Русская линия
Российская газета10.04.2002 

Худой гражданин царства земного и для Небесного не годен
Митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий отвечает на вопросы Российской газеты

— Владыко, как вы оцениваете итоги прошедшего Архиерейского Собора?
— Еще задолго до начала его работы многим казалось, что от Архиерейского юбилейного Собора трудно будет ожидать глобальных для церковной жизни решений. Но Русская православная церковь заявила о принятии именно таких решений по самым сложным, самым наболевшим вопросам, волнующим и народ церковный, и священноначалие.
И в этом мне видится главный итог Собора. Важно и то, что заседания проходили в стенах возрожденного всем народом храма Христа Спасителя, где главный престол освящен в честь Рождества Христова, 2000-летию которого был посвящен Архиерейский Собор.
Важно, что церковь в духе братского единомыслия, которым были благословлены все соборные деяния собравшихся в Москве архипастырей, сказала свое слово не только о дальнейшем устройстве жизни внутри церковной ограды, но и высказалась о перспективах своих отношений с государством, обществом, иными религиозными организациями. При этом архиерейская полнота Русской православной церкви не только способна, но и готова вести диалог с миром внешним, противопоставить нападкам и выпадам взвешенность оценок и здравую разумность. Каждое из принятых решений явно или опосредованно указывает людям, находящимся и приходящим в церковь, ищущим совета или покровительства церкви, путь ко спасению во Христе. Это общая и основная наша задача, которая всегда была, есть и остается, потому что в этом состоит миссия церкви в мире.
— Как, на ваш взгляд, решения, принятые Собором, отразятся на жизни верующих россиян?
— Православные верующие — это добрая половина граждан Российской Федерации. И большинство из них понимает, что принятые Собором решения — это не только показатель самосознания церковного общества, но и общества гражданского, то есть всей России. А значит, воздействие соборных деяний никак не может быть ограничено приходом, монастырем или епархией. Взять хотя бы вопрос о канонизации царской семьи. Он казался острым и даже скандальным, но не стал камнем преткновения — принято единогласное решение о прославлении государя императора и членов его семьи в лике страстотерпцев. А разве не чудо — причисление к лику святых более тысячи мучеников и исповедников XX века? Мы еще не осознали всю невиданную мощь столь величайшего прославления, какового еще не бывало в истории Русской и других поместных православных церквей. Это прославление безусловно окажет величайшее духовное воздействие и на общественное бытие, и на жизнь каждой семьи, и на мироощущение всякой души православной, и на будущие поколения наших сограждан.
А разве не является угрозой церкви влияние секулярных течений, движений, которые пытаются, я бы сказал, поработить верующих? А что такое церковь? Это общество верующих людей. Многие сейчас стремятся овладеть душами, увести их, как говорится, «в страну далече». Основная задача церкви как раз в том, чтобы сохранить это стадо Христово, указать или напомнить путь покаяния, путь к Царству Божию. Что и было сделано на Соборе.
На Соборе, как вы знаете, были приняты Основы социальной концепции, обращение к Президенту России В.В. Путину с просьбой принять меры к возвращению незаконно отнятого у церкви имущества, подтвержден статус самостоятельности и независимости Украинской православной церкви, получившей права широкой автономии еще в 1990 году, создающий хорошие предпосылки для объединения всех православных Украины в лоне единой церкви, была утверждена новая редакция Церковного устава.
Особенно важной и необходимой является сегодня постановка таких программных вопросов, как принятие социальной концепции РПЦ и обращения к Президенту с просьбой о возврате церковной собственности. Однако здесь, мне думается, необходима прежде всего глубокая разработка проблемы и, что очень важно, кропотливая, каждодневная разъяснительная работа на всех уровнях. В первую очередь это касается отдаленных епархий и приходов. Как и когда начинать эту работу, каковы основные цели и методы, возможные трудности, узкие места… Такая подробная детализация в разработке вопроса, на мой взгляд, необходима как в столице, так и на периферии.
Решение вопроса о возврате того, что некогда по праву принадлежало церкви, явится, без сомнения, поистине мудрым и справедливым шагом со стороны государства, которое, я верю, сегодня действительно желает помочь церкви. В свою очередь и у самой церкви есть естественное и объяснимое желание восстановить историческую справедливость. Но для того, чтобы наши общие намерения не остались на бумаге, а воплотились в конкретные шаги и дела, необходима серьезная правовая основа, законодательные механизмы. Иначе усилия не принесут желаемого результата и останутся лишь декларацией. Нужна выработка единого мнения, мировоззренческой позиции, я бы сказал, даже единой философии по этому вопросу. Главное, чтобы все решения осуществлялись по четкой правовой схеме и в строго очерченном правовом поле. Благо, что эту возможность нам дают и Конституция, и соборные акты. Вполне очевидно, что в этом заинтересованы все: и церковь, и общество.
Решения Архиерейского Собора и есть попытка церкви ответить соборным разумом на вопросы, волнующие современное общество, на которые церковь пока только ищет ответ. Это и отношение церкви к семье и браку, к социальному служению, к действиям, устанавливающим контроль за жизнью личности, к праву христианина сопротивляться власти, нарушающей установления и заповеди Божии. Впервые взаимодействие с государственной властью, различными светскими объединениями, внецерковными СМИ нашло структурированную соборную формулировку. Причем структурно настолько объемную, что она требует внимательного и неторопливого рассмотрения. Хотя со многими из принятых положений нельзя согласиться безоговорочно, все же они свидетельствуют об осознании церковью своей ответственности перед Богом, личностью, обществом и историей на совершенно ином, чем три года назад, уровне. Действенность церковного делания нельзя оценивать только количеством взметнувшихся в небо церковных куполов, а реальным служением церкви народу российскому, уставшему от непосильного бремени, и устроением его жизни на началах христианской нравственности, укорененных в Евангелии и идеалах Святой Руси.
— Не могли бы вы рассказать о деятельности Фонда имени митрополита Макария, который вы возглавляете?
— В 1995 г. был возрожден фонд по премиям памяти митрополита Московского Макария (Булгакова), учрежденный Русской православной церковью, правительством Москвы и Российской академией наук. Макариевская премия начиная с 1882 г. и до драматических событий 1917 г. оставалась одной из самых престижных и известных премий России и многих других стран. Она вручалась не только богословам, но и ученым за выдающиеся достижения в самых различных областях знаний и наук.
В 1867 г. после обращения митрополита Макария государь император высочайше утвердил Главные положения для присуждения Императорской академией наук и Святейшим Синодом Макариевских премий по академическим светским и богословским наукам.
После кончины митрополита Макария в 1882 г. последнее присуждение премий от имени академии наук состоялось в 1913 г., от имени Святейшего Синода — в 1917 г.
За полувековую историю существования премий в ХIХ-ХХ вв. их получили более 120 известных российских ученых: историки А.А. Кочубинский и Д.М. Петрушевский, военные теоретики А. Редигер и Г. В. Форстен, филологи А.В. Экземплярский и М.И. Михельсон (автор многих словарей русского языка и литературы), краеведы Л.В. Щерба и И.С. Бердников, геологи С.О. Макаров (за исследование Средиземного моря и Тихого океана) и И.В. Мушкетов (геологические описания Туркестана), известные классики отечественной науки В.В. Докучаев (автор труда «Русский чернозем») и Н.И. Билибин (за математический курс тригонометрии), священномученик Иларион (Троицкий) и священник Павел Флоренский. Премиями были отмечены труды по русской и всеобщей истории и этнографии, истории права и вероисповеданий, психологии, химии, богословским наукам и искусствоведению, а также лучшие учебники и учебные пособия.
В 1994—1995 гг. по инициативе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II совместно с Российской академией наук и правительством Москвы были созданы Фонд по премиям памяти митрополита Макария и комитет фонда, которые взяли на себя подготовку и организацию присуждения премий в 1997 и 1999 гг., в результате чего 27 лауреатов были награждены премиями.
В 1999 г. состоялось второе присуждение премий памяти митрополита Макария. Прибавилась новая номинация — «История России», заметно возрос интерес научной общественности к конкурсу и авторитет премий. К конкурсу были допущены 95 работ, в результате 13 лауреатов получили премиальные награды. С публикациями премированных работ был издан особый номер научного журнала «Исторический вестник», который издается под нашим началом совместно с Историко-правовой комиссией, также мною возглавляемой.
Признанием общественно-церковной значимости современной Макариевской премии стало выведение ее из-под налогообложения Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина.
В начале 2000 года решением Совета учредителей Макариевский фонд был реорганизован с целью активизировать развитие отечественной гуманитарной науки, как церковной, так и светской. Мне было поручено возглавить фонд с тем, чтобы закрепить основные цели возрожденной Макариевской премии: оказание материальной поддержки ученым-историкам, особенно молодым, стимулирование исследовательской деятельности по истории России, истории православной церкви и истории Москвы, которая существенно обогащает науку, внося в нее новые факты, наблюдения и воззрения, консолидацию научных интересов светской и церковной интеллигенции в восполнении пробелов гуманитарного знания.
Сегодня, по итогам полугода своего обновленного существования, фонд представляет одну из немногих научных структур, которая объединила в себе интересы как академической, так и церковной науки. В настоящее время к фонду обращены взоры российской и столичной интеллигенции: прежде всего это ученые из институтов российской и всеобщей истории, МГУ и других российских университетов, духовных школ Русской православной церкви.
В настоящее время собственными силами отремонтировано помещение фонда (Москва, ул. Нижняя Сыромятническая, д. 10а, 3-й этаж), идет прием конкурсных работ на премию 2001 года и по нашему предложению Святейшим Патриархом принято решение об учреждении ежегодных Макариевских стипендий для лучших учащихся православных духовных академий в целях повышения интереса к изучению истории России и Русской православной церкви и побуждения к самостоятельным исследованиям в этой области. Это одна из совместных общественных научных акций, которые проводит Макариевский фонд и Историко-правовая комиссия Русской православной церкви.
— Уточните, пожалуйста, Владыко: Историко-правовая комиссия — еще одно из направлений в вашей деятельности?
— Да, действительно. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II подписал указ об образовании общецерковной постоянно действующей Историко-правовой комиссии и назначил меня ее председателем. Это очень ответственное назначение, которое, безусловно, основывается на имеющемся опыте по исторической проблематике и станет естественным продолжением в области исторического наследия и его правового обеспечения сегодня. Это и проведенные научные конференции, и издание научного журнала «Исторический вестник», и подготовка выставок.
— Что бы вы пожелали читателям «Российской газеты»?
— Русская православная церковь не отделяет себя от народа. Она всегда вместе с ним переживала все горести и скорби смутных времен, революции, безвластия, поспешные реформы и перевороты.
В самые трудные переломные моменты отечественной истории лишь вера, единство, соборность были той спасительной силой, которая выводила и освобождала от, казалось бы, неминуемой гибели. Однако в потоке повседневных конкретных дел и проблем мы, увы, как правило, разобщены, не можем договориться друг с другом в мелочах, не находим общего языка в простых и разрешимых вопросах. Обиды и амбиции каждого мешают общему делу. Каждый закрывается по своим квартирам, растлевая, обесценивая и растаскивая то общее, благое, высокое, что составляет гордость нации, ее духовную основу.
Чтобы этого не происходило, необходимо жестко и беспристрастно посмотреть на себя и попытаться изменить в себе мелкое недостойное, то, что мешает активной гражданской позиции, сотрудничеству в созидании новой великой России.
Дела наши по обустройству Отечества связаны неразрывно и с нашим духовным деланием. По словам святителя Московского Филарета (Дроздова), «худой гражданин царства земного и для Небесного не годен».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru