Русская линия
Сегодня А. Макаркин08.04.2002 

«Чтоб каждый счастливо в России зажил»
Нужен ли нам гимн другого государства?

Гимн России

Эпопея по возвращению советского гимна на музыку Александрова вступает в очередную стадию. Общественное мнение активно поддерживает эту идею. По данным независимого исследовательского центра РОМИР, 49,9% россиян (аптекарская точность!) выступают за возвращение советского гимна. Верность «Патриотической песне» М. Глинки сохранили 15,5%. Альтернативу в виде «Прощания славянки» поддерживают 8,4%, а монархистов (сторонников «Боже, царя храни») и того меньше — 4,1%. Примерно такие же результаты дает и ВЦИОМ, только его опрошенные больше любят не досоветскую «славянку», а известную песню 30-х годов «Широка страна моя родная».
С чем связана такая любовь к советскому гимну? Очевидно, на то есть субъективные и объективные причины. С субъективными все просто — если раз 15 по телевизору сообщат, что наш гимн (о, ужас!) является чуждой России католической мелодией, то две-три реплики специалистов о нелепости подобной версии погоды не сделают. Впрочем, есть и объективные причины. Ведь восприняли же россияне новые герб и флаг. Как ни называли коммунисты и им подобные славный петровский триколор «власовской тряпкой», как ни юродствовали по поводу имперского орла, успеха они не достигли. К гербу и флагу привыкли. Например, 44% москвичей высказываются за нынешний российский флаг (по данным Научно-исследовательского центра при Институте молодежи). Можно, впрочем, сказать, что Москва — это не Россия, но большинство жителей столицы (38%) солидарно с остальными россиянами по поводу возвращения старого гимна.
Триколор стал органичным оформлением улиц во время торжеств, а орла (правда, не герб, а эмблему ЦБ) каждый россиянин ежедневно видит на монетах. С гимном сложнее — он звучит только на торжественных церемониях и, самое главное, не имеет слов. На эмоции мелодия без слов действует слабее, чем торжественная песня с заученными с детства словами.
Поэтому власть, выступая в поддержку советского гимна, просто плывет по течению, при этом соблюдая удивительное единодушие. Впрочем, глава думского «Единства» Борис Грызлов высказался в поддержку нынешнего российского гимна, но его фракция устами своей пресс-службы дисциплинированно поддержала «Союз нерушимый».
Итак, власть и народ за советский гимн. Однако есть на сей счет и существенные возражения.
Во-первых, ни одно уважающее себя европейское государство не меняет госсимволику раз в 10 лет. Исключение составила Белоруссия при Лукашенко, но это особый случай. Во-вторых, мировая практика свидетельствует о том, что символика — более устойчивый и долгосрочный фактор, чем «мнение народное», зависимое от политической конъюнктуры. Если спустя 10 лет 49,9% россиян потребуют вернуть глинковский гимн, не менять же снова злополучную мелодию!
В-третьих, нет никакой гарантии, что удастся придумать удобоваримый текст к александровской музыке. Пока что образцы гимнотворчества (один из них, присланный в редакцию «Сегодня» Борисом Ничиком, мы сегодня публикуем) не слишком соответствуют своей задаче, как и аналогичные упражнения на мелодию Глинки семи-восьмилетней давности.
В-четвертых, советский гимн будет выглядеть почти сюрреалистично в одной компании с орлом и триколором. Никаким примирением между «красными» и «белыми» здесь и не пахнет. Напротив, ободренные коммунисты начнут требовать возврата герба и флага — аппетит приходит во время еды, да и «батька» Лукашенко может служить примером — за один раз избавился от всех «буржуазных» символов. Реформаторы в ответ будут вести арьергардные бои, защищая два оставшихся государственных атрибута.
В-пятых, гимн СССР — это гимн другого государства. За последние годы Россия перестала быть большим осколком старого Cоюза и приобрела свою «самость». С этим согласны, кажется, все — от левых до правых. Согласившись на восстановление старого гимна, она фактически откажется от «самости», ибо даже через новые, «подправленные», слова будет проступать до боли знакомый идеологизированный текст типа: «В победе бессмертных идей коммунизма мы видим грядущее нашей страны». И это при том, что большинство россиян регулярно демонстрирует на выборах свое неприятие советской коммунистической идеи. На память приходит опыт Франции. В 70-е годы XIX века страна стояла на грани реставрации монархии. Но претендент на престол, граф Шамфор, потребовал восстановить старый белый монархический флаг. Французы отказались предавать свой республиканский символ — триколор. Они поняли, что возвращение символа — это больше, чем тривиальный политический ход. И республика уцелела.
И, наконец, последнее. Мелодия Глинки, если оставить политические и идеологические аспекты, — просто замечательная музыка великого композитора.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru