Русская линия
Сегодня А. Макаркин,
О. Пашкова
08.04.2002 

Три подвига генерала Петра Врангеля
80 лет назад Русская армия эвакуировалась из Крыма в Константинополь

Восемьдесят лет назад армия генерала Врангеля и гражданские беженцы покинули Крымский полуостров и на кораблях направились к берегам Турции. В отличие от панического бегства белых из Одессы в начале 1920 года, Врангель вывез из Крыма практически всех, кто хотел покинуть Россию. И тем самым спас им жизнь: большевики устроили в Крыму настоящую кровавую баню для тех, кого подозревали в сотрудничестве с врангелевцами. Так генерал Врангель совершил свой третий подвиг за один лишь 1920 год.
Первым подвигом стало фантастическое возрождение белой армии, казалось полностью деморализованной после поражений конца 19-го — начала 20-го годов. Многие считали, что белые не оправятся от неудач, тем более что союзники-англичане ультимативно потребовали начать переговоры с большевиками о капитуляции. Приняв командование армией в марте 20-го, Врангель железной рукой навел дисциплину в армии. Безжалостно удалил со своих постов генералов, либо потерявших авторитет среди подчиненных, либо просто погрязших в мародерстве (горячий защитник белого движения Василий Шульгин называл таких «грязными»). Создал работоспособную структуру управления вооруженными силами. И армия преобразилась. Люди поверили в удачу и оказались способны на последний решительный рывок — военные операции летом 20-го переместились в Северную Таврию. Был наголову разгромлен корпус красного командира Дмитрия Жлобы (эта операция стала хрестоматийной и изучалась во многих военных академиях мира). Лишь под ставшей затем известной Каховкой наступательный порыв врангелевцев иссяк. Однако еще несколько месяцев вплоть до октября врангелевцы удерживали занятые ими позиции.
Для того чтобы победить Врангеля, большевикам пришлось пойти на отчаянные меры: они заключили мир с Польшей, отдав ей Западную Украину и Западную Белоруссию. Только так удалось перебросить на Южный (антиврангелевский) фронт огромную массу войск, которая сломала сопротивление белых и прорвалась в слабозащищенный Крым. Легенды о будто бы сильно укрепленном Турецком вале на Перекопском перешейке были только средством самоутверждения победителей — на создание мощных фортификационных сооружений у Врангеля не было ни времени, ни ресурсов.
Вторым подвигом Врангеля стала его сугубо гражданская деятельность, в первую очередь земельная реформа. Сам барон Петр Николаевич был убежденным монархистом. Лейб-гвардеец и генштабист, он мало интересовался вопросами политики. Однако, возглавив Русскую армию в Крыму, он не мог остаться только генералом. Врангель пригласил к себе в помощники соратников Петра Столыпина, чьи способности не были востребованы ни одним правительством после 1917 года. Александр Кривошеин и Григорий Глинка руководили проведением в жизнь столыпинской аграрной реформы. Теперь эти «правые» политики на короткий срок снова стали реформаторами.
Именно Врангель решился на то, что не смогли сделать Колчак и Деникин. Он отдал землю крестьянам, правда, только на контролируемой им территории Крыма. Все земельные участки, превышающие определенный размер, отчуждались у владельцев и передавались безземельным крестьянам. При этом новые владельцы получали «грамоту с орлом» на право собственности. Не подлежали разделу земли зажиточных крестьян, полученные в годы столыпинской реформы, а также земельная собственность научных и религиозных учреждений, сады и виноградники.
Как результат, в Крыму практически не было крестьянского антиврангелевского движения. Новые землевладельцы охотно брали «грамоты с орлом», казавшиеся им более надежными, чем большевистский декрет с его расплывчатыми формулировками об «общенародном достоянии». Впрочем, земельная реформа Врангеля носила на себе отпечаток обреченности: выборы в волостные земельные комитеты, которые были призваны делить землю, завершились в сентябре 20-го — за пару месяцев до эвакуации. Но в этом не было вины ее авторов — винить можно, скорее, деникинское правительство, которое существовало больше года, но так и не приступило всерьез к решению земельного вопроса.
Три врангелевских подвига не спасли генерала от поношения на Родине. «Белая армия, черный барон снова готовят нам царский трон», — пели его соотечественники, мало что знавшие о самом Врангеле и о том, что он делал в Крыму. Впрочем, даже враги подчас отзывались о Врангеле (как и о Корнилове, и о Колчаке) с уважением. К Врангелю не приставала грязь — пропагандисты могли сделать его образ зловещим, но не отталкивающим. Драма Врангеля заключалась в катастрофической нехватке времени и сил, но в 20-м году в Крыму он сделал все, что было в человеческих силах.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru