Русская линия
НГ-Религии Олег Недумов11.04.2002 

Как живет самая большая епархия РПЦ?
Никаких расколов или нестроений ни крупного, ни местного, ни даже микроскопического значения мы не знаем- заявляет секретарь Московского епархиального управления протоиерей Александр Ганаба

— Oтец Александр, Крутицкая и Коломенская епархия по своим размерам превосходит некоторые поместные Православные Церкви. Как строится управление такой огромной епархией?
— Прежде всего хочу напомнить, что Крутицкой и Коломенской епархии не существует, а есть единая Московская епархия, включающая в себя Москву и Московскую область, которая, согласно церковному Уставу, управляется Святейшим Патриархом. Однако в соответствии с тем же Уставом в помощь Святейшему Патриарху Московской епархией на правах Патриаршего наместника управляет митрополит Крутицкий и Коломенский. По сложившейся практике это управление ограничено Московской областью. Владыка митрополит назначает благочинных, которые являются его представителями в тех или иных районах. Сейчас на территории Московской области 37 благочиний, границы которых совпадают с границами районов, и только один из них включает в себя несколько районов. Благочинный несет ответственность за состояние церковной жизни во вверенном его попечению благочинии. Он контактирует с местными органами власти и, как правило, весьма успешно. Благочинный отвечает за проведение различных совместных с ними мероприятий. На благочинного возлагается вообще все, что касается непосредственно проведения в жизнь всех церковных установлений и обеспечения церковной жизни во всем ее многообразии.
Имеется в виду не только совершение богослужения, но и, конечно, религиозно-просветительская деятельность, реставрация и строительство храмов, работа с заключенными, работа с военнослужащими, молодежью, медицинскими учреждениями, со средствами массовой информации. Ответственность за все эти виды служения возложена на благочинных. Раньше благочинными назначались, как принято говорить, «маститые» седовласые старцы, которые предстоятельствовали на богослужениях, но из-за слабого здоровья не могли оказывать реальную помощь в работе. Сейчас это, как правило, молодые священники, несущие огромную нагрузку, причем на общественных началах. По указанию владыки митрополита каждый благочинный регулярно проводит благочиннические собрания, на которые собираются все настоятели и обсуждают в живой дискуссии возникающие в благочинии вопросы. Они дают реальную помощь в решении насущных задач церковно-приходской жизни и способствуют ее широкому развитию. Собрания проводятся в разных приходах, что соответственно поднимает богослужебную жизнь этих приходов и вообще активизирует энергию священнослужителей.
Кроме того, в рамках епархии на сегодняшний день имеется уже девять комиссий, которые отвечают за различные роды деятельности. Эти комиссии не стоят над благочиниями, поскольку члены комиссии являются одновременно помощниками одного из благочинных.
Теперь о повседневной работе епархиального управления. Владыка Ювеналий находится здесь каждый день, если только он не занят исполнением общецерковных послушаний, скажем, работой Синодальной комиссии по канонизации или на выезде в какой-либо район Московской области. Ближайшим помощником митрополита Ювеналия является архиепископ Можайский Григорий, который работает с ним в Московской епархии уже 23 года. Он пользуется большим авторитетом среди духовенства.
— Выходит, что владыка Григорий, являясь викарием Московской епархии, должен также управлять церковной жизнью Можайского района?
— Нет, поскольку он является титулярным викарием. Дело в том, что титулярные викарии, носящие в титуле название того или иного города, не несут за него канонической и церковно-административной ответственности.
— Если у священника возникнут какие-либо проблемы в отношениях с благочинным, что он должен делать в такой ситуации?
— Поясните, пожалуйста, какие именно проблемы вы имеете в виду.
— Ну, скажем, канонические, финансовые.
— У нас в епархии для того и проводятся регулярные собрания духовенства, чтобы разрешать в случае необходимости все спорные конфликтные ситуации. Рассмотрение наиболее серьезных конфликтов находится в компетенции Епархиального совета. Но последний раз ему приходилось разбирать подобную ситуацию 3−4 года назад. Кроме того, владыке митрополиту, бывает, поступают жалобы от прихожан. Владыка, как правило, поручает их разбирать благочинному. Если же ему одному не под силу прояснить ситуацию, назначается комиссия из 2−3 человек, которая докладывает о результатах своей работы митрополиту. На основании этих результатов делаются практические выводы.
— Не могли бы вы подробнее рассказать о том, как складываются отношения с властями у епархиального управления и на местах?
— Я хотел бы сказать, что благодаря, не побоюсь этого слова, мудрой расстановке сил и подбору кадров, которые осуществляет владыка митрополит Ювеналий, благочинный реально заинтересован в том, чтобы в подведомственном ему благочинии беспрепятственно развивалась церковная жизнь. Поэтому все те вопросы, которые требуют содействия или помощи администрации местного уровня, как правило, решаются без вмешательства епархиального управления или областной администрации.
— А в основном решение каких вопросов требуют содействия местных властей?
— В первую очередь — вопрос возвращения православных храмов. Но сейчас 85−90% храмов уже возвращено, включая в первую очередь те, которые были в полных руинах. Помощь местных властей также требуется при строительстве новых храмов, поскольку под них должны выделяться участки земли. Но здесь, как правило, бывает понимание, строительство храмов идет повсюду. Кроме того, налаживается взаимодействие с руководителями системы народного образования. Например, в школах Ногинского района осуществляется программа духовно-нравственного образования. Она не называется Законом Божьим, поскольку это запрещено законодательством, но тем не менее это замечательная программа.
— Возникают ли в Московской епархии осложнения с представителями каких-либо ответвлений катакомбной Церкви?
— Я бы не сказал, что таковые ответвления вообще существуют. Это еще вопрос: могут ли те люди, которых сейчас всего лишь несколько десятков и которые именуют себя самыми пышными титулами, иметь хоть какое-то отношение к понятию катакомбная Церковь, которая, как известно, существовала в 20−30-е годы. Могу предположить, что никакого. Но, конечно, такой структуры, как катакомбная Церковь, на территории Московской епархии уж точно нет. Никаких осложнений соответственно тоже нет.
— А как строятся отношения с Русской Зарубежной Церковью?
— В начале 90-х годов эмиссарами Русской Зарубежной Церкви была предпринята массированная попытка организовать свои приходы на территории Московской епархии. Однако церковный народ этого не принял. Хотя были попытки насильственного захвата наших приходов, где священников едва ли не избивали. Тем не менее ни одна такая попытка не удалась. И в настоящее время ни один храм Московской епархии не занят упомянутой вами организацией. Ей принадлежит только один храм на территории Московской области, но он был специально для нее построен одним предпринимателем, да и то его посещают не более 1−2 десятков человек.
— Существуют ли сейчас в Московской епархии церковные расколы, разумеется, местного масштаба?
— Могу вам сказать, что никаких расколов или нестроений ни крупного, ни местного, ни даже микроскопического значения мы не знаем.
— Не было ли попыток экспансии со стороны католиков или протестантов на территории Московской епархии?
— Я просто не владею информацией о том, есть ли на территории Московской епархии какие-либо католические или протестантские религиозные организации. По той причине, что это не входит в рамки деятельности Московского епархиального управления. Насколько я себе представляю, где-то на 90% население Московской области православное, как сейчас говорят, по рождению. Так что названная вами проблема больше относится к западным областям Украины и Белоруссии. Что же касается деятельности религиозных сект, то в нашей епархии практически каждым благочинием выпускаются издания, в которых обязательно присутствуют антисектантские публикации, которые в первую очередь разъясняют суть и глубину православного вероучения. То есть наше православное миссионерство носит положительный, а не полемический характер.
— В последнее время звучит много критики в адрес православных братств и фактически ставится вопрос о целесообразности их существования. Не могли бы вы рассказать, какие братства действуют на территории Московской епархии и какие отношения с ними складываются у епархиального управления?
— Церковь решением Архиерейского Собора высказала свое отношение к деятельности братств. Я это решение понимаю так, что братства существуют в помощь тем или иным приходам, а не для каких-либо иных, посторонних целей. Что же касается Московской епархии, то перед нами этой проблемы не стоит. У нас на сегодняшний день есть братство св. Димитрия Донского в Коломне. Оно активно помогает просветительской деятельности Коломенского благочиния — выпускает газету, активно работает с молодежью. Оно вполне органично вписывается в жизнь приходов. Есть еще одно братство св. Тихона в Клину, которое занимается практически такой же деятельностью. Других братств на территории Московской епархии не существует.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru