Русская линия
НГ-РелигииСвященник Сергей Широков11.04.2002 

Миссионерство как вызов времени
Современные богословы и миссионеры призваны представлять не свои особые конфессии, а Церковь как единый богочеловеческий организм — Тело Христово

Полностью доклад был прочитан на конференции «Христианство на пороге нового тысячелетия», прошедшей в Москве 20−22 июня 2000 г.

Для понимания предмета научной миссиологии важно отметить, что возрождение апостольского и миссионерского служения Русской Православной Церкви в конце XX века происходит не только в условиях разрушения традиционной духовной культуры, идеологического, социального и экономического кризиса, но также и в условиях острой конкуренции с инославными миссиями извне, в том числе и со стороны нехристианских религий, тоталитарных сект и новых религиозных движений. Без учета этого современного вызова невозможно определить масштаб и содержание миссионерской деятельности Церкви в третьем тысячелетии.

Умение вести диалог

Быть Церковью в многоконфессиональном обществе — значит также и уметь вести диалог, чтобы вместо конфронтации свидетельствовать об истине православия и его духовном опыте.
Утопией, на наш взгляд, представляется развитие миссионерской активности без глубокого знания современных миссионерских доктрин, тех форм и методов, которые используют в современной практике католические и протестантские миссионеры. Мы убедились в этом на опыте общения с коллегами из таких ведущих миссиологических центров Запада, как Школа миссии и всемирного христианства в Бирмингеме, Центр Генри Мартина в Кембридже (Великобритания), Григорианский и Урбанианский университеты в Ватикане, Центр по изучению заграничных миссий в Нью-Хейвене (США). Если взять, например, активность католических миссий в России, то не представляется возможным дать ее анализ без знания документов Второго Ватиканского собора, в которых сформулирована современная миссиологическая доктрина, развитая в последующих энцикликах и посланиях папы Иоанна Павла II, а также собором епископов Европы, Северной Америки, Азии, Африки, Океании и Латинской Америки.
Сегодня перед нами стоит задача возродить миссию не только в рамках самой Церкви на ее канонической территории, но также для всего человечества, в том числе и для нехристианского мира.
В подтверждение приведем некоторые статистические данные. Если в 1982 г. в России и Восточной Европе действовали 150 миссионеров, то в 1993 г. их было уже 691, а к концу 1997-го — около 1000 миссионеров, которые представляли 561 группу из числа активно практикующих миссионеров на пространстве бывшего Советского Союза.
Статистика религиозного состояния современного человечества дает объективную картину для анализа перспектив миссионерской деятельности. Сравним показатели миссионерской деятельности 1970 и 2000 гг.
В 1970 г. было 2200 заграничных миссий и 240 000 профессиональных миссионеров, а в 2000 г. их численность была соответственно 4800 и 420 000. Объем их финансирования составлял соответственно 3 и 12 млрд. американских долларов.

Миссионерская деятельность и общество

Началом миссионерской деятельности является момент избрания апостолов. Об этом мы читаем у Евангелиста Матфея: «Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев, Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море; ибо они были рыболовы; И говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И тотчас, оставивши сети, последовали за Ним» (Мф.2:18−20).
«Миссионерский акт» есть прежде всего свидетельство присутствия Бога в человеческой истории, сама же миссионерская деятельность есть прежде всего выражение апостольской природы Церкви.
Перед современным исследователем миссии встает задача найти общезначимое богословско-историческое обоснование миссии Церкви с учетом особенностей каждой христианской миссионерской традиции. Прежде всего это особенности апостольского служения в Православной, Католической и Протестантских Церквах. При этом следует учесть, что в отличие от последних православная традиция в силу исторических и политических условий XX столетия оказалась изолированной от процесса формирования миссиологии как научно-богословской дисциплины, а также от участия в разработке теории и практики миссионерской деятельности. В частности, Русская Православная Церковь лишь в последние пять лет после опубликования концепции возрождения ее миссионерского служения в 1994 г. и создания соответствующего Отдела при Патриархате начала такую работу. В этом состоит причина слабости и неразвитости миссионерской доктрины православия, но в этом же и ее преимущество, поскольку православному богословию еще предстоит воспринять католическую и протестантскую миссиологические доктрины, чтобы затем предложить свою трактовку богословия миссии в современном мире с учетом огромного исторического и духовного опыта неразделенной Церкви.

Христианство Запада и Востока

Заслуживает серьезного анализа статья известного американского ученого-слависта, директора Библиотеки конгресса США Дж. Биллингтона о современном православии в России и его роли в будущем строительстве христианского единства в третьем тысячелетии в сборнике «Прозелитизм и православие в России».
Дж. Биллингтон особо выделяет традицию и практику исихазма, которая зародилась в пустынях Египетской Фиваиды и пришла в Россию со святой горы Афон. Она во многом определила формирование духовности и устроения монашеской жизни в России, особенно ярко проявившихся в таком уникальном служении, как старчество Оптиной пустыни и других монастырей. С этой традицией Дж. Биллингтон связывает секрет огромного «освобождения духовной энергии» для развития православного миссионерского служения и стремительного распространения христианства на просторах Северной Фиваиды вплоть до Полярного круга, где в период XV—XVI вв.еков были основаны более сотни монастырей, а затем уже в XVII—XIX вв.еках за Урал через Сибирь и Камчатку вплоть до Аляски, а затем в Японии, Корее и Китае.
«Если Русская Церковь сможет раскрыть ту внутреннюю жизнь и ту божественную энергию, которая аккумулируется при этом, то это может стать новым началом для экуменизма и процесса взаимного обучения. Запад мог бы поделиться своим искусством в области организации и традициями социального служения, тогда как Восток мог бы помочь Западу в поисках духовного обновления, являя все еще скрытые от него богатства святоотеческой традиции. Возвращение к корням могло бы помочь нам преодолеть расколы в доктринах и деноминациях, которые разделили христианство на Западе на многие деноминации».
Возможно, именно эта озабоченность расколами и разделениями, а также стремлением сохранить контроль над своими колониями в странах третьего мира вызвала бурное развитие на Западе миссиологии после 1950-х годов. Именно здесь в католической и протестантских традициях мы находим сегодня сложившиеся системы миссиологии или научно-богословских дисциплин, которые объединены под этим названием. Причем акцент делается на то, что миссиология является междисциплинарной богословской наукой и «должна быть основанием для развития богословских исследований и сердцем экклезиологии». Объектом ее исследования является евангелизация (или «новая евангелизация») как миссия Церкви в широком смысле и как непосредственная проповедь об Иисусе Христе.
В протестантской миссиологии в отличие от католической существуют два направления: одни относят миссиологию к богословским наукам, другие — к секулярным, гуманитарным дисциплинам.
Так, представитель лютеранской традиции доктор Джеймс Шерер считает, что миссиология относится ко «всей деятельности Церкви, будь то проповедь, учение, исцеление, образование христианских общин или свидетельство о Царствии, включая защиту справедливости и служение человечеству».
Согласно определению Всемирного Совета Церквей, «миссиология — это наука о миссиях, миссионерской истории, миссионерской мысли и миссионерских методах».

От христианских миссий к миссии церкви

В связи с празднованием юбилея 2000-летия христианства чрезвычайно важным представляется найти общезначимое богословско-историческое обоснование миссии, извлечь все ценное, что хранят в себе миссионерские традиции и духовное наследие Православной, Католической и Протестантских Церквей, и на основе этого определить, какой будет миссия Церкви в третьем тысячелетии.
В основу богословия миссии, на наш взгляд, следует положить евангельскую истину, которую открыл Господь святым апостолам: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Лк. 9:23).
Такой подход к богословию миссии нам представляется плодотворным, поскольку опыт православия, который более устремлен к Небу в служении Божественной литургии и в мистическом опыте монашества, может быть дополнен опытом горизонтального служения, обращенного к обществу, образованию, науке и культуре, благотворительной деятельности, которые представляют миссионерские традиции Римско-Католической и Протестантских Церквей.
Современные богословы и миссионеры призваны представлять не свои особые конфессии, а Церковь как единый богочеловеческий организм — Тело Христово. Только в этом случае можно будет развивать перспективу единой миссии Церкви, что особенно актуально сегодня, когда мир погружается в пучину нового противостояния и нашествия со стороны деструктивных сект и антихристианских тоталитарных движений.
Путь к этому единству — в сотрудничестве, в стремлении понять и изучить различные миссионерские традиции с тем, чтобы затем использовать уникальный опыт каждой из них. Один из первых шагов в этом направлении сделан в США, где под руководством директора Центра по изучению иностранных миссий доктора Андерсона издан «Биографический словарь христианских миссий», включивший биографии 2400 миссионеров.
Для разработки православной миссиологической доктрины, теории и практики современной миссии создан Центр миссионерских исследований, образованный на базе Института религиозных и социальных исследований РАЕН. Центр предполагает создать специализированную библиотеку по проблемам миссии и научно-методического центра, который призван оказывать помощь духовным и светским учебным заведениям, координировать научную и практическую работу с миссионерскими организациями и службами в регионах и епархиях, организовывать семинары и курсы для иностранных миссионеров и граждан, которые проявляют интерес к традиционной для России культуре и православной миссионерской традиции. В рамках Института социальных и религиозных исследований Центр предполагает проводить комплексное изучение социальных и религиозных явлений, начиная с демографии и статистики и кончая процессами культурно-национального развития, системы образования и деятельности СМИ.
Совместно с Миссионерским отделом Московского Патриархата, государственными учреждениями и научными институтами Центр предполагает участвовать в разработке и осуществлении программ и проектов миссионерской деятельности как в России, так и за рубежом.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru