Русская линия
НГ-Религии Надежда Кеворкова09.04.2002 

Священник о шестидесятниках
Попытка разбора авторской песни с позиции православного вероучения

Священник Михаил Ходанов. Спасите наши души. О христианском осмыслении поэзии В. Высоцкого, И. Талькова, Б. Окуджавы и А.Галича. М.: «Отчий дом», 2000 г. 165 с.

Читателю предлагается аргументированная и любопытная трактовка текстов самых знаменитых бардов советской поры, если не считать младшего по возрасту да и по степени одаренности Игоря Талькова. Трактовка тем более интересна, что предпринята она не просто христианином, но священником, причем в отличие от дежурно скандальных авторов круга журнала «Наш современник» Михаил Ходанов не одержим неофитским горением, не спешит отделить зерна от плевел. Его понимание шире, он не укладывает поэзию в прокрустово ложе идеологической «потребы».
Впрочем, читательские недоумения возникают с первых же строк. «Возрождение традиционной нравственности, основанной на христианстве», «возвращение людей на уровень отношений привычного естественного добра» — эти, безусловно, важные социальные функции едва ли способны исполнять мятежные и мятущиеся натуры, каковыми в новое время являются поэты. Уж если Платон относился к ним с подозрением, то вдвойне удивительно, что священник надеется на то, что тонкий инструмент поэтического творчества можно приспособить в утилитарном смысле на служение социуму.
Автор полемизирует с мэтрами жанра осуждения — Станиславом Куняевым, Олегом Платоновым. И прописывает крамольную мысль о том, что по силе воздействия на умы и совесть не было равных Солженицыну и Высоцкому, который нигде не высказался по поводу призыва «жить не по лжи», но в отличие от многих и многих говоривших этот жестокий принцип осуществил.
Еще одно важное наблюдение: слава не вызывала у Высоцкого «обостренной жажды учительства и господства над живыми душами».
«Искушение пьянством, блудом и разного рода эпатажными выходками свойственно многим гениям как в России, так и во всем мире». Такое прекрасное мягкосердечное объяснение мог сформулировать только христианин, не желающий предавать идеалов своей юности.
Рассуждения о посмертии некрещеного поэта — расхожая тема в нынешней околоцерковной среде. Оставим нюансы интересующимся, равно как и разработку тем, «почему поэт не пришел в Церковь», «чем был чреват для рядового батюшки разговор с молодым мужчиной». К сожалению, религиозная литература неуклонно погружается в причудливый этнографический водоворот, которому не могут противостоять даже те, кто понимает опасность маргинализации веры. Отец Михаил Ходанов вынужден говорить на причудливом языке, но в его книжке остается место для «молчаливого благовестия».
Разговор о наследии Булата Окуджавы начинается с обнародования факта его крещения незадолго до смерти, даже названо его крещальное имя — Иоанн, даже указано, что само таинство поэт принял под влиянием жены. Собственно, анализа творчества читатель не отыщет, поскольку автор лишь противопоставляет лирическую музу Окуджавы ложному пафосу Вознесенского и Евтушенко.
Александру Галичу выставлен упрек в авторстве песни «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля…», «антиарабских настроениях», «иронии и пренебрежении по отношению к русскому этносу», который «и революцию делал, и сталинизм утверждал, и храм Христа Спасителя ломал».
И ладана запах, как запах приютского хлеба,
Ударит в меня и заплещется в сердце моем…
Не выбросить строчек этих, не забыть. Ими завершается краткий разговор о Галиче.
Игорь Тальков — фигура, безусловно, не равная бардам советской поры, и автор это понимает. О нем меньше известно, прозвучал он на закате советского рока, умер в безвременье, признан патриотами «партийным» певцом. Все это разжижает образ, который пробует собрать в нечто цельное отец Михаил Ходанов. Обругав походя Иосифа Бродского за отсутствие правильной любви к отчизне, автор цитирует Талькова. Увы, поэзия не подчиняется таким меркам, не влезает в партийные рамки. В истории уже были попытки подогнать рифмованные строчки под эпоху: Троцкий, Бухарин, Сталин высказывались о Есенине и Маяковском, но какое отношение эти высказывания имели к поэзии? «Талькова не любят за патриотизм». Что можно возразить? Архиепископ Иоанн Шаховской написал книжку о неправославности Льва Толстого и православности баснописца Ивана Крылова очень убедительно и доказательно. Но оба, православный и уличенный, остались на своих местах в культуре, над которой цензура властна лишь до времени.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

хотите найти офис? продажа офиса в бизнес центре Город Столиц в деловом центре