Русская линия
Сегодня А. Макаркин10.04.2002 

Русский интеллигент в сане архиепископа
Владыка Михаил за свою жизнь успел побывать узником, инженером и доктором богословия

2000 год стал последним в жизни архиепископа Михаила (Мудьюгина) — одного из старейших иерархов Русской православной церкви. Он умер в предпоследний день февраля, до конца своей 87-летней жизни оставаясь в ясном сознании.
Судьба владыки Михаила (по крайней мере ее первая половина) похожа на жизненные пути многих русских интеллигентов. Выходец из образованной семьи чиновника (при Столыпине его отец служил в Главном управлении по делам местного хозяйства МВД), он не смог поступить в институт после окончания школы — срезали на экзамене, чтобы не переходил дорогу полуграмотным рабфаковцам. Чтобы стать студентом Института иностранных языков, ему пришлось поступить рабочим на завод. Только закончил институт — новая напасть: арест за участие в религиозном кружке питерской молодежи. Месяц «отсидки» в тюрьме, высылка из Ленинграда на Урал (потом ему разрешили вернуться). Затем второе высшее образование — инженерное, полученное заочно. Долгие годы работы инженером в конструкторском бюро, защита кандидатской. Казалось, что жизнь устроена — в 1953 году доцента Михаила Николаевича Мудьюгина пригласили преподавать теплотехнику в Ленинградском горном институте. Однако уже в 1955 году он обратился к митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Григорию (Чукову) с просьбой рукоположить его в сан священника. Надо сказать, что владыка Михаил с детства был глубоко верующим человеком, уже работая инженером, продолжал посещать церковь. Власти не обращали на это внимания — он же беспартийный, ему можно и почудачить. Многие ограничивались таким «чудачеством». Для владыки Михаила «чудачество» стало смыслом жизни.
Судьба готовила ему непростой путь к принятию священного сана. Умер митрополит Григорий, не успев совершить рукоположение. Его преемник испугался делать священником доцента и кандидата. К тому же резко усилилась антирелигиозная пропаганда, снова стали арестовывать церковных людей. Стало ясно, что в Ленинграде Михаилу Мудьюгину пастырем не быть. Пришлось ехать в Вологду, отказавшись от питерской квартиры. Там в 1958 году он был рукоположен в сан священника и прослужил на вологодских приходах 6 лет. Затем новое испытание — смерть жены. После этого отъезд из Вологды, преподавательская деятельность в Ленинградской духовной академии. В 1966 году Михаил Мудьюгин становится епископом и ректором академии. Он был призван оживить деятельность академии, чуть было не закрытой в начале 60-х. Однако владыке Михаилу не суждено было долго руководить академией: говорят, что питерские атеисты не могли потерпеть, чтобы высшей духовной школой руководил человек, которого интеллигенция считала своим.
Спустя два года владыку перевели в Астрахань, а еще через десяток лет он вернулся в Вологду, на сей раз правящим архиереем. Там он и прослужил следующие 14 лет, вплоть до ухода на покой. В бытность владыки правящим архиереем в его епархиях не был закрыт ни один храм (были случаи, когда при попустительстве епископа епархия лишалась до половины храмов). При этом архиепископ Михаил продолжал читать лекции по основному богословию в академии, даже когда почти полностью ослеп. Лишь за полгода до смерти он перестал преподавать, получив звание почетного члена ученого совета. Только в конце жизни владыка смог опубликовать две свои книги («Основное богословие» и «Русская православная церковность второй половины XX века»).
Владыка Михаил был человеком открытым для диалога с инославными — католиками и протестантами. Незадолго до смерти он вспоминал, что в тюрьме в одной камере с ним были люди разных вероисповеданий, но все чувствовали свою общность. Никто не поднимал вопроса о конфессиональных разногласиях. Владыка сохранил верность экуменической традиции до конца дней — в последние годы жизни он преподавал в питерской католической семинарии, не боясь упреков со стороны «фундаменталистов». Своим авторитетом владыка поддерживал церковных реформаторов — одно дело, когда «ревнители веры» обвиняли в ереси или богословской неграмотности человека, который без году неделя в Церкви, и совсем другое — спорить с архиереем и доктором богословия.
Как и многие русские интеллигенты, владыка Михаил играл на рояле (он стоял в его комнате, занимая большую ее часть). Удивительно владел русской речью: казалось, что перед собеседником находится человек прошлого века. За свою жизнь не скопил состояния — сколько бы ни судачили о корыстолюбии церковных людей.
Архиепископ Михаил умер в год 2000-летия христианства, когда одни люди стараются наладить межконфессиональный диалог, а другие пытаются воспрепятствовать этому. Владыка был среди первых: он вслед за святителями прошлого века считал, что перегородки между христианами не достигают неба, а католики и протестанты верят в того же Иисуса Христа, что и православные. И поэтому разногласия между ними можно преодолеть или хотя бы смягчить — стоит только по-настоящему этого захотеть.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru