Русская линия
Смена Н. Астафьева12.04.2002 

ФСБ помогает поверить в Бога

Феодоровский государев собор в Пушкине обогатился в субботу, 1 июля, на 38 икон. Именно столько предметов церковной живописи передали священнослужителям сотрудники отдела по борьбе с контрабандой питерского УФСБ. В феврале 1998 года чекистам удалось помешать вывозу за границу более чем 50 икон на общую сумму в 40 тысяч долларов. И вот спустя два года изъятые ценности вернули в храм.

Берлинский ценитель

Этот собиратель икон давно был известен сотрудникам отдела. Бывший соотечественник, несколько лет назад перебравшийся в Германию, занялся там торговлей антиквариатом. Иконы ему свозили со всей России, а уж он поступал с ними по своему усмотрению: одни выставлял в собственной галерее, другие перепродавал, третьи обменивал. То, что берлинский ценитель торгует контрабандным, а порой и краденым товаром, знали многие, но привлечь его за это было невозможно. Оставалось ловить за руку самих поставщиков.
Одна из многочисленных групп попала в поле зрения чекистов в конце 1997-го. Было известно, что в ней три человека: организатор и два помощника. Один отвечал за закупку икон, второй вел переговоры с заказчиком. Оба, несмотря на отсутствие специального образования, прекрасно разбирались в церковной живописи, никогда не привлекались к уголовной ответственности и вообще были людьми сплошь положительными. Третий из группы работал проводником на том самом поезде, который должен был переправить драгоценный груз в Германию.
Как известно, законом не запрещено иметь в личной собственности иконы любой стоимости — нельзя лишь вывозить их за рубеж без согласования с Комитетом по сохранению художественных ценностей. И даже трижды судимый контрабандист будет считаться невиновным, пока его багаж не пересечет границу. Поэтому задержание лучше всего было проводить в Берлине, когда состав преступления стал бы очевиден. Правда, в таком случае вернуть обратно вывезенные ценности, а также этапировать преступников оказалось бы довольно сложно. И тогда провести операцию было решено в Петербурге, на Балтийском вокзале.

«Икона не влезала, и ее распилили»

Оперативникам было точно известно время и место операции: поезд N 25, вагон такой-то. Но о составе группы и о количестве вывозимых образов сведений было крайне мало.
— Чтобы добраться до икон, пришлось даже разбирать крышу, — рассказывает начальник отдела по борьбе с контрабандой Павел Юмартов. — В любом пассажирском вагоне, как известно, есть специальные технологические полости: под полом, в потолке, в стенах. Их очень много — и все пришлось отвинчивать. Только спустя сорок минут нашли первую икону. До этого работали в страшном напряжении: поезд стоит, пассажиры ждут, а вдруг ничего не найдем? Когда нашли первую икону, взяли под стражу проводника, а через него вышли и на остальных участников группы. Тут же возбудили уголовное дело за приготовление к контрабанде. Вагон сразу же отцепили, отогнали на запасной путь (пассажиров пришлось разместить в резервном). На поиск всех 52 икон ушло несколько часов.
Контрабандисты не церемонились со своим товаром: далеко не все иконы были завернуты хотя бы в бумагу, а одну, самую большую, распилили пополам — видимо, не умещалась в нише. Над ее восстановлением реставраторы трудились несколько месяцев, но полностью уничтожить следы варварского обращения так и не удалось. Большинство икон датируются XIX или началом XX века, но есть и такие, чей возраст определялся цифрой в 300 лет и больше.
Наиболее ценными были признаны такие шедевры, как икона Богоматери «Всем скорбящим радость» (дерево, темпера, северные регионы России, середина XIX века), икона «Воскресение Христово» (изготовлена по персональному заказу), икона «Богоматерь Федоровская» (металл, тиснение, просечка, гравировка), икона «Иисус Христос — Благое Молчание со святыми на полях» (дерево, смешанная техника, XVII век) и др. Стоимость каждой иконы колебалась от 200 до 2500 долларов. В основном «собиратели» привозили их с Вологодчины или с Ярославщины, но были среди них и питерские экземпляры.
Спустя несколько месяцев все трое контрабандистов предстали перед судом. Три дельца получили сравнительно мягкие приговоры, видимо, благодаря тому, что их так и не признали организованной группой. Приговор был обжалован, и в ближайшем будущем это уголовное дело будет рассматриваться во второй инстанции. А вот решение суда о передаче добытых икон в доход государства никаких возражений не вызвало. После недолгих совещаний было принято решение пожертвовать их именно Феодоровскому собору как одному из самых нуждающихся в Петербургской епархии.

Церковь императора Николая

Феодоровский государев собор был построен в 1912 году на личные средства императорской семьи. (Николай II лично указал место для храма и сам установил первый закладной камень.) За образец архитекторы взяли Благовещенский собор Московского кремля. Снаружи, а вернее, сверху собор мало чем отличался от своего московского брата, но внизу размещалась так называемая нижняя церковь — «Пещерный храм», где когда-то и были собраны самые лучшие иконы, настоящие шедевры иконописного творчества. Здесь же хранилось несколько святынь, связанных с именем Серафима Саровского: ковчег с частицами его мощей, частица гроба. Там же находилась и личная молельня императрицы Александры Федоровны.
Храм закрыли в 1934 году, превратив его, как и многие другие церкви, в склад. Во время войны в результате прямого попадания немецкого снаряда храм почти полностью лишился купола. Только в 1991 году храм вновь передали церкви. С той поры в жизни собора начался длинный и не закончившийся до сих пор этап восстановления и реставрации. В 1991 году в храме не было ни одной иконы — часть их после закрытия разошлась по другим соборам: в частности, в Казанский собор или даже в Русский музей. Именно в Казанском соборе, к примеру, оказалась главная гордость феодоровцев — 11-метровый иконостас — один из самых больших в России.
Собирать новую утварь прихожанам пришлось буквально по крупицам. Кое-какую пользу храму оказали Колпинский пищевой комбинат и местная администрация. Все, кому довелось бывать в Феодоровском соборе, наверное, помнят и черный купол, и кирпичные стены внутри, выбеленные лишь в некоторых местах. Божественные лики на кирпичных стенах выглядят немного странно — но все равно торжественно.

Под звуки церковного хора

Торжественно выглядел в субботу и письменный стол, поставленный в двух шагах от алтаря. Именно здесь под звуки церковного хора и был подписан трехсторонний акт о передаче икон на постоянное хранение. Свои подписи под документом поставили руководитель Территориального управления Андрей Лещинский, начальник УФСБ России по Санкт-Петербургу и области Александр Григорьев и настоятель Феодоровского собора архимандрит Маркел. Настоятель собора пообещал, что отныне прихожане будут каждый день возносить молитвы за здоровье воинов Андрея и Александра.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru