернии. Круг обязанностей губернатора был очень широк — от борьбы со стихийными бедствиями (за решительные действия во время наводнения в 1908 году он получил медаль «За спасение погибавших») до организации всякого рода торжеств (в том числе юбилея Бородинской битвы, накануне которого он руководил сооружением и ремонтом памятников, а также созданием музея на Бородинском поле). В 1913 году после более чем 20 лет московской жизни его перевели в Петербург с повышением: Джунковский стал товарищем (заместителем) министра внутренних дел и командиром Отдельного корпуса жандармов. В августе 1915 года был уволен и вскоре поступил на армейскую службу — шла первая мировая война. Командовал бригадой, дивизией, корпусом. После октября 17-го неоднократно арестовывался, писал мемуары (в полном объеме не изданные до сих пор). Последний раз его арестовали уже 72-летним стариком в 1937 году, а 21 февраля следующего года расстреляли.
Однако за строками биографии — судьба человека честного и принципиального. Казалось бы, мелкая история: у крестьян села Павшино Московской губернии изъяли часть земли для строительства железной дороги, а компенсацию решением Государственного совета урезали в 2 раза (причем за небольшой участок церковной земли компенсацию заплатили полностью). Крестьяне возмутились и деньги брать отказались. Дело осложнялось тем, что решение Госсовета было утверждено императором, так что под ударом оказался престиж монарха.
Джунковский, который к тому времени уже был губернатором, уговорил крестьян все-таки взять деньги, но обещал, что восстановит справедливость. Он поехал в Петербург, но и в МВД, и в Минфине ему ответили отказом — раз есть царская резолюция, ничего изменить нельзя. Тогда Джунковский обратился непосредственно к Николаю II, объяснив ему, что «такие случаи подрывают веру в народе в царя». Николай «вошел в положение» и распорядился заплатить крестьянам по справедливости.
Вся деятельность Джунковского была направлена на повышение престижа государственной власти. Уже будучи «человеком N2» в МВД, он настоял на отказе от вербовки агентов полиции из числа гимназистов (до Джунковского провокаторы-школьники не были особой редкостью). Узнав, что среди сексотов значится депутат Думы Роман Малиновский, он потребовал, чтобы тот отказался от мандата и уехал за границу (депутатов вербовать было запрещено законом).
В 1915 году Джунковский получил информацию о том, что Григорий Распутин ведет себя недостойно, устраивает пьяные дебоши, компрометирует царскую семью. Джунковский прекрасно знал, что Распутин пользуется расположением Николая II и его супруги, что любой, кто попытается выступить против «старца», может лишиться монаршей милости. Но он не мог спокойно смотреть на то, как унижается достоинство императорской власти. Джунковский обратился к царю с докладом, в котором подробно описал все «деяния» Распутина. Этот поступок стоил ему карьеры — императрица обвинила генерала в клевете и потребовала его отставки. Именно тогда император и распорядился уволить его с должности. Джунковский перенес отставку стоически и вскоре ушел на фронт — подальше от Распутина и прочих «темных сил».
Генерал Джунковский пользовался большой популярностью в российском обществе. Он стал чуть ли не единственным бывшим командиром корпуса жандармов, к которому комиссия Временного правительства, расследовавшая дела царских сановников, не предъявила никаких обвинений. Да и после октябрьского переворота о Джунковском не забывали не только чекисты, но и почитатели. Так, еще в 1912 году он помог группе кустарей-столяров получить земельный участок для строительства поселка. Обрадованные столяры назвали поселок Владимиро-Джунковский. Однако в 1923 году советская власть переименовала населенный пункт в Акатьево, но спустя пару лет жители настояли на том, чтобы вернуть поселку имя Джунковского. Так, на девятом году советской власти на карте Московской губернии появилось название Джунковка — в честь бывшего губернатора и жандармского генерала.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru