Русская линия
Известия Сергей Ждакаев09.04.2002 

Неканонические отношения в православной практике

Заводской суд Орла принял к рассмотрению беспрецедентный иск. Православные Галина и Дмитрий Мейтаровы обвиняют клириков Орловской и Калужской епархий в похищении своих дочерей и требуют раскрыть их местонахождение. По мнению истцов, священнослужители незаконно укрывают девушек в одном из монастырей и тем самым препятствуют воссоединению семьи.

Трудности гор и трудности равнин

В 1998 году сестры-погодки Анжела и Олеся Мейтаровы поступили в Орловский агроуниверситет и отбыли из родного Кизляра к месту учебы. Родители вздохнули с облегчением: чем дальше от чеченской границы, тем лучше… Осенью прошлого года Мейтаровы приехали в Орел праздновать 18-летие Олеси и застали пустую квартиру. Как выяснилось позднее, за неделю до того девушки уехали в Оптину Пустынь и получили благословение на монашество от старца Илии.
Мейтаровы стали методично прочесывать калужские, орловские, брянские и воронежские монастыри. Подъезжали к воротам, доставали фотографии и начинали пытать встречных-поперечных: не встречались ли? Беглянки нашлись в Барятинском монастыре. Оказывается, пока они там жили, настоятельница Феофила исправно отвечала милиции, что однажды «подвозила девушек до Калуги, высадила их в пригороде». С тех пор, мол, ничего не знает. В таком же духе отвечал и духовный пастырь — старец Илия.
— Детей мы не узнали, — рассказывает Галина Викторовна. — Жизнерадостные, открытые девочки превратились в угрюмых старушек — отчужденных, потерявших интерес к учебе и сверстникам. Родители стали для них врагами, будто наших дочерей не в монастыре, а в секте держали.
Мейтаровы определили девушек в Пятигорский центр социально-психологической помощи жертвам экстремальных ситуаций, но через месяц сестры скрылись и обнаружились уже в селе Становой Колодезь под Орлом. Однако не успели их привезти домой, тут же снова бежали. Где они теперь — неизвестно. Правоохранительные органы умыли руки. «Оснований для розыска не усматривается, — сообщило Орловское УВД, которому облпрокуратура препоручила розыск пропавших. — Согласно заявлению ваших дочерей, они не желают поддерживать с вами отношений и просят органы внутренних дел оградить их от ваших преследований в связи с расхождением во взглядах на образ жизни, который вы им предлагаете, и их религиозными убеждениями».

Православные сектанты

Странное дело. Всю жизнь родители и дети исповедуют одну религию, ходят в одну церковь, отправляют одни обряды. А потом выясняется, что у них — непримиримые «расхождения во взглядах» на веру. «Мы воспитывали детей в традициях православия, а их нынешние взгляды ничего общего с христианством не имеют», — считает Мейтарова.
Догадка Галины Викторовны подтверждается справкой из Пятигорской клиники, в которой наблюдались девушки: труднодоступны для контакта, избегают людей, полностью зависимы от руководства религиозной группы… И вывод: «Психопатологические процессы, приведшие к расстройству психического здоровья, можно рассматривать как результат воздействия… религиозной группы радикального толка. Учитывая состояние здоровья и нарушения психики, необходимо вмешательство правоохранительных органов».
Галина Викторовна убеждена: девушки прошли через конвейер по психологической обработке неокрепших умов и душ. Технология хорошо отработана: Орловский женский монастырь (привлечение неофитов; настоятельница — мать Олимпиада Рожновская) — Свято-Покровская церковь в селе Становой Колодезь (психологическая обработка; священник о. Владимир Гусев) — Оптина Пустынь (распределение; старец Илия). Хотя по церковным канонам, разъяснил «Известиям» секретарь Орловской епархии отец Иоанн Троицкий, дети не могут быть приняты в монастырь без родительского благословения.

Духовные братья

42-летний священник Владимир Гусев, которого Мейтаровы считают ключевой фигурой в этой цепочке, прославился нетрадиционными формами работы с прихожанами. Например, он изгоняет бесов и лечит от всех болезней. За раз, свидетельствуют очевидцы, батюшка изгоняет до 50 бесов, в год — больше тысячи. Берет недорого — по 30 рублей за беса. Прихожане довольны.
В 1998 году отец Владимир выступал свидетелем на стороне вождя орловских нацистов Игоря Семенова, которого судили за разжигание национальной розни. Семенов обещал «устроить террор» евреям и кавказцам, открыто призывал к созданию штурмовых отрядов и истреблению «нечисти». Как выяснилось потом — не шутил. Недавно его взяли за хранение взрывчатки и боеприпасов.
Выступая на процессе в качестве духовного наставника Семенова, отец Владимир назвал его примерным прихожанином Свято-Покровской церкви и дал понять, что полностью разделяет его убеждения, заклеймив иудаизм как «агрессивную и разрушительную религию», которая, дескать, заставляет евреев приносить в жертву детей, высушивать их кровь и посыпать ею мацу. В пылу обличения Гусев не пощадил даже патриарха, якобы знающего о ритуальных убийствах, но скрывающего информацию от православной общественности.
Судя по всему, нынче батюшка перешел от высказываний к делам, пытаясь воплотить в жизнь идеи Семенова и создать централизованную организацию с беспрекословным подчинением вождю в рамках православия. С подачи отца Владимира орловская телекомпания «Накануне» (в свое время откровенно симпатизировавшая Семенову) кормит зрителей дикими небылицами о том, как «люди кавказской национальности, вооруженные до зубов», приезжают на джипах (видимо, имелся в виду «жигуленок» Мейтаровых), врываются в православный храм «со словами брани» и уводят православных девушек, чтобы «выдать замуж по законам Кавказа». При этом духовный пастырь нациста взывает к закону и правам личности, которые, дескать, попираются родителями.

Идеалы и интересы

Что же заставляет клириков становиться на одну доску с тоталитарными сектами? Возможно, «ловцы душ» интересуются не столько самими душами, сколько их материальным достоянием. Жителям Орла памятна история Евдокии Ростовцевой, которая подписала договор с настоятельницей Орловского женского монастыря Рожновской (той самой матушкой Олимпиадой). Монастырь брал на себя обязательства о пожизненном содержании прихожанки и получал за это права на ее жилище. После кончины Ростовцевой стало ясно, что монастырь обязательства не выполнил. «Пожизненное содержание» выразилось в том, что в квартире Ростовцевой монахини два раза помыли полы. Зато после похорон, которые, кстати говоря, взяли на себя родственники, монастырь сразу заявил свои права на недвижимость.
Сейчас Мейтаровых дружно убеждают в том, что они должны смириться со своей участью. Тогда, мол, дети объявят о своем местонахождении. А родители смогут купить домик неподалеку от монастырских стен и по мере сил помогать детям и, разумеется, приютившему их монастырю.
Орловская область


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru