Русская линия
Сегодня А. Макаркин,
О. Пашкова
09.04.2002 

Станет ли Югославия монархией?
Наследник Карагеоргиевичей готов занять отцовский престол

В Югославии после 55 лет республиканского правления может быть восстановлена монархия. Президент Воислав Коштуница уже заявил, что не исключает проведения референдума о форме правления. В этом случае монархическую идею поддержат часть партий, выдвинувших Коштуницу на пост президента, а также Сербское движение обновления Вука Драшковича и, что очень важно, Сербская православная церковь.
Единственным кандидатом на сербский престол в настоящее время является принц Александр Карагеоргиевич, родившийся в том самом 1945 году, когда его отца, короля Петра II, лишили престола. Место рождения наследника — Лондон, но номер гостиницы, в котором проходили роды наследника, был на 24 часа объявлен югославской территорией. Родители Александра быстро разошлись, отец уехал в США, где и умер, оставив в наследство сыну 50 долларов и золотые часы, а мать, греческая принцесса Александра, — в Монако. Воспитывал Александра дядя, принц Томислав, умерший 12 июля 2000 года в Белграде. Прилетевший на похороны Александр был на несколько часов задержан в аэропорту без объяснения причин.
Столь неуважительное отношение режима Милошевича к принцу Александру было вполне объяснимо. Глава дома Карагеоргиевичей был последовательным противником Милошевича и неоднократно требовал от бывшего президента добровольно уйти в отставку. В то же время принц Александр, в молодости служивший офицером в британской армии, решительно осудил прошлогоднюю операцию НАТО против Югославии, назвав ее агрессией и варварским геноцидом. Казалось бы, все ясно: законный наследник престола, представитель славной династии, патриот, не запятнавший себя сотрудничеством ни с режимом хорвата Тито (который в нынешней Югославии многие считают антисербским), ни с правительством Милошевича. По «анкетным данным» вроде бы особых препятствий для коронации быть не должно.
Однако не все так просто. Во-первых, в мире нет примеров восстановления монархии спустя столь долгий период республиканского правления. Говорят об опыте Испании, но в данном случае он неприменим. Франко уже в 1947 году (спустя 16 лет после свержения монархии) издал закон о наследовании, в котором страна была провозглашена королевством. Затем в течение долгих лет будущий король Хуан Карлос жил и учился в Испании, пока Франко не сделал его своим официальным преемником.
Во-вторых, провозглашение монархии может привести к непредсказуемым последствиям для неустоявшейся политической системы страны. Принц Александр — человек политически активный и подчеркнуто энергичный, не в пример сдержанному испанцу Хуану Карлосу, который вмешивается в политику только по необходимости, но всегда уместно. Захочет ли принц Александр стать «царствующим, но не управляющим монархом» — большой вопрос.
В-третьих, сам президент Коштуница не уточнил, когда именно состоится референдум. А это делает сомнительным сам факт его проведения. Согласится ли Коштуница, вырвавший власть из рук Милошевича, уступить ее кому-либо, в том числе и принцу Александру, особенно после того, как закончится эйфория от победы (а она уже заканчивается). Что же касается значительной части сербов, голосовавших за Милошевича, то они решительно выступают против реставрации монархии (с ними солидарны и некоторые демократы).
В-четвертых, образ принца Александра неоднозначен. В 1991 году он впервые появился на родине и вызвал разочарование многих сограждан своим крайне слабым знанием родного языка. И хотя за прошедшие годы принц «подучился», негативный эффект первого визита остался. Значительная часть сербов не уверена, является ли человек, всю жизнь проведший за границей и проникшийся западной культурой, наилучшим хранителем исторических традиций их народа. Впрочем, к покойному принцу Томиславу сербы относились с намного большей теплотой. И не случайно: скромный и немногословный принц последние 9 лет своей жизни прожил на родине, помогал соотечественникам в Боснии и жертвам натовских бомбежек.
Так что не исключен такой вариант: принц Александр вернется в Югославию, и ее жители присмотрятся к нему поближе. Если наследник сможет завоевать их уважение (как принц Томислав), то они поддержат его претензии на престол и постараются убедить политиков не противиться воле народа. В противном же случае страна останется республикой. Ведь других законных кандидатов на трон нет, а незаконных (если такие появятся) не признают королевские дома Европы.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru