Русская линия
НГ-Религии11.04.2002 

Искусственный конфликт
Сближение России и Грузии может произойти только после того, как будет решен абхазский вопрос — считает Католикос-Патриарх всея Грузии Илия I.

Предстоятель Грузинской Православной Церкви и священник, отвечающий сегодня за оставшихся на территории Абхазии православных, излагают свои подходы к решению конфликта Мы предлагаем вашему вниманию интервью Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II и священника Виссариона, называющего себя управляющим Епархиальным Советом Абхазской епархии Грузинской Православной Церкви. Конечно же, публикуя их рядом, мы понимаем, что интервьюируемые не равнозначны по своему иерархическому статусу. Тем не менее необходимо учесть сложность положения в Абхазской епархии. С одной стороны, действия абхазских священников нельзя признать до конца каноничными, но, с другой, необходимо иметь в виду, что после того, как грузинские архиереи и священники вынуждены были покинуть Абхазию в виду смертельной угрозы, в этом регионе сложилась неординарная в каноническом отношении ситуация. Мы надеемся, что данная публикация послужит началом трудного диалога, итогом которого будет восстановление церковного единства. Интервью подготовлены специальным корреспондентом «НГ» Екатериной Тесемниковой.

Нет оправданных войн

Так считает управляющий Епархиальным Советом Сухумо-Абхазской епархии священник Виссарион Аплиа.
— Шесть лет назад закончилась война, в результате которой Абхазия оказалась отделенной от Грузии, но так и не была никем признана как независимое государство. Как отразилась такая ситуация на положении абхазской церкви?
— Когда в Епархии нет епископа, управление ею берет на себя Епархиальный совет. 12 священнослужителей собирались и выбрали меня управляющим Епархиальным советом. В течение последних пяти лет со всеми нашими проблемами мы выходим на Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который уже не раз обсуждал их в Тбилиси. Хотя, конечно, Католикос-Патриарх всея Грузии должен был бы сам просить Алексия II о том, чтобы до урегулирования взаимоотношений Грузии и Абхазии Московский Патриарх взял бы на себя духовное управление Сухумо-Абхазской епархией. Сейчас Грузинский Патриарх не может управлять Сухумо-Абхазской епархией, но почему-то препятствует решению наших проблем. Бог ему судья, но я считаю, что это поступок, не соответствующий православным канонам, которые предполагают давать тем, кто нуждается, но ни в коем случае не навязывать свою волю. Православие дает каждому возможность славить Бога на своем языке. Абхазия с первого века была православной страной. В 55 году нашей эры сюда пришли Андрей Первозванный и апостол Симон Канонит. В Киевскую Русь Андрей Первозванный пошел уже из Абхазии, и там он получил всходы спустя восемь веков. Сейчас на всех знаменах Руси мы видим образ Андрея Первозванного. Уже более 1900 лет тому назад мы были в совместных духовных отношениях.
— Не секрет, что во время войны на стороне Абхазии выступали и представители народов российского Северного Кавказа, поэтому сейчас нас пугают тем, что абхазы могут помогать экстремистам, с которыми сегодня Россия пытается вести войну. Что бы вы могли сказать в ответ?
— Как следует из исторических источников, абхазы и адыги всегда искали союз со своими соседями славянами для того, чтобы защититься от нападений со стороны Османской империи. Чтобы защитить абхазские православные святыни, нам был необходим союз. Где было искать союзников? Константинополь уже пал, Византийской империи не было, Крым был католическим. Османская империя, исповедовавшая ислам, не могла к нам дружелюбно относиться, ведь они отрицают божественное происхождение Христа, считая его человеком. Исламские традиции были навязаны арабами. Все традиции абхазо-адыгейского народа чисто православные. На Кавказе есть племена, которые не относятся к абхазо-адыгейским. Однако славяне иногда путают нас, абхазов, с другими племенами. Вайнахи, даргинцы, аварцы имеют с нами столько же общего, сколько славяне с романцами. Кстати, грузинские племена — лазы, чаны — тоже совершенно другая ветвь. Тот, кто пытается представить, что мы будто бы противостоим славянам, России, лжесвидетельствуют. Для православного христианина это смертельный грех. Абхазы и адыги хотят иметь союз с теми, кто может в нужде защитить нас, наши святыни: и Андрея Первозванного, и Симона Канонита, могила которого находится здесь, и гробницу Златоуста.
— Сегодня религия тесно связана с политикой. В лексикон некоторых высокопоставленных чиновников начал входить термин «исламисты». Как вы относитесь к подобным тенденциям?
— Сейчас находятся даже такие «историки», которые высказываются в том смысле, что мы, мол, воюем не с Абхазией, а с исламом. Да кто дал им право воевать с исламом! Господь благословил нас защищать, поэтому ты можешь защищаться, но не захватывать.
Сейчас все стали кавказцами, сегодня и славяне — кавказцы. Правда, то, как они становились кавказцами — это отдельный вопрос, который нужно тщательно исследовать. Мы, священнослужители, скажем словами апостола Иакова: «Вера без дела есть мертва». Мы должны своими делами подтверждать веру, которая ведет нас в Царство Божье. Если мы знаем о существовании Царства Божьего, мы должны помочь обрести его всем: и евреям, и грузинам, и славянам, и аварцам, и даргинцам. Есть ведь и турки, которые изначально исповедовали православие. Семь веков разделяет православие с исламом. Тысяча лет разделяет католицизм с православием. Правильно славящие Христа, правильно его толкующие могут говорить только о любви, о взаимопомощи. Христос дал нам заповедь любить друг друга. В Писании не сказано: «Тунгус, люби чеченца», сказано — «Мир всем». Имеется в виду мир добра. Есть еще мир зла, это дьявольские козни, от которого мы должны отдаляться.
Я хотел бы попросить всех не говорить с национальных позиций. Это может перерасти в крайний национализм, а крайний национализм очень опасен, он может перерасти в фашизм, в ненависть. Мы должны исповедовать Христа правильно. Убийства, захваты территорий, подобно тем, как это было во времена крестовых походов — не богоугодные дела. До Вавилонского столпотворения мы все говорили на одном языке, и лишь по гордыне своей человек получил разделение языков, и появились народы. На протяжении тысячелетий Бог Отец, видя, как люди пропадают в катаклизмах и убивают друг друга, ради нашего спасения послал нам Своего Сына и открыл нам истину Духа Святого. Как эта троица нераздельна, так и мы должны быть нераздельными и любить друг друга. Но у каждого есть дом свой, и если в этот дом врывается вор, это безумие, преступление. Еще большее преступление, когда одна страна врывается в другую, и люди начинают грабить, убивать. Нет оправданных войн. Если такие преступники есть, я хочу, чтобы они остановились. Желаю всем тех спасительных нравоучений, которые ведут в Царство Божье. Мир всем.
Сухуми

Искусственный конфликт

«Сближение России и Грузии может произойти только после того, как будет решен абхазский вопрос», — считает Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II.

— Ваше Святейшество, решение о праздновании 1700-летия принятия Грузией христианства выглядит несколько неожиданным, поскольку до последнего времени никаких разговоров о готовящемся юбилее не было. Кроме того, в Армении, которая, как известно, является первой в мире страной, официально приявшей христианство в качестве государственной религии, аналогичный юбилей пройдет лишь в будущем году. Нет ли во всем этом некоторого несоответствия?
— Мы празднуем три очень важные даты: 2000-летие пришествия Христова, 1700-летие объявления христианства государственной религией Грузии и 1500-летие автокефалии Грузинской Православной Церкви. Последние две даты, конечно, относительны. На могиле первого христианского царя Грузии Мириана и его супруги написано, что обращение Грузии в христианство произошло в 226 году. Просто мы приурочили эту дату к 2000-летию Рождества Христова. Автокефалия же была дарована Грузинской Церкви в середине V века, то есть даже более 1500 лет назад. А отмечаем мы все даты именно в эти дни чисто символически.
— Не так давно я побывала в Сухуми и встретилась с управляющим Епархиальным советом Сухумо-Абхазской епархии иереем Виссарионом. Он тогда посетовал на то, что не может найти взаимопонимания с Грузинской Православной Церковью. Какие отношения сейчас у Грузинской Православной Церкви с Сухумо-Абхазской епархией? В состоянии ли Церковь способствовать мирному разрешению грузино-абхазского конфликта?
— Во-первых, Виссарион является не управляющим Сухумо-Абхазской епархии, а обычным рядовым священником, даже не протоиереем. Архиепископом Сухумо-Абхазским является митрополит Даниил. Мы, как можем, стараемся помогать беженцам из Абхазии. Ко мне и к владыке Даниилу очень часто приезжают из Абхазии с теми или иными духовными вопросами. Между прочим, оттуда к нам обращаются не только грузины, но и русские, и абхазы. Там, кстати, остались абхазы, бывшие наши прихожане, которых я крестил. Я ведь сам в течение 11 лет был управляющим Сухумо-Абхазской епархией, этот край для меня очень дорог. На протяжении всех предыдущих столетий между нами не было никаких конфликтов. Я уверен, что абхазский конфликт создан искусственно.
— Как известно, Грузинская Православная Церковь достаточно сдержанно отнеслась к недавнему визиту в Тбилиси Папы Римского Иоанна Павла II. Как относится Грузинская Церковь к стремлению руководства государства присоединиться к НАТО, ведь помимо военной этот процесс подразумевает в какой-то степени культурную и духовную интеграцию?
— Я считаю, что стремления Грузии в НАТО как такового нет. Возможно, есть как бы вынужденное стремление. Мне кажется, что на это своими действиями Грузию иногда вынуждает Россия. Однако я уверен, что между Россией и Грузией должны быть самые близкие и дружеские отношения, что, очевидно, повлечет за собой нежелание Грузии вступать в НАТО. В этой связи я думаю, что вопрос Абхазии будет рано или поздно решен, и Абхазия как была, так и будет находиться в составе Грузии. Нам бы не хотелось, чтобы абхазский вопрос решался западными силами. Я думаю, что он должен быть решен именно Россией. Если она примет в урегулировании конфликта активное участие, то в дальнейшем это поможет нормализации российско-грузинских взаимоотношений.
Я надеюсь, что с приходом президента Владимира Путина этот вопрос будет решен положительно. Естественно, его решение необходимо ускорить, ведь это важно и для России, особенно в свете чеченских событий. Я уверен, что, если бы не конфликт в Абхазии, у России не было бы чеченской проблемы. Сейчас урегулирование необходимо прежде всего для самой Абхазии, потому что там сейчас действительно бедственное положение. Фактически Сухуми стал мертвым городом. Там живут неизвестно откуда прибывшие чужие люди, которые заняли и мой епархиальный дом, где я жил, когда был Сухумским митрополитом.
— Обсуждали ли вы проблемы координации усилий духовных лидеров для скорейшего решения грузино-абхазского конфликта с Патриархом Алексием II? Каковы вообще сейчас отношения между Грузинской и Русской Церквями?
— Конечно, мы обсуждали эту тему со Святейшим Патриархом. У нас с ним самые близкие и братские отношения. Хорошо, если бы политические деятели брали с нас пример. Однако Патриарх не может нам помочь в этом вопросе, потому что проблема является чисто политической и ее нужно решать нашим президентам. В последнее время мы очень часто говорим, что России и Грузии необходимо сближение, но оно может произойти только после того, как будет решен абхазский вопрос.
Тбилиси-Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru