Русская линия
Советская Россия08.04.2002 

Парламентские слушания в Государственной Думе: каким быть образованию России?
Луиза Гладышева Битва за школу

На прошлой неделе в Государственной думе прошли парламентские слушания о концепции реформирования образования, предложенной в проекте программы правительства. Интерес общественности был настолько велик, что большой депутатский зал не вместил и половины прибывших на слушания целыми делегациями из разных концов страны. Множество людей осталось на улице, у входа в Государственную думу — студенты, школьники, учителя. Они не расходились от думского порога все время, пока шли дебаты в зале, и сами жарко дискутировали о судьбах просвещения в России, о болевых точках народного образования — пришедшей в полную негодность материально-технической базе, отсутствию средств даже на самое необходимое, о нищенской оплате труда педагогов, недоступности образования детям бедняков, о введении единого государственного экзамена, о невозможности реализоваться выпускникам школ и вузов… Почему они оказались за порогом Думы? Предыдущие слушания проходили в актовом зале МГУ им. М.В.Ломоносова, который принял всех желающих, потому и реформаторам досталось на орехи по полной программе. На этот раз они перестраховались: впятеро уменьшена аудитория, строгая пропускная фильтрация, избирательный список ораторов… Но депутатов из Комитета по образованию и науке, который возглавляет коммунист И.И.Мельников, и где немало патриотов, компетентных аналитиков, «медведи», «яблочники» и «эспээсовцы» во главе с И.М.Хакамадой отстранить никак не могли, и в зал ворвался студеный ветер с перекрытых магистралей бастующими дальневосточными учителями. И отсюда, из депутатского зала, где даже нет окон, увиделись ребятишки с ранцами, шагающие по расхлябанным осенним дорогам от села к селу, к еле светящимся во тьме разрушенной крестьянской жизни не погасшим пока школьным огонькам.
И битва за школу развернулась. С одной стороны встали патриоты. Они — за сохранение и развитие российской школы, а, значит, будущего нации. Реформаторам же не терпится вышибить из-под ног России фундамент ее просвещения, окончательно разрушить основы бесплатного и доступного образования для всех. Политическая жизнь России, необходимость школьных реформ подталкивали к этому решающему сражению.
Более года назад доктрину народного образования причудливым образом связали с именем Путина, а потом и с выдвижением его кандидатом в президенты. В Кремле собрали 5 тысяч просвещенцев, неизвестно для чего — то ли поддержать кандидата, то ли утвердить доктрину. Проголосовали за то и за другое. После утверждения правительством документ вплоть до поздней нынешней осени исчез в долгом ящике. Но теперь, когда его извлекли на свет, чтобы узаконить, оказалось, что это совсем другой документ.
Правительственную концепцию реформирования образования представлял министр В. М. Филиппов. Владимира Михайловича мы привыкли считать государственным человеком, умеющим постоять за отечественную школу, добивающегося ее качественного переустройства. На этот раз его было не узнать. Конечно, в докладе он произнес немало бесспорных фраз и правильных положений. Но многих удивила та горячность, с которой он отстаивал введение нормативного финансирования и государственных именных финансовых обязательств, замену статуса образовательного учреждения статусом образовательной организации, реструктуризацию сельских школ, переход на контрактную основу финансовых отношений образовательных организаций и государства… И непосвященным было видно, что эти и другие изложенные министром позиции направлены на перелом действующей системы образования. Реформы нужны продуктивные, а не разрушительные.
Министру энергично оппонировал председатель комитета Госдумы по образованию и науке И.И. Мельников. Он аргументированно доказал, что обозначенные правительством реформы не оставляют России шансов на приоритет ее науки и образования. Он уведомил участников слушаний, что комитет в специальном обращении обратил внимание В.В. Путина на те трансформации, которые претерпела доктрина, разработанная некогда возглавляемой им комиссией.
Представленный ныне вариант доктрины противоречит объявленным в ней целям, не выдерживает профессиональной экспертизы и не отвечает сложившемуся в образовательном сообществе представлению о характере такого документа. С ним не были ознакомлены даже члены правительственной комиссии.
По мнению руководителя профильного комитета, целый ряд положений доктрины невозможно принять без самого широкого их обсуждения. К числу таких проблем относятся: проведение структурной реорганизации учебных заведений профессионального образования на основе финансовых взаимоотношений, образовательных организаций с государством; введение единого государственного экзамена; формирование новой системы стипендиального обеспечения студентов, реструктуризация малокомплектных сельских школ; введение предлагаемых подушевого нормативного финансирования и реализация финансирования профессиональных учебных заведений; софинансирование расширенного учебного плана гимназий родителями учащихся…
Если правительство будет упорствовать в решениях, которые ущемляют права наших граждан в получении качественного образования, мы используем наше право на выяснение мнения всего населения через проведение национального референдума, — подчеркнул в заключение И.И. Мельников.
На трибуне — руководитель фракции «Единства» Б.В. Грызлов. Как и положено ему по пикантному статусу обслуживающей режим фракции, заверяет в своем выступлении о поддержке правительственной программы. Следует знакомый набор заклинающих фраз об осторожности и выборе лучшего варианта, о приверженности к спокойному ходу реформ и призыв к «особому вниманию» при переходе на адресную систему обучения. В ораторском усердии старший «медведь» даже патетически восклицает: «Хватит платить одинаковые стипендии детям банкиров и детям бедняков!» Но зал вяло реагирует на имитацию пролетарского лозунга — собравшиеся хорошо осведомлены, что правительственная модель де-факто предлагает дать больше государственных денег как раз детям банкиров и меньше — детям бедных. Разумеется, лидер фракции «Единства» сводит свои заявления к тому, что никакой другой альтернативы, кроме как правительственная программа реформирования, не существует.
— Это не правда, что нет другой модели реформ — решительно возражает Грызлову сменивший его оратор, член Общественного совета по образованию при комитете ГД профессор МГУ А.В.Бузгалин. Весь вопрос в том, — продолжал он, какую тенденцию поддержим — «элитарного» образования по навязываемой нам правительственной программе или альтернативной модели, основанной на доступе каждого ребенка, каждого человека к созданным человечеством ценностям. Образование создает важнейший ресурс настоящего и будущего, формирует талантливых людей, способных, в свою очередь, создавать новые технологии, воспитывать граждан Отечества. Может ответить на этот вызов предлагаемая модернизация во главе с «образовательным» ваучером (в программе он закамуфлирован под ГИФО — Государственное именное финансовое обязательство, под единый государственный экзамен. — Л.Г.)? Укатавшись на двух ваучерных «Волгах» от Чубайса, мы, слава Богу, уже знаем, чем это обернется.
Вопрос поставлен прямо. Не всем хватило мудрости и мужества ответить честно, без обиняков, не путаясь в пустопорожних словесах и групповых кремлевских интрижках, не препарируя суровые реалии жизни под популистские мелочи. А.В. Бузгалина поддержали и развили выступившие депутаты Т.В. Плетнева и В.М. Ивер, проректор по науке Санкт-Петербургского университета В.Н. Троян, секретарь ЦК профсоюза работников народного образования и науки В.Б. Лифшиц, депутат Московской городской думы Е.А. Бунимович, другие участники парламентских слушаний.
Они обратили внимание, что предпринятая правительством попытка радикально поменять взгляд на роль государства в образовании — не первая за 10 лет «демократии» в России, и всякий раз общество решительно отвергало их. За витиеватыми и малопонятными фразами, к примеру, о «софинансировании» родителями расширенных учебных планов гимназий и других «элитных» школ по существу вводится платное обучение. Жестокий план так называемой «оптимизации и реструктуризации» малокомплектных сельских школ, задуманный в целях «экономии» средств, означает на деле не что иное, как их закрытие. Разве не понятно, что ликвидация школы означает ликвидацию села. В нарушение действующей Конституции, без какого-либо предварительного обсуждения в проекте бюджета появилась статья 103 о передаче с 1 января 2001 года учреждений начального профессионального образования из федерального подчинения в введение субъектов Российской Федерации. Что будет дальше с профобром, ясно без гадалок. И вот такую антигосударственную, антинародную программу реформирования образования, подогнанную под западные и американские лекала, помимо правительственных чиновников и думских «медведей», рьяно проталкивают руководитель депутатской группы «правых» Б.Е.Немцов, «яблочник» Г. А.Явлинский. Вторят им, явно поддакивая правительству те, кому следовало бы в первую очередь отстаивать позиции школы, народного образования — красноярский директор школы, чувашский министр образования, узрев «несоответствие советского содержания образования сегодняшним требованиям».
Заместитель председателя Комитета по высоким технологиям Кокошин подчеркнул в своем выступлении: образование — главный ресурс экономического развития страны. Он похвалил правительство за его «поворот к проблемам образования» и тем не менее настаивал на увеличении финансирования науки, вузов, школ.
Обоснованной критике подверг представленную концепцию образования один из ведущих разработчиков доктрины, руководитель Высшей школы экономики Я.Кузьмин. Он настаивает на доступности образования и равенстве граждан России, говорит, что только благодаря уровню нашей науки и образования Россия еще удерживается в группе развитых стран мира.
«А я вам скажу, — привычно заводит свои ораторские рулады Г. Явлинский и говорит: надо поддержать правительство — оно работает теперь правильно». По-явлинскому правильно. Бесполезно, мол, увеличивать финансирование образования и науки, если они сохраняются в том виде, как сейчас. По «образному» представлению приверженцев «демократии» наше образование — тоже своеобразная «дыра», как сельское хозяйство, как армия, в которые «проваливаются» бюджетные деньги… И привычно съезжает в тематическую колею о кантрактниках в Армии — у него теперь это — главное задание.
Гораздо больше изворотливости проявил его коллега Б. Немцов. Ему очень нравится такое финансирование, «когда деньги следуют за учеником или за студентом». Абсолютно правильная идея, рассуждает он, если ребенок талантливый, и он из бедной семьи, а, допустим, обучение платное, то что же теперь делать? Конечно, государство должно давать деньги для того чтобы эти дети могли учиться. И чем больше будет таких грантов, тем лучше будет, естественно… Одним словом, Немцов печется о Ломоносовых, все остальное — в отсев, в мусор.
Конечно же, Немцов не может удержаться, чтобы не рассказать, как его партия «спасает» нынешнее образование, «опекая» школьные попечительские советы и компьютеризацию обучения, «борясь» с правительством за увеличение ассигнований. Вот только умолчал, что любовь «реформаторов» далеко не без расчета: как-то в борьбе за власть политическую просмотрели они власть над юными душами, над интеллектом. Независимые часто от их тлетворного влияния образование и наука потому, собственно, и уцелели. Теперь демократы вцепились в них с опозданием.
В заключение парламентских слушаний выступил заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке О.Н. Смолин. Мы публикуем в сокращении его выступление, в котором сконцентрированы основные позиции и взгляды патриотов на правительственную программу, дана оценка докладу и высказываниям наиболее ретивых геростратов. Выступление Олега Николаевича было встречено одобрительными аплодисментами зала.
Проголосовав за выработанные в результате долгих обсуждений со всеми депутатскими фракциями, объединениями, общественными и государственными организациями рекомендациями (при трех голосах депутатов против), участники парламентских слушаний обратились с конкретными предложениями к президенту, Федеральному собранию, правительству, к законодательной и исполнительной власти на местах, оставили за собой право в случае необходимости обратиться к народному мнению, провести национальный референдум.
Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru