Русская линия
Смена Р. Шухевич10.04.2002 

Все дороги вели в Рим

Паломник. Какую ассоциацию вызовет это слово у большинства петербуржцев? Человек в ветхой одежде, скорее всего пожилой, упорно шагающий к святым местам многие сотни верст под палящим солнцем и проливными дождями. На самом деле ситуация сейчас немного другая. В юбилейном 2000 году из Петербурга в Рим от петербургского кафедрального католического собора Успения Пресвятой Девы Марии в Рим отправилась в основном молодежь.
И это понятно, потому что отправилась эта молодежь на XV Всемирный день молодежи. Причем паломничество проходило не пешком, а на автобусе. Состав паломников был смешанным: католики и православные. Последние регулярно посещали костел как члены Английского клуба — организации при приходе, бесплатно обучающей английскому языку всех желающих. Впрочем, внешне разница между исповедующими разные конфессии была совсем незаметной, а общехристианским святыням в Польше и Италии поклонились все. Маршрут, кстати, предполагал посещение не только Италии: были остановки в Польше, Австрии, на обратном пути посетили Мюнхен и Берлин. И везде — посещение храмов. Каждый день в автобусе и на стоянках — совместные молитвы. Кроме совместных молитв вскоре начался еще более живой экуменический католическо-православный диалог. Живее некуда: от долгого сидения ноги затекли, и во время движения автобуса молодежь устроила дискотеку.
Самые большие сложности возникли на таможне — причем в братской Белоруссии, точнее, на белорусско-польской границе. Едущих поклониться святым местам встретили пьяные и злые белорусские таможенники и пограничники. Тут же возникли сложности с визой у сестры Иоланты, которая родом с Филиппин. По некоторым сведениям, белорусские силовики имеют особый циркуляр об отлове «лиц афро-азиатской национальности», направляющихся в Европу. Потеряв уйму времени, так или иначе границу все же преодолели и оказались в Польше.
Контраст с Белоруссией начинается сразу же в Тересполе. Несмотря на то что по чистоте и аккуратности Белоруссия может сравниться с Польшей, отличия бьют в глаза: дома значительно богаче, люди более сытые и веселые. И на дорогах перестает трясти. А вывески, кстати, и на польском, и на русском. Также везде слышна русская речь. Обратившись к прохожему на немецком или английском, можно услышать в ответ: «Ничего не понимаем. Говорите по-русски или по-польски». Кстати, в Тересполе же можно убедиться, что слухи о русофобии поляков оказываются сильно преувеличенными: прохожие улыбчивые и предупредительные.
Следующая остановка — в Ченстоховой. Восемь часов езды — и группа в месте, куда мечтает попасть любой католик или православный из Восточной Европы. Радушный и щедрый прием в местном монастыре, после чего — посещение храмового комплекса иконы Ченстоховской Божьей Матери, знаменитой на весь мир. Экскурсовод, местный монах, рассказывает, члены группы переводят: «Это — духовная столица Польши. Во все века икона Ченстоховской Божьей Матери служила опорой для поляков, сражавшихся за независимость Польши — против немцев, Австрийской империи, иногда даже против царских войск». Некоторые паломники недоуменно переглядываются: «Каких это царских войск?» — «Да это он русских так называет». Щепетильная осторожность экскурсовода вызывает недоумение. Ченстоховская Богоматерь — святыня поляков, имеющая православное происхождение. Почитание икон вообще несвойственно для католицизма, но в этом случае сделано исключение. Кстати, икона почитается и православными. Поэтому перед иконой на коленях стояли почти все.
Ночь в пути. Предместье Вены, монастырь Сан-Габриэль. Чувствуются германская строгость и сдержанность во время приема. Кто хочет — отсыпается, остальные гуляют в Вене. Многие здесь впервые, кто-то восклицает: «Господи, какую Ты сотворил красоту!» Дворцовые комплексы, дивные сады, гармоничное сочетание красоты природы с произведениями человеческих рук. Еще одна ночь в пути. От сна в положении сидя затекают ноги, у некоторых настолько, что не влезают в обувь. Но это мелочи. Ведь уже встречает Италия. Альпы преодолены ночью. Мягкие и уютные Апеннины радуют глаз своей гостеприимством. Первая большая остановка в Италии: Падуя. Море солнца, светлые постройки, светлые площади, улыбающиеся итальянцы. Громада храма Св. Антония Падуанского: неотделанный серый фасад, над которым возвышается целый ансамбль куполов.
Вечером — отъезд в деревню, где должны принять итальянские семьи. Несколько дней в деревне Villa Nova пролетают как один чудный миг. По прибытии на место — как в русской сказке — сначала кормят и поят. Только потом оформляют документы на жительство. И тут же праздник. Несколько групп из разных стран как могут представляют себя. Русская группа показывает спектакль на английском языке по пьесе Алексея Толстого «Где любовь, там и Бог», который синхронно переводится на итальянский. Затем русские народные танцы. После этого — танцы уже не русские народные, а самые что ни на есть международные. Русская группа, за плечами которой самый длинный и тяжелый путь, держится дольше всех. А на следующий день расспросы и разговоры. «У вас есть в России музыкальные центры? Знаете ли вы, что такое оливки? Как вам наши пицца и спагетти?» Совместные службы, причастие. Расспросы и разговоры на английском, итальянском, русском и немецком. Далее — посещение Венеции, с собором Сан-Марко, где находятся мощи св. Марка — «человека, написавшего Евангелие и имевшего общих знакомых с Господом Богом», как выразился один из паломников. А впереди — Рим.
Уже привыкнув к гостеприимству падуанцев, паломники из Петербурга, поселенные на каменном полу в помещении бывшего детского сада, были несколько удивлены. Но все познается в сравнении: рядом в огромном ангаре жили с полсотни чернокожих паломников из Кот-Д'Ивуара. Помимо ночлега на каменном полу у паломников в жарком Риме отсутствовала горячая вода. Да и холодный душ был под открытым небом. Конечно, паломничество предполагало организацию. Но ее почти не было. А когда была, то ее место мгновенно занимала самоорганизация.
По подсчетам организаторов, более 250 000 юношей и девушек со всего мира посетили собор Св. Петра в эти дни. Для того чтобы дать всем желающим поклониться гробнице св. Петра, впервые в истории собора для входа паломников были открыты не только Святые врата, но и дополнительные двери. Ранее начиная с 1450 года все паломники, посещающие храм в юбилейные годы, обязаны были входить в собор только через Святые врата. Ради молодых участников праздника изменили и требования к внешнему виду посещающих собор: можно было совершать паломничество в шортах, мини-юбках и рубашках с короткими рукавами. Из-за обилия красно-белых флагов создавалось впечатление, что вся польская молодежь переехала на эти пять дней в Рим. Поражало и количество украинцев, проживающих в Италии нелегально.
— Вы откуда?
— Со Львовщины. Приехал сюда на заработки. Италия — единственная страна, которая не депортирует, если нет вида на жительство… То немногое, что заработаешь, отправляешь домой.
— Но вроде бы Западная Украина неплохо живет.
— Какое там. Работы нет. На те сто долларов, которые я высылаю раз в месяц, живет моя семья из шести человек!
— Думаете возвращаться?
— Конечно. На родину тянет, к семье, тоска без родной речи. А если домой приедешь, там работы нет…
19 августа состоялся поход на поле под Римом Tor Vergata. Организаторы услужливо постарались, чтобы этот путь не был легким: пятнадцать километров ребята тащили на себе тюки с провиантом на два дня, спальными мешками и одеждой. Как раз в этот день температура воздуха дошла до 47 градусов по Цельсию. Чтобы не было солнечных ударов, с двух сторон дороги стояли пожарные машины и услужливо поливали паломников водой, которая тут же высыхала. Еду и минеральную воду свободно раздавали на обочинах, посему за всеми тянулись горы мусора.
Вот и Tor Vergata, и русской группе предложили расположиться в синем секторе, где речь Папы транслировалась и на русском языке. На поле собрались два миллиона человек со всего мира.
Отъезд из Рима проходил несколько по-будничному, хотя во время прощального ужина в одном из монастырей все вновь почувствовали итальянскую доброту и гостеприимство. Печально было уезжать из теплой Италии. Впереди была Германия. Польша. Россия. На дорогах стало трясти. Дома.
Санкт-Петербург — Рим — Санкт-Петербург


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru