Русская линия
НГ-Религии11.04.2002 

Неофициальное православие
Открытая деятельность ИПЦ закончилась с закрытием в середине 30-х годов всех храмов, где отказывались поминать митрополита Сергия (Страгородского) епископ Мануил (Платов)

Мы предлагаем вниманию читателей материал епископа Серпуховского Мануила (Платова), принадлежащего к так называемой Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви («даниловская ветвь»). С настороженностью относясь к «катакомбным хиротониям», мы все-таки решили дать статью епископа Мануила, поскольку, на наш взгляд, она подробно и интересно восстанавливает жизнь «катакомбников» последних лет. Тем более что на предстоящем Архиерейском Соборе предполагается канонизация многих «непоминающих», принадлежащих к оппозиционным Московской Патриархии течениям Русской Православной Церкви. Право судить об истинности архиерейства самого епископа Мануила мы оставляем за нашими читателями и подписываем статью так, как на этом настаивает ее автор.
В своей полемической статье «Как создать новую Церковь» («НГР» от 23.02.2000) Владимир Русак подробно раскрывает «технологию» создания бывшим православным священником Русской Православной Церкви Московского Патриархата Глебом Якуниным новой неизвестной доселе Православной Церкви. Автор убедительно доказывает читателям, что инициаторами «Движения за возрождение православия» преследуются политические, а не церковные устремления, основанные на личной неприязни к руководству Московской Патриархии.
Наверное, не имеет смысла касаться личности и биографии Глеба Якунина — она многократно описана множеством средств массовой информации, и автор уверенно ориентируется в перипетиях сложной судьбы бывшего церковного диссидента и политического заключенного. Но вот там, где дело касается «соратников» Якунина — иерархов Истинно-Православной Церкви, — автор вступает на скользкую тропу неточностей, недомолвок, а то и просто откровенной неправды. Скорее всего сказывается недостаточная информированность автора, что и дает повод определить с позиций сегодняшнего дня, что такое Истинно-Православная Церковь вчера и сегодня, а также кто и какое имеет к ней отношение.
Движение «церковного сопротивления» митрополиту Сергию (Страгородскому), узурпировавшему высшую церковную власть в Поместной Русской Церкви и навязавшему подчинившейся ему части российского православия политику соглашательства с коммунистическими властями, сегодня стало очевидным фактом церковной истории. Движение это в официальной церковной истории именовалось и именуется «расколом», а органы ОГПУ-НКВД присвоили ушедшей в своем сопротивлении митр. Сергию на «нелегальное», «катакомбное» положение церковной организации наименование «Истинно-Православная Церковь».
Истинно-Православная Церковь (ИПЦ) на всем протяжении своей истории не была единой церковной организацией. Сплотившиеся вокруг наиболее ярких и авторитетных лидеров церковного сопротивления группы иерархов, клириков и мирян принято считать «ветвями» ИПЦ. Ветви эти называются церковными историками по именам своих основателей. Полный список ветвей ИПЦ включает в себя «иосифлян» — последователей митр. Иосифа (Петровых), «даниловцев» — сторонников настоятеля Московского Данилова монастыря архиеп. Федора (Поздеевского) и «андреевцев» — ставленников уфимского архиеп. Андрея (Ухтомского). Среди «даниловцев» принято выделять «мечевцев» — архиеп. Ксения (Жадановского) и еп. Серафима (Звездинского), а среди «андреевцев» — «климентовцев» (старообрядцев и единоверцев, последователей еп. Климента Логинова). Эти «ветви» ИПЦ активно создавали нелегальную церковную иерархию, и преемственность ее рукоположений хорошо прослеживается вплоть до ныне живущих епископов.
Известные в российской церковной истории «викторианский» и «ярославский» расколы не создали собственной иерархии, и их история закончилась в 30-х годах со смертью участвовавших в них епископов. Последователи митр. Кирилла (Смирнова) никогда не имели собственной иерархии, так как сам митр. Кирилл был принципиальным противником тайных рукоположений. А создавшие собственную, просуществовавшую до 40-х годов нашего века, параллельную иерархию «григорьевцы» (сторонники Синода архиеп. Григория (Яцковского) этот раскол именуют также «григорианским») никогда не включались в число епископата ИПЦ, ибо всегда были легальной, «открытой» оппозицией митр. Сергию, а сами «григорьевские» епископы категорически отрицали какую-либо причастность к нелегальной иерархии ИПЦ.
Существовали также Украинская и Грузинская Катакомбные Церкви, созданные трудами одного и того же иерарха — проживавшего на покое в Киеве схиархиепископа Антония (бывшего архиепископа Таврического Димитрия Абашидзе). Но это уже зарубежная история. Отмечу только, что сегодня на Украине собственной украинской «катакомбной» православной иерархии не осталось, а появившаяся недавно «Истинно-Православная Церковь Грузии» является новым «расколом» Грузинской Церкви, а не продолжением угасшего «катакомбного» сопротивления.
Открытая церковная деятельность ИПЦ закончилась с закрытием в середине 30-х годов всех православных храмов, где отказывались поминать за богослужением митр. Сергия как главу Православной Церкви. Далее наступили дни церковного «подполья», тайных монахинь, живущих «в миру», тайных священников и епископов, ведущих тихую жизнь неприметных служащих или пенсионеров. В 70-х годах собственную «катакомбную» иерархию создал еп. Серафим (Поздеев), хиротонисав вместе с еп. Александром (Пружанским) в 1965 году епископом в Барнаул некоего Алфея. Епископство самого Поздеева часть церковных историков считают сомнительным, а созданную им и его последователями многочисленную иерархию «поздеевцев», или «геннадиевцев» (по имени схимитр. Геннадия (Секача), часто упрекают в единоличных рукоположениях (тогда как православные каноны требуют участия в епископской хиротонии не менее двух других епископов) и указывают, что «геннадиевцы» в большинстве своем сами без всякого уважения относились к своим пышным титулам «схимитрополитов» и «схиархиепископов», не стремились к организации полноценной (хотя бы и тайной) церковной жизни, а вели жизнь нелегальных «бродячих» священников, довольствуясь совершением молебнов, крещений и отпеваний. К сожалению, именно этой иерархии принадлежат тайные рукоположения иеромонахов Иоанна (Береславского) и Петра (Большакова) — печально известных отцов-основателей Богородичного центра, отлученных Истинно-Православной Церковью, но продолжающих считать созданное ими собственное, мало похожее на Православную Церковь детище самой настоящей Истинно-Православной Церковью.
Последняя волна репрессий, направленных против ИПЦ, прокатилась в СССР после издания Советом по делам религий при Совете Министров СССР в 1961 году инструкции, прямо запрещавшей какую-либо легализацию духовенства и верующих ИПЦ. Продолжение же нелегальной религиозной деятельности рассматривалось как деятельность антигосударственная, т. е. «антисоветская», и преследовалось в уголовном порядке.
С каким же багажом подошли исторические «ветви» ИПЦ к 90-м годам — к периоду выхода из «катакомб» и переходу к легальной церковной деятельности?
«Андреевская» ветвь иерархии ИПЦ сохранила несколько живущих в Сибири иерархов. Епископскую хиротонию нынешнего лидера «андреевцев» — архиеп. Амвросия (Сиверса) совершил в 1994 году привезенный в Москву полупарализованный 96-летний единоверческий епископ Амфилохий (Шибанов), тайно поставленный в епископа викариями архиеп. Андрея (Ухтомского) под Уфой в 1928 году. Никто более из епископов старого «катакомбного» поставления к открытой церковной деятельности не вернулся, и все известные сегодня «андреевцы» рукоположены уже архиеп. Амвросием (Сиверсом). Какие-либо свободно доступные храмы «андреевцев» неизвестны. Нерегулярно выходит и распространяется по подписке Всероссийский вестник ИПЦ.
«Русское Православие» — орган «андреевской» иерархии, имеющий адресом абонентский ящик в Санкт-Петербурге. Архиеп. Амвросий (Сиверс), объясняя продолжающуюся подпольную деятельность своей Церкви, ссылается на продолжающиеся гонения и репрессии. По его сведениям, за последние несколько лет убиты и пропали без вести несколько иерархов и видных деятелей «андреевской» ветви ИПЦ.
У «даниловцев» к 1990 году было три епископа: рукоположенный в 1948 году еп. Иона (Аракелов), проживавший в Причерноморье, и два епископа, рукоположенные во время Второй мировой войны. Еп. Maкcим (Харлампиев) (в 1995 году принял схиму с именем Михаил в возрасте 90 лет) пострижен в монашество руководителем Данилова монастыря еп. Парфением (Брянских), рукоположен еп. Стефаном (Севбо) в Белоруссии, был вынужден покинуть территорию СССР и проживал в Чехословакии как частное лицо. Еп. Никандр (Овсюк), один из рукоположенных в начале 40-х годов в пещерах Киево-Печерской Лавры схиархиеп. Антонием (Абашидзе), скончался в 1994 году во Франции. «Даниловские» епископы-эмигранты рукоположили в 1993 году во Франции в епископа гражданина России Алексия (Лобазова), который вместе с еп. Ионой хиротонисал в том же году в монастырском храме во имя св. муч. Василиска на месте кончины и погребения святителя Иоанна Златоуста близ селения Команы (Новый Афон) нынешнего лидера «даниловцев» — митрополита Михаила (Анашкина). «Даниловцы» при регистрации своих приходов восстановили дореволюционное наименование Церкви — «Российская Православная Кафолическая Церковь». Эта ветвь ИПЦ имеет распространение в традиционном «даниловском» ареале — Москве, Подмосковье и прилегающих к ним областях. Богослужения совершаются в двух открытых для всеобщего посещения храмах в центре Москвы (один из них — унаследованный от «катакомбных» времен домовый храм, оборудованный в перестроенной коммунальной квартире на первом этаже жилого дома). Еще один новопостроенный деревянный храм в Дорогомилово (около Киевского вокзала) в 1999 году был снесен по предписанию прокуратуры и префектуры Западного округа Москвы. «Даниловские» иерархи стремятся к единению ИПЦ и заявляют о приверженности к неизбежному единству всех частей Поместной Русской Церкви.
До последнего времени считалось, что последним архиереем «иосифлян» был скончавшийся в 1978 году под Ленинградом в затворе еп. Авдий, ставленник и доверенное лицо известного деятеля «иосифлян», соловецкого узника еп. Стефана (Беха). Сегодня на северо-западе России — традиционном регионе влияния «иосифлян» — имеются немногочисленные разрозненные группы «иосифлян», некоторые из них сохранили священников. Однако в 1999 году от священника Андрея (ныне в монашестве Афиногора) Артамонова стало известно о проживающем в Подмосковье «иосифлянском» архиеп. Иоанне, рукоположенном еп. Василием (Литовченко), ставленником еп. Алексия (Готовцева). Этому иерарху подчиняются и несколько групп монашествующих в Крыму.
Глава «геннадиевской» ветви ИПЦ схимитрополит Феодосий (Гуменников) около 1990 года отдалился от управления Церковью и передал формальное главенство в пределах Белоруссии Могилевскому митр. Епифанию. В России еще раньше фактическим первоиерархом стал еп. Владимир (Абрамов), а после смерти при странных обстоятельствах (отравление?) последнего в 1989 году Московским архиепископом «геннадиевцев» стал известный деятель правозащитного и диссидентского движения Никон (Ламекин). Открытых для посещения храмов у «геннадиевцев» нет, однако многие общины прошли государственную регистрацию. «Геннадиевская» ветвь ИПЦ славится обилием «анархически» настроенного духовенства, отвергающего любые авторитеты, и как результат множеством внутренних нестроений и расколов. Самым известным «геннадиевским» расколом является «исаакианский» раскол 1989 года, устроенный получившим у «геннадиевцев» епископство иеромонахом Московского Данилова монастыря Исаакием (Анискиным), которому и по сей день подчиняется устроенный им скит в деревне Ивановской на Вологодчине.
Кроме перечисленных исторически существующих ветвей ИПЦ зачастую наименование «Истинно-Православной Церкви» без всяких на то оснований присваивают себе разнородные религиозные и околоцерковные группы, преследуя цель придания своей деятельности церковного авторитета, рассчитывая при этом, что при общей неясности в истории ИПЦ их самозванство не будет разоблачено. Яркий пример такого «самозванства от ИПЦ» — бывший священник Московского Патриархата из подмосковной Каширы Константин (Васильев), объявивший себя епископом ИПЦ и создавший сам себе епархию, митрополию, а теперь вроде бы даже и патриархат. Примером использования наименования ИПЦ в политических целях являются общины «Истинно-Православной Церкви», зарегистрированные в Москве деятелями Русского национального единства (председателем одной из общин является сам лидер РНЕ — Александр Баркашов).
Свою роль в устройстве церковной жизни сегодняшней Истинно-Православной Церкви сыграл и Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). В 1982 году епископом РПЦЗ Варнавой (Прокофьевым) тайно был рукоположен для России еп. Лазарь (Журбенко). Открытое служение он начал в 1990 году как епископ Тамбовский (РПЦЗ). А вот рукоположенный им в 1990 году еп. Вениамин (Русаленко) уже стал именоваться епископом не Русской Православной Церкви Заграницей, а епископом Истинно-Православной Церкви, находящимся в юрисдикции РПЦЗ. В 1994 году зарубежными епископами рукоположен в епископы для Истинно -Православной Церкви Евтихий (Курочкин), имеющий резиденцию в г. Ишим (Сибирь). Таким образом, Зарубежной Церковью создан новый, не имеющий исторических корней в России епископат ИПЦ, претендующий на главенство в ИПЦ, как и сама Зарубежная Церковь претендует на главенстве в российском православии. Часть оставшихся без духовных руководителей общин ИПЦ (в основном из «андреевской» ветви) приняли главенство иерархов РПЦЗ. Эта часть ИПЦ наиболее организованна, так как ее общины, монастыри и духовенство являются всего лишь небольшим «филиалом» никогда не прекращавшей свое существование РПЦЗ.
Другой попыткой канонического создания новой иерархии ИПЦ стало рукоположение в 1996 году патриархом Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) Димитрием (Яремой) в епископы для Истинно-Православной Церкви Иоанна (Модзалевского). Последний вместе с политическим эмигрантом из Грузии бывшим архиеп. Никорцминдским Амвросием (Катамадзе) создал целую «ветвь» епископата ИПЦ, объявив свою иерархию ИПЦ «духовными наследниками» «иосифлян» (явно в расчете на то, что настоящей «иосифлянской» иерархии не осталось и возражать новоявленным «наследникам» будет некому). Основным деянием этой иерархии ИПЦ стало свержение своего отца-основателя еп. Иоанна (Модзалевского), который вернулся в поставившую его украинскую церковь в качестве епископа — викария Тернопольской епархии. После создания под предводительство еп. Стефана (Линницкого) — выходца из Богородичного центра, митр. Рафаила (Прокопьева), дружно обвиняемого и патриархийным и катакомбным духовенством в открытых занятиях магией и колдовством в принадлежащем ему целительском Центре «ПРОИС», и бывшего иподиакона РПЦЗ Александра Михальченко-Сергиева всероссийской митрополии ИПЦ (правда, только на бумаге по документам Министерства юстиции), иерархи этой группировки пребывают в «анархическом» состоянии, постоянно запрещая друг друга в священнослужении, отлучая от церкви и предавая анафеме.
Именно для них характерны точно подмеченные Владимиром Русаком богословская и литургическая неграмотность, профанация святыни, откровенная зависимость от материальных, а то и политических амбиций и полное пренебрежение к наследию исторической Истинно-Православной Церкви, имя которой они используют.
Кроме этого, в последнее время появилась пугающая тенденция — любого находящегося в России епископа, не входящего в иерархию Московского Патриархата, считать епископом Истинно-Православной Церкви.
Что же касается новой «юрисдикции» (опять-таки под именем ИПЦ), которую создает бывший священник Московского и Киевского Патриархатов Глеб Якунин, то главное для верующих, клириков и иерархов Истинно-Православной Церкви, чтобы с его околоцерковным деянием не отождествлялось святое имя Церкви-мученицы XX века, пронесшей свое право на православную веру через «катакомбы», гонения и страдания.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru