Русская линия
Русская мысль С. Джевахашвили10.04.2002 

Свобода и ответственность

7−8 сентября во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы в Москве прошла X Международная конференция памяти отца Александра Меня — в 2000 году темой этого ежегодного собрания стал «Выбор для России».
Спорить, наступил ли XXI век, уже через три с небольшим месяца никто не станет. Но какой и с чем входит в него Россия? Что несет туда каждый из нас?
Как сказал на открытии конференции Григорий Явлинский, «выбор для России — это выбор каждого человека». Он процитировал слова о. Александра из его «Интервью на случай ареста», где говорится о том, что «свобода должна вырастать из духовной глубины человека». Становится ясно, что внутренняя свобода каждого — это залог свободы и успешного развития для нашей страны
Профессор Андрей Мельвиль убежден, что России сегодня необходимо отказаться от претензий на империю, учитывая в то же время глобальные изменения; не пускать на самотек российско-американские отношения; признать ограниченность своих возможностей и бесполезность попыток догнать постиндустриальный мир; заняться «банальным» возрождением отечественной промышленности; перестать возлагать надежды на отдельные личности в поисках того или иного «отца отечества», но, главное, начать, наконец, строительство гражданских институтов.
Последнее необходимо потому, что, кроме быстрой консолидации гражданских структур, общество ничего не сможет противопоставить стремительной тенденции усиления государственной власти. Диалог с властью и заключение с ней нового социального контракта невозможны без наличия общественного мнения.
А его, как считает главный редактор «Московских новостей» Виктор Лошак, в России до сих пор нет: «Если сегодня общественное мнение „раскачивают“, оживляют каким-то образом средства массовой информации, то в условиях, когда журналистика будет прикручена и приручена, оно может вообще исчезнуть, исчезнуть как возможность диалога с властью или как возможность высказывания настроений в стране. Это самое, на мой взгляд, опасное». В. Лошак выразил сожаление и о том, что сами российские СМИ как гражданский институт абсолютно не консолидированы: «Должно что-то происходить типа убийства Холодова, чтобы по какому-то вопросу СМИ консолидировались. К сожалению, каждый здесь работает за себя».
Воспитание внутренней свободы и способности к диалогу и ответственности — дело в первую очередь современной школы, убежден директор Института всеобщей истории Александр Чубарьян. «Школьник, — считает он, — должен получить фактуру и сам делать вывод. Он должен понимать, что за каждым историческим событием стоит чье-то решение. У человека всегда есть выбор, руководить которым должна ответственность».
Свящ. Георгий Чистяков заметил, что верующие нередко отказываются от размышлений о судьбах страны и «горячих» проблемах современности, обосновывая это тем, что политика их не интересует. «Дело не в политике, — сказал о. Георгий, — но в России и ее будущем. В стране, которую мы любим, в стране, ответственность за которую возложил на нас Бог».
Слово «ответственность» было ключевым и в выступлении профессора Инги Михайловской: «Экономику, политику, право определяет личность. И свобода от ответственности неотделима».
XX век был эпохой чудовищной нетерпимости, диктаторских режимов и тоталитарных империй. Поэтому воспитание толерантности должно занять особое место в сегодняшней школе. Что такое XX век? Чем он войдет в историю? Об этом говорил кинорежиссер Савва Кулиш, продемонстрировавший в ходе конференции свой новый фильм, посвященный Катастрофе и сегодняшнему осмыслению студентами и школьниками массового уничтожения евреев в годы нацизма. По его мнению, главным достижением XX века стали две вещи. «Первое — человек начал осознавать себя человеком, когда после окончания Второй Мировой войны состоялся великий и до конца не оцененный Нюрнбергский процесс и была сформулирована ст. 6 „Преступления против мира и человечества“, по которой главных нацистских преступников осудили на смертную казнь. Собственно с этого момента мы стали жить уже в другую эпоху. И после того появилась Декларация прав человека, где мы зафиксировали, что все люди рождаются равными, и это закон для всей земли».
Но есть, как полагает С. Кулиш, и второе достижение нашего столетия. Человечество начинает осознавать себя единым организмом, что связано с развитием информационных технологий и с появлением Интернета. «Это невероятный информационный взрыв, который превращает людей в человечество, и действительно когда звонит где-то колокол, то мы понимаем, что он звонит по нам. И сегодня мы это хорошо ощущаем».
Мы ощущаем, что наше столетие — это век бесконечных войн и разрушения империй. Стремительно двигаясь вперед, человечество одновременно придумывает способы своего уничтожения. А почему все это происходит? Этим вопросом задается режиссер и драматург Марк Розовский, член комиссии по вопросам помилования при президенте: «Причина всех наших бед, катаклизмов, конечно же, прежде всего в нашем безбожии, потере нравственных и духовных ориентиров, когда любая вседозволенность и беспредел оказываются логичным следствием той бесовской установки, что цель оправдывает средства, а значит, ценность человеческой жизни, единственной и неповторимой (как для червяка, так и для человека), сводится к нулю».
Чем же может человек противостоять всему этому злу? «Пока мы будем „работать над поправками“ к древним и незыблемым законам человечества „Не убей“ и „Не укради“, вереница гробов, в том числе цинковых, будет бесконечна, — считает режиссер. — Автоматом Калашникова мы одарили весь мир: убивайте кого хотите! Разве это не грех? Изначально это надо было понимать. Надо отвечать за посеянное. И сначала надо спросить с себя: понимаешь ли ты, что грешишь, или не понимаешь? Это самое трудное, но это самое главное».
М.Розовский привел данные статистики: именно среди помилованных процент рецидивов преступления в три и даже в четыре раза меньше, чем среди тех, кто отбыл полный срок. И общество должно об этом знать. Человек не столь чудовищен, хотя так часто он выглядит чудовищем.
Необходимость диалога, милосердия и ненасилия была лейтмотивом всех семи секционных заседаний, прошедших в рамках конференции. На них обсуждались судебная реформа, проблемы малых городов России, новые технологии в сфере искусства и в сфере СМИ. Обсуждались также вопросы прозрачности в отношениях государства и общества. Проблемы реституции были в центре внимания секции «Калининград — „ничейная земля“ или сердце российско-немецких отношений?» Круглый стол на тему «Семья — территория толерантности» стал продолжением темы прошлогоднего конгресса.
Подводя итоги работы конференции, директор Библиотеки иностранной литературы Екатерина Гениева говорила об общественном договоре: «Нам надо выйти на отчетливый договор с обществом, друг с другом. Потому что иначе гражданское общество мы не построим. Давайте постараемся взять с собой в XXI век поменьше нашей российской лени и побольше деловитости».
8 сентября во внутреннем дворике Библиотеки иностранной литературы был открыт небольшой памятник отцу Александру работы итальянского скульптора Джанпьетро Кудина. Памятник подарил библиотеке известный предприниматель и издатель российско-итальянской газеты «Эспрессо» Антонио Темилом. Выступая на открытии памятника, вице-президент Союза юристов России и федерации Союза адвокатов Петр Баренбойм назвал символичным сам факт того, что «автором его памятника является итальянский скульптор… Отец Александр Мень был человеком Ренессанса. Его величие и гениальность стали очевидны уже сейчас, когда с момента его смерти прошло 10 лет. И пока в России будет жить память об о. Александре Мене, у нее всегда будет выбор».
Сам Джанпьетро Кудин не знал о. Александра лично и создавал эскиз по фотографиям. Знакомясь с ними, он понял, что суть о. Александра — не во внешних чертах. Поэтому запечатленный в камне трагический и одновременно сильный и мудрый лик священника — это интерпретация автора, понимание образа этого человека сердцем. «Это произведение я полюбил больше всего из того, что я сделал в течение жизни», — сказал скульптор.
По мнению свящ. Александра Борисова, «наша Церковь, наша страна будет в большинстве своем гордиться, что в условиях советского режима, в условиях, когда все было направлено на то, чтобы не появились такие люди, как о. Александр Мень, и такие книги, какие он написал, что в этих условиях жил такой замечательный человек, который открывал нам Божью любовь. Через любовь, которую Бог дал его сердцу, он приводил и еще будет приводить тысячи и тысячи людей к истине, ко Христу, к добру и созиданию».
В каждом человеке о. Александр угадывал божественное, а в Боге — нечто интимное, может быть, совершенно неуловимое, но необходимое для людей. Об этом феномене говорил проф. Евгений Рашковский. Он показал, что глубочайшую сердцевину созерцания и служения о. Александра во многом составляло чувство единства божеского, природно-космического и человеческого в их взаимном пересечении и переливе. Этот феномен он условно назвал «теокосмоантропоцентризмом». Это особый стиль православной духовности — не универсальный, но очень важный для мировой религиозной практики.
Е.Рашковский выделил два фундаментальных импульса, присущих о. Александру: импульс сострадания и импульс благоговения. «Они свойственны каждой развитой религиозной системе, но о. Александром они были пережиты особо, что имеет отношение к нынешним проблемам русской культуры и жизни народов России. Импульс сострадания он переживал и культивировал в себе в общении с людьми измученными, истерзанными, гонимыми, с людьми изуродованными не только природой, не только историей, но и самой нормативно-казенной системой советского невежества. Он соединял в себе церковность с интеллигентностью и был одним из первых, кто начал обращаться не только к отдельным интеллектуалам, но ко всей массе российской интеллигенции и „полуинтеллигенции“. И одновременно — к российскому духовенству разных конфессий».
Французский писатель Ив Аман, автор книги об о. Александре Мене, переведенной на русский, итальянский, а теперь и на немецкий языки, напомнил, что мы живем в эпоху религиозного индифферентизма. «Я уверен, что о. Александр был нам послан как пастырь не только для советской России, просыпающейся от идеологических иллюзий, но и для России постсоветской, и для всего современного мира». Отец Александр говорил, что христианство только еще начинается. В каком-то смысле, считает Ив Аман, и служение о. Александра тоже начинается только сейчас. Не случайно поэтому темой конференции, которая состоится в будущем году, как сообщил о. Георгий Чистяков, станет XXI век.
Клаус Михалец, руководитель немецкого общества по развитию международного культурного и научного обмена, выразил уверенность, что Россия имеет выбор, и подчеркнул, что «сила внутренней свободы о. Александра и его независимость от политических доктрин пережили его трагическую смерть и как раз поэтому делают его сегодня одной из важных фигур интеграции в России».
«Мне очень хотелось бы, — сказал в последний день конференции о.А.Борисов, — чтобы наша страна стала страной, где утверждалась бы нравственная политика, нравственная экономика, нравственные средства массовой информации, без насилия, с единственным желанием добра и любви. Думаю, что этому была посвящена жизнь о. Александра и именно за это он принял мученическую смерть».
Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru