Русская линия
Завтра Владимир Голышев10.04.2002 

Успение

Успение Пресвятой Богородицы — один из самых любимых на Руси церковных праздников: Успению посвящены главные соборы Москвы и Владимира, Псково-Печерский монастырь и Киево-Печерская лавра. На священнослужителях в этот день лазоревые облачения, а вокруг храма обычно насыпается дорожка из полевых цветов для Крестного хода с Богородичной плащаницей. Трудно поверить, что содержанием этого светлого и радостного праздника являются такие неприятные, с точки зрения современного человека, вещи, как смерть и погребение.
Гроб, кладбище, могила, покойник (кстати, любимые темы детского фольклора), даже невинные хлопоты старушек относительно собственных похорон — все это вызывает у современного горожанина испуг или кривую усмешку. Но так было не всегда. Раньше любой уважающий себя мужик собственными руками из отборных досок загодя сколачивал себе гроб. Покойника мыли и одевали не сотрудники бюро ритуальных услуг, а родственники. И из жизни их он после похорон не уходил: кладбище активно посещали, за праздничным столом ушедшему ставился стакан, накрытый кусочком хлеба, а в храме «за упокой» всегда звучало его имя и горела на кануне свеча. В Мексике, например, и по сию пору самый веселый и бесшабашный праздник — День Мертвых. В этот день принято друг другу дарить сахарные черепа и венки из гвоздик, полежавшие на могильных холмиках… Да и так ли уж живы мы, ?живые? (имеющие в себе? семя тли?, немощные, хворающие, обреченные рано или поздно сойти в могилу)? И мертвы ли? мертвые? (никогда не умиравшие в нашей памяти, ожидающие обещаного Христом воскрешения)?..
Смерть сама по себе крещеного русского человека не пугала. Значение имели лишь обстоятельства, при которых она приходила. Божьим наказанием считалась смерть внезапная — например, во сне или в результате несчастного случая (Спаситель предостерегал: «В чем застану — в том и судить буду»). Особое Божье благоволение видели в мучительной агонии — ведь с честью перенесенная, она позволяла сопричесть мирного труженика к святым мученикам — страдальцам за Христа! Особенно высоко «котировалась» гибель на поле брани («за други своя!»). Вообще профессия воина всегда подразумевала готовность в любой момент пожертвовать жизнью… То, что после трагической гибели российских подводников СМИ удалось вовлечь доверчиво внимавших обывателей в «коллективный истерический припадок», свидетельствует о том, что мы утратили здоровое отношение к смерти. Рожденный эпохой Просвещения? гуманизм? (?человекопоклонничество?) все-таки дотянулся и до нас своим ядовитым жалом…
Сведения об Успении Пресвятой Богородицы (не описанном у евангелистов) содержатся в позднем апокрифе «Слово Иоанна Богослова на Успение». Великолепной иллюстрацией к нему служит традиционная византийская праздничная икона.
В центре композиции Христос с младенцем на руках в окружении бесплотных духов. Перед ним на одре уснувшая Богородица…
Принято считать, что душа почившего, отлетая на небо, неминуемо должна столкнуться с духами злобы, наполняющими собою воздух. Грешную душу они заставляют страдать. Праведники же для них неуязвимы. Но в самом факте подобной встречи хорошего, конечно же, мало… По преданию Спаситель, желая оградить чистую душу своей Матери от встречи с нечистыми духами, явился за ее душой Сам. Младенец на Его руках — это душа Богородицы.
В то же время Пречистая Дева изображена уже восседающей на небесном престоле… В отличие от сусальных западных картинок с румяными пупсами, традиционная византийская икона пренебрегает временем и пространством, — ее цель не иллюстрация события, а наиболее полное раскрытие его духовного смысла. На традиционной византийской иконе, как правило, изображаются сразу все действующие лица и все события, имеющие отношение к празднику. Поэтому мы видим Богородицу и лежащей на одре и восседающей на небесах одновременно.
Справа и слева от центра композиции расположились апостолы. Их присутствие здесь кажется невероятным — ведь они давно разошлись во все концы Вселенной проповедовать Евангелие. В Иерусалиме могли находиться только Иаков, Иоанн (усыновленный по воле Спасителя Богородицей) и, возможно, Петр — мы же видим практически всех апостолов (кроме Фомы — Фома, как всегда, опоздал). Как они там оказались?
Разгадка изображена здесь же — на иконе. По преданию, в день Успения Пресвятой Богородицы апостолы были доставлены в Иерусалим чудесным образом — на облаках. На иконе каждого из апостолов можно увидеть дважды: склоненного над Богородицей и летящего в сопровождении ангела на облаке. Уфологи, правда, утверждают, что это никакие не ангелы — просто апостолов похитили инопланетяне. Только и всего…
Обычно на Успенской иконе присутствует изображение человека с отсеченной рукой. Это ревностный иудей Афония, напавший, согласно преданию, на похоронную процессию. Что же подвигло благочестивого еврея на этот безрассудный хулиганский поступок?
Наблюдая за тем, как апостолы? провожают в последний путь? усопшую, он столкнулся с чем-то ему непонятным, тревожным, противоестественным… Для иудея смерть — дело серьезное. Сотворенный из «ничто» мир — вещь ненадежная, смерть (то есть, собственно «ничто») — единственное, на что действительно можно положиться. Апостолы же знали о том, что смерть навсегда побеждена Христом, а значит, и Богородица не умерла (в том смысле, в каком смерть понимал иудей Афония), а воцарилась на Небе… Не увидев на лицах апостолов приличествующего похоронам выражения скорби и отчаяния, Афония кинулся на них с кулаками. И тотчас Ангел Господень отсек его руку, чем подтвердил апостольскую правоту…


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru