Русская линия
Русская мысль Сергей Чапнин08.04.2002 

Патриарх Варфоломей в Эстонии
Сознательное обострение межцерковного конфликта?

Визит Константинопольского Патриарха Варфоломея в Эстонию стал одной из неожиданностей уходящей осени. Специальный рейс в Таллин, почетный военный караул в столичном аэропорту, высшие государственные чины, встречавшие Патриарха Варфоломея у трапа самолета, — все указывало на особый характер визита. Власти Эстонии принимали Константинопольского Патриарха как официального гостя и ожидали от него программных заявлений: в конфликте между православными должна быть поставлена точка.
Патриарх действовал решительно. Вскоре по прибытии в Преображенском соборе Таллина в присутствии нескольких десятков прихожан собора и группы государственных чиновников во главе с премьер-министром Мартом Лааром он зачитал заявление о предоставлении автономии Эстонской Апостольской Православной Церкви (ЭАПЦ). Там же, в Преображенском соборе, Патриарх Варфоломей огласил акт о канонизации Константинопольским Патриархатом епископа Ревельского Платона (Кульбуша), что нарушало сложившуюся практику канонизации и было воспринято как провокация. Как известно, причисление к лику святых совершает та поместная Церковь, к которой принадлежал святой, а остальные лишь вносят его в свои святцы. Епископ Ревельский Платон принял мученическую смерть 14 января 1919 г., будучи викарием Рижской епархии Русской Православной Церкви, и никогда не принадлежал к Константинопольскому Патриархату. Более того, Архиерейский собор, состоявший в августе в Москве, уже прославил епископа Платона в лике новомучеников. Чин канонизации был торжественно совершен в храме Христа Спасителя в Москве 20 августа. Не знать об этом Патриарх Варфоломей не мог хотя бы потому, что на этом богослужении присутствовала и официальная делегация Константинопольского Патриархата.
Однако свое главное заявление Патриарх отложил на второй день. В специальном заявлении для прессы он объявил, что Эстония является канонической территорией Константинопольского Патриархата и никакой эстонской Церкви иной юрисдикции на землях его Патриархата быть не может. Патриарх Варфоломей допустил только одну возможность существования приходов Русской Православной Церкви — на правах зарубежного экзархата, причем все церковное имущество принадлежит теперь полностью ЭАПЦ. Ни о какой частичной его передаче для использования русскими приходами не может быть и речи.
Далее последовал калейдоскоп встреч: с президентом Леннартом Мери, со спикером (парламента Томасом Сави, с премьером Мартом Лаари, с министром внутренних дел Тармо Лодисом, — эстонская политическая элита не скупилась на знаки внимания. Кульминацией визита стало награждение Патриарха Варфоломея орденом «Крест Маарьямаа» первой степени. Вручал награду сам президент Леннарт Мери в резиденции «Кадриорг». Как известно, этот орден вручается за особые заслуги перед Эстонией, в том числе и иностранцам. Какие заслуги имел в виду президент, награждая Патриарха?
Среди церковных конфликтов последних лет Эстония занимает особое место. В ней как в капле воды отразились все основные проблемы современности как в области церковно-государственных, так и межцерковных отношений.
До революции 1917 года эстонские приходы были неразрывно связаны с Русской Церковью и входили в Псковскую епархию и Ревельское викариатство. После провозглашения Эстонией независимости (1920), Русская Церковь признала автономию Эстонской Апостольской Православной Церкви. В те же годы широкую автономию получили православные Церкви в Финляндии, Латвии и Польше. Из-за невозможности сохранить церковные связи с Московским Патриархом, все эти Церкви вошли в юрисдикцию Вселенского Патриарха. После войны ЭАПЦ была преобразована в Таллинскую епархию в составе Московского Ппатриархата. И духовенство, и миряне с готовностью, без сопротивления вернулись в Русскую Церковь. Признал это возвращение и Патриарх Димитрий, стоявший тогда во главе Константинопольского патриархата.
Ситуация стремительно изменилась после того, как Эстония вновь обрела независимость. Таллинская епархия была преобразована в Эстонскую Православную Церковь (ЭПЦ МП). Вскоре возник небольшой кружок тех, кто решил воспользоваться моментом и прибрать к рукам церковное имущество, возвращение которого гарантировалось законом о реституции. С этой целью при поддержке правительства был спровоцирован церковный раскол. «Раскольникам» дали возможность зарегистрироваться под именем Эстонской Апостольской Православной Церкви и получить значительную часть храмов и церковного имущества. Мнением большинства верующих, которые сохранили верность Русской Церкви, пренебрегли. Многие из них были изгнаны из своих храмов.
Однако покровительствовать неканонической церковной группировке оказалось опасно, и эстонское правительство не без помощи иерархов Финской Православной Церкви сумело убедить Патриарха Варфоломея признать раскольников и узаконить их существование. Именно тогда Московский Патриархат вынужден был пойти на отчаянный и сомнительный шаг — прервать на несколько месяцев евхаристическое общение с Константинопольским Патриархатом. С тех пор между Москвой и Фанаром (?) идут сложные переговоры о статусе приходов Русской Церкви в Эстонии.
Сегодня в Эстонии продолжают существовать две «параллельные» церковные структуры: официальная ЭАПЦ под юрисдикцией патриарха Варфоломея и ЭПЦ МП, незарегистрированная, бесправная, но объединяющая практически всех православных Эстонии — более 100 тыс. человек. Численность сторонников ЭАПЦ — несколько сот человек (самый многочисленный приход — около 50-ти).
Последние заявления Патриарха Варфоломея — это фактически отказ от переговоров, что неминуемо приведет к переходу приходов Русской Церкви на нелегальное положение и даст — по крайней мере формально — возможность преследовать духовенство и верующих.
Греческие информационные агентства усердно освещали поездку Патриарха Варфоломея. «Это был первый визит Патриарха в Эстонию после восстановления церковной автономии, в чем есть значительный вклад самого Вселенского Патриарха, несмотря на реакцию Московского Патриархата и других групп». Действительно, о реакции Московского Патриархата нельзя не упомянуть. Архиепископ Корнилий заявил, что ни он, ни духовенство, ни миряне не будут принимать участие в мероприятиях, связанных с визитом Патриарха Варфоломея.
Группа русских депутатов парламента вручила Патриарху Варфоломею обращение, в котором выразили озабоченность политикой Константинопольского Патриархата в Эстонии. Они с сожалением отметили, что Патриарх не воспользовался уникальной возможностью принести церковный мир в Эстонию. Всю ответственность за продолжение противостояния между православными и нарушение женевского соглашения между Церквами православные депутаты возложили на предстоятеля ЭАПЦ митрополита Стефаноса, который постоянно выдвигает «новые, заведомо неприемлемые условия разрешения противостояния».
«Мы надеялись, что Ваш визит в Эстонию принесет благую весть о разрешении конфликта и воцарении мира между православными верующими, — заявили депутаты. — К сожалению, наши ожидания и надежды наших избирателей не оправдались».
Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл признался, что он «удивлен и шокирован» последними заявлениями Патриарха Варфоломея. И дело здесь не только в том, как ведет себя Константинопольский Патриарх в этом конкретном случае.
Не так давно один из ведущих православных богословов епископ Диоклийский Каллист (Уэр) отметил в беседе с автором этих строк, что одной из серьезнейших проблем современности является вопрос о «положении Вселенского Патриарха». (Кстати, сам владыка Каллист — епископ Константинопольского Патриархата в Великобритании.)
Во второй половине XX века многие богословы, размышляя о судьбах Церкви, пришли к выводу, что укрепление церковного единства необходимо связывать с развитием евхаристической экклезиологии, которая ставит в центр церковной жизни Божественную литургию. Церковь — это не столько институт, управляемый согласно своду церковных законов, сколько живой евхаристический организм, Тело Христово. Русские и греческие богословы внесли неоценимый вклад в развитие этого понимания. Однако при переходе с теоретического уровня на практический возникают серьезные проблемы. В первую очередь, по мнению епископа Каллиста, это касается претензий Константинопольского Патриарха на первенство в православном мире.
«Все православные Церкви согласны, что он — первый, но нет полного единства в понимании того, какова его роль в православном мире, — считает епископ Каллист. — Например, Русская и Румынская Церкви сегодня понимают это первенство иначе, чем сам Вселенский Патриарх».
Конфликт в Эстонии — яркий пример того, какую опасность таят в себе неурегулированные вопросы межправославных отношений.
Материалы об истории конфликта между Константинополем и Москвой читайте в интернет-журнале «Соборность» (www.sobor.ru)
Москва


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru