Русская линия
Известия Д. Владимиров09.04.2002 

Не забуду Будду

В России очень быстро растет число поклонников индийского принца Сиддхартхи Гаутамы из племени шакьев (он же, отрекшись от богатства, принял имя Будда). В Калмыкии, Бурятии и Туве, например, буддизм вновь после семидесятилетнего перерыва стал официальной государственной религией.

Буддизм официальный и народный

В Туве дыхание буддизма ощущается буквально повсюду: здесь никого не удивляют построенные в виде пагод с загнутыми кверху карнизами посты ГИБДД (представьте себе милицейский пост, сооруженный в виде православной церкви), уличные ларьки и даже жилые дома. Буддизм здесь не мода, а веками устоявшийся образ жизни. Однако за последние годы религия эта как бы раздвоилась. Есть буддизм народный, а есть официальный.
Почти в самом центре города, неподалеку от Дома правительства, на видном месте расположился тувинский вариант храма Христа Спасителя: большой и красивый буддистский храм. Название его переводится на русский язык как «Пожелание счастья». До конца он пока еще не достроен, но двери его уже открыты для посетителей. «Руку на пульсе» строительства держит лично президент республики. На официальном открытии присутствовали все важные тувинские чиновники, а 23-летний настоятель Аганак Эртек стал главой буддистской сангхи в Туве — официальным духовным лидером.
— К нам сюда приходит много людей, в том числе и известных, уважаемых во всей республике. Есть, конечно, и чиновники, причем довольно высокопоставленные, — радуется настоятель.
А в одном из глухих двориков Кызыла, в десяти минутах хода от какого-то рынка, среди покосившихся избушек стоит небольшой одноэтажный деревянный домик-пагода — это знаменитейший на всю республику «Тхарма центр» (у этого крохотного молитвенного заведения вообще-то два названия, по-русски они переводятся так: «Учение Будды» и «Храм судьбы»). «Храм судьбы» стал первым открытым в Туве после крушения коммунизма буддистским храмом. Его открытие не сопровождалось правительственными фанфарами, а из бюджета республики на строительство не было выделено ни копейки.
— Этот храм многие тувинцы называют народным потому, что строился он на пожертвования прихожан. Когда запреты на религию исчезли, тысячи людей по всей республике стали собирать по копеечке средства и нести их в только-только появившуюся тогда буддистскую общину в Кызыле, — говорит прихожанка «Храма судьбы» пенсионерка Екатерина Будаева. — А в официальный храм лично мне идти не очень хочется — он какой-то казенный.
Несмотря на внешнюю скромность и неприметность, именно «Храм судьбы» считается сейчас главным в Кызыле да и во всей республике — тибетские ламы во время визитов в Туву считают своим долгом обязательно навестить его. И именно в этот дворик во время религиозных праздников устремляется весь город, а также сотни приезжих. Говорят, что многие чиновники уже после визита в храм «Пожелание счастья» тоже заходят в «Тхарма центр» — чтобы все по-настоящему…

Жениться монаху или не жениться

Если вдруг вам придет в голову стать буддистским монахом, отправляйтесь именно в Туву — здесь процветает, наверное, самая либеральная форма буддизма на свете. Во всем мире буддистские монахи перед принятием сана дают обет безбрачия. В Туве же послушникам разрешаются некоторые «послабления».
— А я недавно женился, — обрадованно сообщил нам настоятель небольшого храма «Дом достигшего прозрения» 28-летний Дунгар.
Он рассказал, что многие монахи из Тибета, прослышав про мягкость тувинских правил, приезжают сюда на постоянное жительство.
— Меня Божье озарение посетило в армии, когда я служил в стройбате. Сидел я за что-то в карцере. Заснул и вдруг во сне увидел Будду. Такой он был на вид добрый, хороший, не то что наш сержант. И стало мне на душе хорошо-хорошо, — рассказывает Дунгар. — Никогда этот сон не забуду. В общем, после этого случая я твердо решил монахом стать. Демобилизовался и уехал в Тибет учиться, а недавно вот вернулся и теперь вместе с родителями строю храм.
«Дом достигшего прозрения» стоит одинокой яркой точкой посреди огромной равнины. На вид храм представляет собой обычную жилую деревянную избушку. Правда, у дверей на улице стоят разукрашенные глиняные драконы, да и крыша у домика ослепительно желтого цвета с загнутыми карнизами. Почти каждый день (за исключением выходных, когда в «Дом достигшего прозрения» приходят молиться десятки паломников) Дунгар с родителями и молодой женой с самого раннего утра пилят бревна, чтобы соорудить околицу к храму, разукрашивают внутри и снаружи дома стены, лепят новых драконов и т. д. и т. п. Живет монах с семьей в ближайшем поселке. Дунгар говорит, что изначально храм этот они сооружали для «семейного пользования». Однако молитвенный домик быстро облюбовали односельчане, а потом стали заезжать и гости из Кызыла. Теперь Дунгар больше всего на свете жалеет, что не догадался построить дом большего размера.

Богу можно послать письмо

Таинство проведения буддистских религиозных обрядов считается священным, поэтому присутствие на молитвах неверующих нежелательно: они могут нарушить таинство общения граждан с Буддой. Только после долгих уговоров нам удалось получить у настоятелей «Тхарма центра» разрешение побывать на такой молитве. Настоятели эти, должно быть, до сих пор раскаиваются в своей доброте: мы нечаянно чуть было не сорвали всю церемонию.
Дело было в выходной день, и уже с утра в храме начали собираться люди. Ровно в двенадцать часов дня началась молитва. Поклонники Будды уселись на колени напротив алтаря, а примостившиеся сбоку от него монахи принялись нараспев читать молитвы и дуть в большие морские раковины. Верующие передавали монахам бумажки или даже письма, на которых были записаны просьбы. Монахи тут же вслух их читали и просили Будду выполнить пожелания своих последователей.
Под конец обряда один из настоятелей взял в руки стоявший рядом с ним золотой таз с водой и пошел на улицу. Мы с фотографом немедленно устремились за монахом, чтобы посмотреть, что же он собирается делать, даже не обратив внимания на то, что вслед за монахом кроме нас больше никто не пошел, а встретившиеся служителю культа на улице люди как-то странно поспешили отойти от него подальше в сторону. Да и сам монах, неся свой таз, поглядывал на нас не очень по-доброму. В конце концов он подошел к какому-то кусту, выплеснул на него воду, развернулся и ушел.
— Ох, что же вы наделали! -всплеснула руками помощница настоятеля Надежда Оюн. — Надо было вас остановить. Это же был обряд «Серджым» — очищения, что-то вроде вашей исповеди, на которой не должно быть лишних свидетелей. Теперь просьбы молившихся не дойдут до Будды, и весь обряд придется повторить заново.
Эти слова сильно нас смутили. Тем более что прихожане заявили нам, что такой поступок чреват большими неприятностями: недобрые силы могут теперь обратить на нас свое внимание и сделать какую-нибудь пакость. Пришлось напоследок, уже перед отлетом из Кызыла, зайти в один из храмов и оставить Будде записку с просьбой простить нам провинность. Надеемся, что Будда смилостивится.
Кызыл-Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru