Русская линия
НГ-Религии Н. Константинов10.04.2002 

Расправа над семинаристами
Произвол некоторых епископов РПЦ принимает угрожающий характер

Ситуация в Санкт-Петербургской духовной академии развивается по самому худшему из возможных сценариев, напоминающему одновременно и откровенную расправу со студентами, и разгром санкт-петербургских духовных школ.
После всего произошедшего в Петербурге летом этого года и продолжающего происходить осенью никакие слова о каноническом праве, церковном суде, соборности и участии мирян в жизни Церкви в отношении Московской Патриархии на веру принимать больше не стоит. Судя по действиям митрополита Санкт-Петербургского Владимира и епископа Тихвинского Константина, основой внутренней политики современной Русской Православной Церкви является произвол епископов, ограничивающийся исключительно их частными соображениями о политической, экономической либо любой иной, кроме канонической, целесообразности собственных действий.
Напомним ход событий последнего месяца.
8 августа митрополит Санкт-Петербургский Владимир официально предъявил диакону Александру Мусину обвинение в организации студенческого «бунта». Отец Александр, который все лето безуспешно пытался добиться приема в Патриархии, обращается 9 августа с открытым письмом к Патриарху Алексию II с просьбой рассмотреть в церковном суде выдвинутые против него обвинения в надежде опровергнуть клевету. Уже более месяца ни о какой реакции Патриарха на просьбу о судебном разбирательстве так и неизвестно.
Почему? Если студенты не правы, и имел место «бунт наглых школяров», то сколь назидательно будет показать публично их неправоту! Чего же так боится Патриархия?
Еще летом ректор вызывал некоторых студентов и требовал, чтобы они письменно оклеветали диакона Александра Мусина как организатора студенческого протеста.
Текст бумаги, которую требует от студентов ректор, примерно такой: «Поскольку большинство архиереев осудило наш поступок, то мы не можем идти против священноначалия и т. д.». Покаяние должно быть не только письменным, но и публичным (!). Ректор говорит, что поскольку публично кричали «анаксиос», то должны публично и каяться. Некоторые студенты считают такое покаяние ложным и для себя как для православных христиан недопустимым.
В принципе покаяться в своих действиях для христианина не зазорно. Можно осудить сам «анаксиос», «круглый стол» в Доме журналиста, студенческие сходки и обращения. Но что делать с претензиями к Игнатию (Тарасову), обвиняемому в вымогательстве денег и продуктов. Их тоже не было?
Тема «заказного» и «проплаченного» скандала для ректора основная. Учитывая, что на летнем Синоде митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу пришлось отстаивать инспектора академии, всеми уважаемого протоиерея Георгия Тельписа, то для больного воображения митрополита Владимира и епископа Константина «источник финансирования» бунтовщиков «ясен». Окружение епископа Константина распускает по академии слух, что им доподлинно известно, кто именно и сколько заплатил диакону Александру Мусину, чтобы он через организацию студенческого протеста «свалил» митрополита и ректора.
Так канонические действия студентов против неканонического рукоположения викарным епископом взяточника пытаются представить как интриги членов Священного Синода, конечная цель которых — смена церковного руководства Петербурга.
Очевидно, что это грязная ложь и клевета на Церковь.
Накануне учебного года отчислено уже 9 человек: Виктор Мельник (4-й курс), Владимир Собченко (2-й курс), Дмитрий Шорин (4А класс), Денис Левыкин (4А класс), Сергей Бортник (4А класс), Иван Чумак (2Б класс), Владимир Сушко (3А класс), Анастасия Хрущева (3-й класс), Ольга Залецкая (3-й класс). Причем сделано это в самом хамском, советском стиле.
Студенты получили телеграммы следующего содержания: «Вы отчислены из состава учащихся. Документы будут высланы почтой. Ректор».
Когда ребята стали звонить в академическую канцелярию, там им ответили, что ничего не знают об исключениях и что телеграммы, должно быть, исходили лично от ректора.
Все отчисленные студенты в июне решением Ученого совета были переведены в следующие классы и курсы. Некоторые из них почти круглые отличники, у всех поведение либо примерное, либо хорошее. От студентов требуется покаяние и отказ от претензий к Игнатию (Тарасову), необходимо также уточнение, откуда брали деньги на распечатки, Интернет, переговоры и т. д.
Большинство исключенных приехали в семинарию в надежде на встречу с ректором. Их встретил плотный кордон первокурсников, не пускавших «террористов» в здание. Девочки просто плакали на пороге родной школы.
На встрече со студентами 8 сентября ректор недвусмысленно заявил, что его репрессивные меры получили одобрение Патриарха. Отчисленным студентам намекнули, что они могут рассчитывать на восстановление, если они в письменном виде раскаются в своих действиях и укажут на Александра Мусина как организатора мятежа.
Ректор 9 сентября так и не принял ребят, заявив им, что их дезинформировали, хотя двое из них, Владимир Сушко и Владимир Собченко, написали покаянные письма. До сих пор не изданы официальные распоряжения об отчислении студентов. При этом ректор, не принимая просителей, разрешил канцелярии выдавать личные дела, которые так и не были высланы домой исключенным. Документы хотят забрать четверо: Сергей Бортник, Виктор Мельник, Ольга Залецкая, Анастасия Хрущева, а также отчисленный ранее Андрей Пинчук. Пятеро надеются на разъяснительную встречу с ректором.
Складывается впечатление, что ректор преследует двойную цель: либо сломать студентов, принудив их к самооговору и клевете, либо добиться того, чтобы они ушли самостоятельно, без шума и без официальных распоряжений с указанием причин отчисления. В этом случае можно будет официально заявить, что учащиеся сами забрали документы. Нет человека — нет проблемы, и никто никого не отчислял.
Особое давление оказывалось и на преподавателей. Ректор продолжал требовать от них подписать журнал Ученого совета, утверждавший фальсифицированный протокол воспитательского совещания, которое якобы рекомендовало Игнатия к хиротонии.
Однако основные события произошли уже ранее, 6 сентября на Ученом совете. Ректор предложил утвердить список отчисленных, ссылаясь при этом на распоряжение митрополита Владимира. Некоторые преподаватели (профессор-протоиерей Владимир Сорокин, профессор-протоиерей Николай Гундяев, доцент протоиерей Владимир Федоров, протоиерей Александр Ранне, диакон Игорь Ивонин) пробовали настоять на необходимости расследования происшедшего. В ответ на напоминание присутствующих, что конфликт стал достоянием прессы, ректор заявил буквально следующее: «Меня не волнуют газетные статьи, потому что я — епископ». Возмущение корпорации вызвала и статья Владимира Василика в газете «Радонеж» (#9−10, 2000 г.), где содержалась откровенная клевета в адрес студентов и преподавателей санкт-петербургских духовных школ. Как и предполагала редакция «НГ-религий», в награду за свой клеветнический пасквиль Василик получил от ректора дополнительные часы.
Все предложения преподавателей разобраться в ситуации были отвергнуты ректором, который заявил, что разбираться не в чем, поскольку ему все ясно: студенты лишь «выполняли» кем-то поставленную перед ними задачу по «свержению священноначалия».
Роль совета в будущей академии тем самым просто сведена к нулю. В академию приехали два преподавателя Московской духовной академии — один воспитателем, другой — преподавателем вместо диакона Мусина. Это беспрецедентный случай — присылка преподавателей и воспитателей непосредственно из Московской академии. Тем самым Патриархия выразила недоверие к образовательным и воспитательным способностям СПбДА.
Все произошедшее воспринимается как причудливая смесь романов Франца Кафки и эпизодов из советской истории конца 1930-х гг. Особенно неприятно поражает полное и равнодушное молчание Патриарха.
Будущим священникам определенно показали, что источником права в Церкви является даже не воля епископа, а епископский произвол. А если кто-то попытается возразить, то будет растоптан. Неужели это то, что ожидает Русскую Церковь в будущем?
Случаи архиерейского произвола, к несчастью, не единичны. Потеря чувства реальности, когда можно одной рукой канонизировать новомучеников, а другой обрекать беззащитных студентов на житейские муки, отсутствие понятий о праве и справедливости, подозрительность и амбициозность, пренебрежение общественным мнением, которое апостол Павел назвал необходимым для епископа «добрым свидетельством от внешних», — все эти характерные для некоторых архиереев явления отдаляют их не только от Христа, но и от общества, противопоставляя остальным верующим. Сами того не подозревая, те епископы, которые сегодня изгоняют из семинарии порядочных студентов и травят думающее духовенство, созидают тем самым фундамент глобальных и разрушительных перемен в Русской Церкви.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Жадковское брусчатка полнопиленная rugranit.ru.