Русская линия
НГ-Религии В. Калашников,
М. Калашникова
11.04.2002 

Мы противостоим злу в человеке и в мире

«НГ» уже писала (16.06.2000), что 10−12 июня в Москве проходила ежегодная ассамблея Великой Ложи России — российского братства «вольных каменщиков», — в которой участвовали представители 12 лож России, а также зарубежные братья. Сегодня Великий Мастер Великой Ложи России рассказывает в интервью «НГ» о возрождении и зодческих работах российского «регулярного» масонства. После долгого перерыва масонские ложи вновь становятся центрами духовной жизни России.
-Георгий Борисович, позвольте вначале определиться с некоторыми понятиями. Масонство — это род конфессии, орден, международная организация, движение?
— С точки зрения социологии, масонство, вероятно, предстает как добровольно сложившееся сообщество людей, близких по духовным устремлениям. У нас имеются свои организационные единицы и подобия иерархий, но не это главное. Мы близки друг другу, прежде всего, искренней приверженностью общим взглядам на мир и духу человеческого единства. Это позволяет нам считать себя братьями, и с этой точки зрения мы — братство. Элементы «таинственности» в жизни масонства я, кстати, не стану отрицать. Но это не «тайна» организации (да и какие могут быть «тайны» общественных объединений и собраний в наши дни?), а прежде всего таинство предпринимаемых нами — каждым в отдельности и совместно — духовных и интеллектуальных усилий. Цель этих усилий — самосовершенствование и через него, как мы верим, улучшение окружающего мира.
— Сколь велико ваше братство в России и каковы его организационные контуры?
— Я представляю «регулярное» масонство, для членов которого безусловна вера в Бога и в бессмертие души. В своей деятельности мы строго придерживаемся старинных традиций и норм. Так, вступление в «регулярные» ложи открыто только для мужчин. Кроме того, на наших собраниях запрещено обсуждать политические и религиозные вопросы.
Так вот, в России «регулярных» масонов насчитывается несколько сотен. Мы объединены в двенадцать лож — «Гармония», «Лотос», «Астрея», «Гамаюн» и другие. Разумеется, мы представлены в Москве, в Петербурге, а также в нескольких региональных центрах.
Первая «регулярная» ложа в постсоветское время возникла у нас в 1992 году. После того как количество лож достигло четырех, мы учредили в июне 1995 года Великую Ложу России, главой которой — Великим Мастером — я и являюсь. Великая Ложа утверждает Конституцию и Генеральный регламент, которые обязательны для всех «регулярных» лож. Она же заботится о создании новых лож, об издательской деятельности, о текущих административных делах. Юрисдикция Великой Ложи распространяется на территорию всей России. Зарубежные братья не могут предпринимать какие-то шаги в России помимо нас. Великие Ложи уважают юрисдикцию друг друга, что исключает недоразумения.
Число «нерегулярных» масонов и лож в России существенно меньше. С ними мы стремимся поддерживать неформальные дружеские отношения.
— Какие степени посвящения существуют в масонстве и в чем их смысл?
— Сошлюсь на одного из виднейших деятелей русского масонства за рубежом — Михаила Осоргина. Он так охарактеризовал три основные ступени, или три градуса, масонского посвящения: «ученик» — самопознание и самосовершенствование; «подмастерье» — согласование свободных воль в соборной работе; «мастер» — построение идеального храма человеческих отношений. Кроме того, существуют масонские системы высших градусов. Например, Древний и Принятый Шотландский Устав насчитывает 33 степени посвящения.
Масоны высших степеней работают под началом Верховного совета России. Это чисто духовное образование, которое занимается в основном осмыслением наиболее тонких и сложных проблем самосовершенствования личности.
— Сколько же в России представителей высших степеней?
— Такую статистику мы не ведем.
— Вы как Великий Мастер, вероятно, принадлежите к высшей, тридцать третьей степени?
— Возможно.
— Кого можно встретить в российских ложах?
— В духовном плане это люди ищущие. В моральном и этическом — как мы убеждены — искренние и честные. В социальном и интеллектуальном — те, кто уже проделал определенный путь и может предъявить плоды усилий на своем поприще. В общем, как гласит один из критериев принадлежности к масонству, это «люди свободные и добрых нравов». Большинство братьев — состоявшиеся профессионалы. У нас есть ученые, преподаватели вузов, юристы, предприниматели, врачи, чиновники, журналисты, политики, военные.
— Много ли политиков?
— Не так уж мало.
— Есть ли среди братьев члены правительства, депутаты Госдумы?
— Полагаю, что могут быть.
— Как складывается путь восхождения по ступеням масонства?
— Восхождение по лестнице познания, самосовершенствования и посвящения проходит для членов лож по-разному, в зависимости от индивидуальных качеств и устремлений, от оценок, высказываемых другими братьями. В большинстве случаев с момента посвящения в «ученики» до перехода в следующую масонскую степень — «подмастерье» — проходит около года. Примерно столько же может потребоваться для того, чтобы стать «мастером». В дальнейшем процесс еще более индивидуализируется, так что какой-то общей закономерности не существует.
— Занимаясь сегодня возрождением масонства в России, вы, вероятно, обращаетесь к дореволюционному опыту, а также к деятельности русских масонов за рубежом.
— У нас богатая предыстория. Адекватно оценить подъем в русской политической и культурной жизни второй половины XVIII — начала XIX века без учета роли масонства невозможно. По оценкам, до трети образованного слоя того времени составляли «вольные каменщики». И дело, конечно, не в моде или в извечной корпоративности верхов. Масонская идея была одним из ответов на объективные социально-культурные и духовные запросы и, прежде всего, на насущную потребность в просвещении. При этом духовные и интеллектуальные поиски масонов шли в русле глубокой религиозности, что вообще было характерно для российского Просвещения. В отличие от многих европейских просветителей масоны в России не уклонялись в крайний скептицизм и в безбожие.
К масонству изначально примкнули люди самых разнообразных светских званий и политической ориентации. Объединяющая сень лож оказалась выше этих различий. Недаром Николай Бердяев называл масонство «первой свободной самоорганизацией общества в России».
Хочу здесь напомнить лишь несколько наиболее ярких имен: Новиков, Радищев, Петр III, Павел I, Александр I, Суворов, Кутузов, Сумароков, Жуковский, Пушкин, Бенкендорф, Сперанский, Чаадаев, Грибоедов, Пестель, Трубецкой, Бестужев.
— То есть можно сказать, что масонство изначально играло в России многогранную общественно значимую роль.
— Конечно. И отчасти поэтому возникали определенные трения с властью, представители которой не могли освободиться от предвзятости по отношению к значению, которое приобрели масонские ложи в обществе. С 1822 года деятельность лож официально находилась под запретом. Многие русские приобщались к масонству за рубежом. Так поступили Огарев, Тургенев, Бакунин, Яблочков и другие.
— Говорят о причастности масонов к нарастанию революционной волны в начале ХХ века. В этой связи обычно упоминают многих деятелей культуры, политиков, тех же депутатов Думы нескольких созывов…
— Влияние масонства в интеллектуально-творческой среде тех лет несомненно. Многие известные литераторы и публицисты были членами лож. С политикой дело сложнее. В обеих столицах существовали политизированные организации, принимавшие иногда квазимасонские формы. Таковой была, например, ложа Великий Восток Народов России в которую входили большинство членов Временного правительства, в том числе Керенский.
— Что было после Октябрьского переворота 1917 года?
— Большевики, в частности Троцкий, жестко высказывались против масонства и даже призывали Коминтерн бороться против него. Так или иначе, последние ложи в России были официально закрыты в конце 20-х годов.
С этого времени русское масонство весьма активно развивалось в зарубежье, главным образом во Франции. Некоторые из видных эмигрантов, обосновавшихся в Париже, утверждали, что девять из десяти человек их окружения были масонами.
— Итак, если «регулярные» ложи в России сегодня, согласно вашим словам, воздерживаются от активного участия в мирских делах, то из чего же складывается их деятельность? Что происходит после произнесения слов «ложа покрыта», то есть «посторонних нет»?
— У любого общественного объединения — партии, клуба или общества «по интересам» — есть своя внутренняя жизнь, огражденная от внимания посторонних. Попробуйте как «непосвященный» проникнуть на собрание иной современной партии, даже самой демократической. Про частные клубы и говорить не приходится. Так что и мы имеем моральное право на свои формы коллективной жизни. Наши «зодческие работы» — это обычно доклады по масонской тематике, которые братья обсуждают на собраниях один-два раза в месяц.
— Рассматриваются ли в ложах проблемы исторических судеб и возрождения России?
— Внимание лож нацелено лишь на проблемы нравственного совершенствования. Не задача масонства выстраивать концепцию, по которой должна развиваться страна. Хочу вместе с тем отметить, что если первая клятва масона принадлежит Богу, то вторая — Отечеству. Мы безоговорочно привержены принципам целостности нашего государства, нерушимости его границ и поддерживаем законную власть.
— То есть демократическую?
— Законную власть. На собраниях Великой Ложи России обязательно звучит российский гимн и присутствует наш российский флаг. Мы — убежденные и последовательные патриоты.
— Не могли бы вы рассказать о международных связях Великой Ложи России?
— Они достаточно обширны. Мы поддерживаем официальные контакты с 80 Великими Ложами мира, в частности, с братьями из США, Канады, Франции, других стран Европы, Австралии, нескольких стран Африки…
— Есть ли в этом списке страны СНГ?
— Я бы назвал Украину и Молдавию, где в постсоветское время также возникли ложи.
— Может ли принадлежность к масонству войти в конфликт с конфессиональной принадлежностью членов вашего братства?
— Конфессиональность — дело каждого из братьев. Среди нас есть православные, мусульмане, иудеи, но эта тема никогда не поднимается на собраниях «регулярных» лож.
— Нередко приходится слышать о «масонской» символике, о неких смыслах и подтекстах, которые привнесены масонами в архитектуру, предметы быта, музыку, речь. Что из всего этого является правдой?
— Правда в том, что в масонском учении исключительно важна роль архетипических понятий и образов, несущих в себе глубинное, первичное знание. Это знание закреплено не только в текстах, но и в определенных символах, а также ритуалах. «Лучезарная дельта», колонна, обелиск, пентограмма — все они по-своему связаны с идеями божества, истины и гармонии.
Далее имеется целый набор предметов, отражающих связь современных масонов с их историческими предшественниками — сплоченными и настойчивыми мастеровыми — зодчими средневековья. Это всем известные молот, циркуль, отвес, наугольник, запон (фартук) и другие. Они также входят в интерьер лож и используются в традиционных ритуальных действиях.
Масоны-архитекторы, масоны-композиторы, художники, литераторы и так далее часто стремились воплотить идеи масонства в своем творчестве. Ими двигали как естественное стремление художников к самореализации, так и желание изменить, усовершенствовать окружающий мир за счет привнесения в него образов, созвучных масонским идеалам гуманизма и прогресса. Облик многих городов, музыка Моцарта, произведения Майкова, Волошина, Пушкина, Гумилева свидетельствуют о неоспоримом и широком присутствии масонской идеологии и образности в мировой культуре.
Эксперты усматривают перекличку с постулатами и символикой «вольных каменщиков» в ряде атрибутов, воспринятых политическими движениями и государственной властью. Упомяну, к примеру, общеизвестную триаду (иногда в чем-то менявшуюся сообразно потребностям момента) «Свобода-Равенство-Братство».
— Все же в этом можно усматривать по крайней мере возможность для манипулирования массовым общественным сознанием.
— В масонстве представлено одно из очень многих идейных течений, формирующих материальную и духовную культуру человечества. Дискуссия о художественной и социальной значимости каждого из этих течений никогда, видимо, не прекратится. Могу только заметить, что созидание и гуманизм, заложенные в творческих и иных проявлениях масонства, явно противостоят разрушению или тоталитаристскому подавлению, порождаемым определенными учениями и силами. Мы — решительные оппоненты этих проявлений зла.
(Полностью интервью напечатано в «НГ» в N127 от 12.07.2000 г.)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru