Русская линия
Милосердие.RuЕпископ Каменский и Алапаевский Мефодий (Кондратьев)25.05.2010 

Церковная реабилитация: настоящее и будущее, состояние и перспективы
Доклад руководителя реабилитационного центра при Свято-Георгиевском приходе Иваново-Вознесенской епархии игумена Мефодия на заседании рабочей группы Комиссии межсоборного присутствия по вопросам социального служения 17 мая 2010 г.

Eaoiai Iaoiaee (Eiia?aouaa)Согласно оценкам Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков в настоящее время в Российской Федерации насчитывается до 2.5 миллионов наркозависимых, и без всякого преувеличения наркомания, с начала 90-х годов прошлого столетия приобретя характер эпидемии, является угрозой национальной безопасности страны. Абсолютное большинство наркозависимых, около 90%, составляют героиновые наркоманы. Страна ежегодно теряет от героина 30−40 тысяч молодых людей. (Сведения из доклада директора ФСКН России В. П. Иванова на XVIII Международных Рождественских образовательных чтениях 28 января 2010 года).

Государственная наркология находится в глубоком кризисе, в значительно большем, чем прочие направления российской медицины. Уже в первые годы после развала СССР алкоголизация населения достигла невиданных прежде масштабов. Несмотря на то, что опыт работы с алкоголиками у наркологов имелся, (хотя от некоторых традиционных форм помощи алкоголезависимым российская медицина отказалась — закрыты ЛТП), он не совсем годился к действиям в условиях новой реальности. В отношении к наркомании ситуация была еще более плачевной. К встрече с эпидемией наркомании наркология, во-первых, не была готова, во-вторых, не обладала достаточным опытом в работе с наркозависимыми, в-третьих, не имела возможности перестроиться для адекватного ответа на данный вызов в период общего развала и деградации советской медицины. Никто не оспаривает, не исключая и самих наркологов, что в настоящее время действия государственной наркологии по противодействию наркотизации населения и по помощи людям, попавшим в наркотическую зависимость, малоэффективны и не соответствуют масштабам проблемы.

Надо отметить, что население неохотно обращается к услугам государственной наркологической службы не только в силу ее малой эффективности (успешной частью помощи наркозависимым несомненно является дезинтоксикация организма), но и еще и в силу ряда причин, из которых отметим только две. Первое — постановка на наркологический учет людей, получивших помощь в учреждениях государственной наркологии, чего нуждающиеся в помощи стараются всячески избежать. Наркологический учет фактически ведет к социальным ограничениям поставленных на учет людей (например, у них могут возникнуть проблемы с трудоустройством, особенно при попытке поступить на службу в государственные учреждения, также они не могут получить водительское удостоверение). Второе — свободный доступ во многие (конечно, не все) наркологические клиники наркотических веществ, в результате чего палаты нередко обращаются в места приема наркотиков, притом, что местом обмена опытом наркоманов они являются практически всегда.
Несмотря на многочисленные недостатки государственной наркологической службы, не следует увлекаться её критикой. Все осознают наличие проблемы, желают улучшения ситуации, есть люди, старающиеся оздоровить деятельность государственной наркологии. К сожалению, нападками на наркологию грешили, в том числе, некоторые служители Церкви, не равнодушные к общей ситуации с наркотизацией населения, что мешало выстраивать взаимодействие между Церковью и государством в деле помощи наркозависимым. Конструктивной критикой со стороны Церкви могло быть и является только развитие своей деятельности на этом поприще, состоящей из профилактики наркомании, реабилитации людей, попавших в наркотическую зависимость, и постреабилитационного их сопровождения. К сожалению, говорить о том, что православная церковная реабилитация находится на уровне, соответствующем возможностям Церкви и современным научным представлениям о компетентном подходе к реабилитации, пока еще преждевременно. Можно свидетельствовать о том, что она зарождается, что существует начальный опыт, который позволяет в первом приближении говорить о том, что она может из себя в итоге представлять. Но не более.

Что сегодня находится в активе Русской Православной Церкви в деле реабилитации наркозависимых:
• Практика: Ряд православных приходов и монастырей успешно занимаются реабилитацией наркозависимых, приступив к этой деятельности по особому промыслу Божию, в результате чего некоторые члены церковных общин стали постепенно ревностными энтузиастами этого дела. К сожалению, подобных приходских и монашеских общин крайне мало в масштабах всей Русской Православной Церкви. Общественные организации, объединяющие православных мирян и тесно взаимодействующие с Церковью, создали профессиональные реабилитационные центры, использующие признанные успешными в мировой практике методологии, совмещая их со своими собственными наработками. Но и таковых центров слишком мало. Количество их в последнее время не увеличивается, напротив, закрылись некоторые центры из успешно действовавших в течение значительного времени (например, «Мельница» под Санкт-Петербургом). Вместе с тем, имеется огромный запрос у общества и у самой Церкви в преумножении таковых центров и церковных общин, занимающихся реабилитацией. В некоторых епархиях созданы отделы по противодействию наркомании.

• Теория: Проводятся семинары и конференции по проблемам наркомании и тесно связанной с нею ВИЧ, в которых участвуют священнослужители. Издан ряд статей по реабилитации наркозависимых при православных приходах и монастырях, вышли буклеты, книги, снято несколько ознакомительных фильмов, но нет разработанной методологии православной реабилитации, нет даже целостного структурированного осмысления собственного опыта у православных центров, что могло бы являться базой для написания методологии. Информация о православной реабилитации носит фрагментарный характер.
Не следует однозначно, вплоть до деталей определять, как церковная реабилитация должна выглядеть. Здесь возможно некоторое разнообразие форм, следует даже ожидать появления более или менее отличных один от другого подходов в церковной реабилитации. Если кому-то из служителей Церкви удалось найти свой результативный подход в работе с наркозависимыми, из этого еще автоматически не следует, что все, кто не вместе с ним, кто действует иначе, заведомо находятся на ложном пути. Разнообразие форм в церковной реабилитации надо приветствовать, а не опасаться их появления, тем более не следует стараться подавить их в зародыше. Недружественное отношение занимающихся реабилитацией церковнослужителей друг к другу уже нанесло значительный ущерб становлению церковной реабилитации.
Особенно острая полемика, ведущаяся порой откровенно некорректно по отношению к оппонентам, допускающая искажение фактов и во многом базирующаяся на поверхностном понимании, развернулась вокруг церковного взгляда на программу 12 шагов. Отчасти острота спора объясняется крайними позициями противников и сторонников программы. В то время, как одни объявляли группы, работающие по программе 12 шагов сектами, уводящими своих адептов от Бога и от Церкви, другие пытались доказать, что только работа с наркозависимыми по этой программе является эффективной, она должна быть взята на вооружение Церковью, и легко совмещается с церковным мировоззрением. Не углубляясь в анализ, можно сказать, что в своих крайних утверждениях обе стороны были неправы.

Программа 12 шагов, действительно, является эффективным инструментом в реабилитации алкоголе- и наркозависимых, с этим согласились непредвзятые наблюдатели во всем мире (понятно, что различные группы более или менее успешно применяют ее). Данная программа родилась в религиозной протестантской среде, имела христианское вдохновение, но предоставляя возможность участия в группах далеким от веры страждущим, в том числе имеющим предубеждения против религиозной жизни, говорила о Христе прикровенно. Целью создателей было выведение зависимых от психоактивных веществ (алкоголя) в устойчивую ремиссию, а не в приведении последователей к Христу. Осознав прикладной, а не вероучительный характер программы, можно увидеть, что изначально стоящее за ней мировоззрение, хотя и не конгениальное православному церковному, но все же христианское, не является сколь-нибудь серьезным препятствием к воцерковлению человека. Очень многие алкоголе- и наркозависимые люди, достигшие трезвости с помощью данного инструмента, одновременно с посещением групп, успешно воцерковлялись. Немало чад церкви, в том числе некоторые священники, не сумевшие преодолеть свою зависимость с помощью церковных таинств и аскезы, добились искомого успеха, получив помощь в занятиях по программе 12 шагов, участие в которых не оторвало их от полноценной церковной жизни. (Надо признать, что были и отошедшие, по большей части те люди, кто первоначально прибился к Церкви единственно с целью освободиться от зависимости, или сделавшие неверный вывод о бессилии Церкви, поскольку конкретно они не смогли получить свободы от страсти церковными средствами — что характеризует не программу 12 шагов, а данных людей).

Адепты программы 12 шагов впадают в иную крайность, когда, например, утверждают, что только данная программа является эффективным инструментом реабилитации зависимых людей, что у Церкви нет равно эффективных средств в деле реабилитации, что программа 12 шагов самая что ни на есть церковная программа и нет нужды изобретать что-то иное, а следует именно ее использовать в церковной реабилитации. Прежде всего следует заметить, что в настоящее время немало реабилитационных методик, не связанных с 12 шаговой программой, показывают хорошие результаты. У Русской Православной Церкви есть собственный успешный опыт реабилитации наркозависимых на основе органично присущих ей инструментов работы с людьми. Программа 12 шагов не является церковной программой в православном понимании уже хотя бы потому, что в ней нет таинств, нет священника не только как тайносовершителя, но даже в качестве пастыря и духовника. Программу можно несколько адаптировать к православию (что и делают некоторые ее приверженцы из членов Церкви), но сделать ее в полном смысле церковной невозможно. Допуская и даже приветствуя участие своих страдающих от зависимости прихожан в группах, работающих по программе 12 шагов, Церковь должна сделать приоритетом развитие своей, в собственном смысле церковной системы реабилитации, первые успешные опыты которой уже имеются. Функционирование при приходах и монастырях групп самопомощи или реабилитационных центров, работающих по программе 12 шагов, не является препятствием для становления церковной реабилитации ни сейчас, ни в будущем, и может даже поощряться.

Перечислим некоторые наиболее известные церковные и общественные организации, а так же деятелей, занимающихся реабилитацией наркозависимых в Русской Православной Церкви:

• Центр во имя святого Иоанна Кронштадтского при Крутицком подворье в г. Москве, возглавляемый игуменом Анатолием (Берестовым).

• Реабилитация при храме во имя Коневской иконы Божией Матери в поселке Саперное Санкт-Петербургской епархии, возглавляемого настоятелем прихода протоиереем Сергием Бельковым, который является также руководителем активно работающего Епархиального отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии.

• Группа священников и мирян, сотрудничающих с Круглым столом по религиозному образованию и диаконии при ОВЦС, среди которых:
1. игумен Мефодий (Кондратьев), руководящий реабилитацией при Свято-Георгиевском приходе Иваново-Вознесенской епархии,
2. протоиерей Максим Плетнев, много лет окормлявший реабилитационный центр «Мельничный ручей» и ведущий постреабилитационное сопровождение наркозависимых при храме Спаса Нерукотворного Образа на Конюшенной площади Санкт-Петербурга,
3. иеромонах Диомид (Кузьмин), руководящий реабилитацией в Казанской Богородицкой Площанской мужской пустыни Брянской епархии,
4. Елена Рыдалевская, в настоящее время являющаяся руководителем Благотворительного Фонда «Диакония» Санкт-Петербурга.

• Санкт-Петербургский фонд «Возвращение», руководимый Дмитрием Островским, в структуру которого входил реабилитационный центр «Мельничный ручей» (к сожалению, «Мельница» закрыта в 2009 году, сам фонд отдаляется от сотрудничества с Церковью).

• Использующие программу 12 шагов реабилитационные центры:
1. Реабилитационный центр фонда «Старый свет», возглавляемый Евгением Проценко, расположенный в с. Ерино Подольского р-на Московской обл. при храме Покрова Божией Матери.
2. Пошетнинский реабилитационный центр, входящий в структуру БФ «Диакония», расположенный в д. Пошетни Пушкинского р-на Псковской области.
3. Центр реабилитации при монастыре Святого Саввы Освященного, расположенный в г. Мелитополь Запорожской обл., Украина.

К сожалению, на общецерковном уровне нет структуры, специально занимающейся проблемами противодействия наркомании. Перечисленные выше организации работают на епархиальном уровне, играют как отдельные игроки на данном поле, не могут представлять по данной проблеме Русскую Православную Церковь, в должной мере не координируют свою деятельность. Фактически, на общецерковном и соответственно федеральном уровне, являются не более чем инициативными группами.
В настоящее время на основании опыта Свято-Георгиевского прихода Иваново-Вознесенской епархии прописывается методология церковной реабилитации (в работе участвуют игумен Мефодий (Кондратьев), Роман Прищенко, Елена Рыдалевская и клирики Свято-Георгиевского храма). Собственно церковной реабилитации можно дать следующее определение:
«Церковная реабилитация есть соработничество Богу в спасении попавших в зависимость от психоактивных веществ людей через приобщение их к внутрицерковной жизни, в которой, при органичном включении реабилитационного процесса в жизнь церковных общин, соединяется перемена их мировоззрения и максимально возможное участие в Евхаристической жизни, следствием чего является, в частности, достижение устойчивой ремиссии и ценностно-ориентированное участие в жизни общества».

Можно выделить три основных принципа церковной реабилитации:

Принцип 1: Бог — основной деятель реабилитационного процесса
Главные следствия:
1. в центре реабилитационного процесса находится священник;
2. присутствие священника на главных этапах реабилитационного процесса: мотивационном, основном и на этапе ресоциализации;
3. воцерковление (как минимум — катехизация) является неотъемлемым компонентом реабилитации;
4. реабилитация является бесплатной.

Принцип 2: Совместная жизнь членов церковной общины и наркозависимых воспитанников

Принцип 3: Компетентность (профессионализм) сотрудников
Компетентность составляют:
1. Понимание природы зависимости
2. Знание особенностей процесса помощи наркозависимым людям
3. Владение информацией об источниках помощи

Учителя духовной жизни, православные монахи аскеты, прекрасно понимали, что успешно бороться с какой-либо страстью (ими выделено восемь основных, от которых прочие являются производными) можно только серьезно вооружившись обстоятельными знаниями относительно всех особенностей данной страсти, ее действия, уловок, слабых мест, ее малопонятных проявлений, пониманием того, что поддерживает и что обессиливает страсть. Как можно браться помогать наркозависимым, не имея даже слабого понимания их проблемы на физическом, психическом и духовном уровнях? Причем сотрудникам необходимо не только самим разбираться в этом вопросе, но в процессе реабилитации им следует вооружить этими знаниями своих подопечных, пришедших в Церковь в надежде получить помощь. К сожалению, важность компетенции в проблеме в целом еще недостаточно понимается православными духовниками.

Реабилитационный процесс, который в полноте предстоит освоить Церкви, включает в себя: установление первичного контакта с потенциальными пациентами (воспитанниками) и их первичное консультирование, дезинтоксикацию, мотивацию на прохождение реабилитации, основной период реабилитации, ресоциализацию, сопровождение по жизни прошедших реабилитацию подопечных, а так же работу с родственниками наркозависимых.

1. Первичный контакт. На этом этапе могут быть действенными телефоны доверия и кабинеты первичного приема. Пока что наркозависимые и заинтересованные в их выздоровлении близкие им люди сами ищут, где бы в православной Церкви найти компетентную помощь, и, помыкавшись, нередко уходят на реабилитацию к протестантам, которые создали большое количество реабилитационных центров по всей России.

2. Дезинтоксикация. Целесообразно проводить ее в медицинских учреждениях, с которыми следует заключать договоры о направлении к ним пациентов, которых после дезинтоксикации можно сразу переводить в мотивационный реабилитационный центр для прохождения мотивационного периода.

3. Мотивационный период (проводится в мотивационном центре или амбулаторно). В этот период необходимо настроить подопечного на полный отказ от употребления изменяющих сознание психически активных веществ, мотивировать на дальнейшее прохождение реабилитации, по возможности, мотивировать на прохождение церковной реабилитации. Длительность периода 1−3 месяца. Мотивационный центр работает по методикам профессиональной реабилитации, но в жизнь пациентов уже здесь входит знакомство с православной Церковью, встречи со священником, присутствие на богослужениях или даже (при желании) посильное участие в таинствах, чтобы их последующий выбор относительно продолжения реабилитации был основательным, не слепым, а вполне осознанным.

4. Основной период церковной реабилитации. Проходит внутри церковных общин, приходских или монастырских, с полноценным участием воспитанника в возможной для него мере в церковной жизни. Длительность приблизительно 12−15 месяцев. В центре реабилитационного процесса находится священник.

5. Ресоциализация. Проводится в центре (социальная гостиница, «дом на пол дороге»), расположенном в каком-либо из крупных городов. Воспитаннику предоставляется бесплатное или частично оплачиваемое им жилье. Здесь он защищен от влияния «улицы», находится в неагрессивной по отношению к нему среде. У него имеется возможность получить консультативную помощь в связи с возникающими проблемами. Он работает в миру, сам планирует свои расходы, готовит себе пищу, следит за жилым помещением, учится пользоваться электронными средствами массовой информации, — одним словом, готовит себя к полностью самостоятельной трезвой жизни. Время данного этапа от несколько месяцев до 2−3 лет.

6. Сопровождение по жизни. При согласии прошедшего реабилитацию подопечного с ним поддерживается связь. В лучшем случае он становится активным прихожанином какого-либо храма. В случае возникновения в его жизни проблем, ему оказывается помощь.

7. Работа с родственниками. По большей части, проблема наркотизации молодого человека, это не только его личная проблема, это проблема всей его семьи. Семье, при поступлении ребенка или мужа (жены) на основной этап реабилитации будет предложено так же ознакомиться с проблемой зависимости и, возможно, с помощью консультантов, решить те семейные проблемы, которые провоцируют одного из членов семейства на наркотизацию. В отдельных случаях, когда становится очевидным, что проблемы, толкающие подопечного к наркотикам, в его семье не решить, ему может быть рекомендовано по окончании реабилитации жить отдельно от семьи, иногда на значительном расстоянии.

Основной период церковной реабилитации, проходящий на приходе или в монастыре, делится на три этапа:
1. «Прийти в себя» — изучение природы зависимости, преодоление влечения к наркотику, изучение собственной истории употребления, выделение духовной составляющей своей жизни, выявление основных жизненных проблем и перспектив, в итоге получение реального взгляда на себя. Длительность этапа 4 — 5 месяцев.
2. «Прийти к Богу» — деятельное изучение основ церковного бытия: вера как духовный опыт, изучение аскетических методов борьбы со страстями, покаяние (грех как ошибка, генеральная исповедь, епитимия и возвращение долгов), проблемы пола (ложь постулатов сексуальной революции, целомудрие, гендерные различия, церковный брак), пост и молитва, послушание, ритм и границы в духовной жизни, таинства, осознание смысла страданий и постановка вопроса о смысле жизни. Длительность этапа 5 — 6 месяцев.
3. «Вернуться к людям» (адаптационный) — выработка социальных навыков, анализ и проработка возникающих проблем, написание стратегического плана жизни (на 1 год), создание собственной системы поддержки, подготовка к возвращению в социальную среду (в мир). Длительность этапа 3 — 4 месяца.

Последовательно проходя эти этапы, постигая и осваивая новый жизненный опыт, воспитанники прослушивают лекции и беседы по проблемам зависимости, по разным аспектам духовной жизни, постоянно консультируются со своим воспитателем, выполняют в письменной форме специально разработанные задания. (Например, первый этап включает в себя семь заданий, три из которых представляют в большей или меньшей степени переработанные задания из профессиональной методики реабилитации, четыре являются оригинальными).

На всех этапах основной реабилитации, буквально с первых дней жизни на приходе, воспитанники участвуют в церковной жизни общины (таинства и богослужения, молитва, послушания, пост, окормление у духовника), обсуждают итоги недели с воспитателем, проходят курс катехизации (занятия по закону Божию, литургике и библеистике), проводят самостоятельные групповые обсуждения отдельных вопросов (представляя свои решения на суд духовника), участвуют в кинообсуждениях, индивидуально работают с духовной и художественной литературой и аудиоматериалами, занимаются спортом, в некоторые праздники проводят культурные вечера.

Уводя наркозависимых воспитанников в процессе реабилитации от наркотиков, отторгая их от прежней жизни, в которой наркотики органично присутствуют, надо их при этом куда-то вывести, дать их жизни новое наполнение, открыть вдохновляющие перспективы. Церковная община, согласно второму принципу церковной реабилитации, предоставляет возможность страждущему от зависимости человеку войти в ее благодатную жизнь, получить опыт этой новой жизни, почувствовать вкус церковного бытия, прийти к пониманию его законов, приобрести иной взгляд на мир. По окончании реабилитации община должна помочь воспитаннику выстроить свое будущее в соответствии с полученным опытом, не отказываясь сопровождать его по жизни.

Оценим, каким ресурсом обладает Русская Православная Церковь в для развития церковной реабилитации наркозависимых. Для того чтобы сделать вывод, надо принять во внимание следующее:

• Русская Православная Церковь имеет огромный кредит доверия у граждан РФ. Население априори верит, что Церковь может компетентно работать с наркозависимыми людьми, успешно заниматься их реабилитацией.

• Хотя в церковной жизни активно участвует лишь малая часть населения России, не более 4−5%, при опросах общественного мнения православными манифестируют себя до 70−80% граждан. Эти люди не будут возражать против прохождения ими (если у них есть проблема с зависимостью) или их близкими церковной реабилитации при православной общине.

• Русская Православная Церковь, единственная из религиозных и общественных организаций, структурные подразделения которой (приходы и монастыри), с достаточной плотностью расположены на всей территории РФ, а также в ряде государств ближнего зарубежья.

• Основной, наиболее важный, самый длительный и трудоемкий период реабилитации целесообразно проводить непосредственно на приходах и в монастырях. Несложно прописать, каким духовным потенциалом и материальными ресурсами должны обладать приход или монашеская община (монастырь), каково должно быть их местоположение, для того, чтобы они могли получить благословение на занятие реабилитацией наркозависимых. Таковых монастырей и приходов, в масштабах всей Церкви, можно найти многие десятки, если не сотни.

• В пределах единой организации — Русской Православной Церкви, несложно выстроить взаимодействие всех занимающихся реабилитацией приходов и монастырей, а также создать сеть вспомогательных структурных единиц для полного охвата реабилитационного процесса, организовать постреабилитационное сопровождение наркозависимых воспитанников по жизни. Вспомогательными структурами являются телефоны доверия, кабинеты первичного приема в городах, некоторое количество мотивационных центров и постреабилитационных социальных гостиниц — «домов на пол дороге».

• В период становления церковной реабилитации приходские и монашеские общины Русской Православной Церкви, призванные к оказанию помощи наркозависимым, при решении возникающих проблем и в процессе преодоления различных препятствий могут надеяться на понимание и поддержку со стороны государственных структур.

Трезво оценив все приведенное здесь, можно прийти к выводу, что, без всяких преувеличений, Церковь имеет возможность стать одним из основных деятелей в реабилитации наркозависимых на территории России, если не самым главным. Потенциал Церкви практически неограничен, необходимо привести его в действие.

В настоящее время уже несложно представить, как в среднесрочной перспективе, лет через 10, может выглядеть процесс церковной реабилитации на территории России. В каждой епархии Русской Православной Церкви имеется епархиальный отдел по противодействию наркомании, который координирует профилактическую, реабилитационную и постреабилитационную деятельность церковных организаций на этом поприще, проводит семинары для клириков епархии для повышения их компетентности в проблемах зависимости, отвечает на региональном уровне за связь с заинтересованными во взаимодействии с Церковью в деле противостояния наркотической угрозе общественными организациями и государственными структурами, находится в контакте с епархиальными отделами по противодействию наркомании других епархий. В каждом областном центре и в городах с населением свыше 200 000 человек открыт кабинет для первичного приема наркозависимых, в некоторых из этих городов функционирует кроме того телефон доверия. Наркоманы, выразившие желание прекратить наркотизацию, после дезинтоксикации направляются в один из церковных мотивационных центров, или амбулаторно готовятся к реабилитации на приходе или в монастыре. В каждом федеральном округе, поблизости от одного из его главных городов, а так же в пригородах Москвы и Санкт-Петербурга, действует мотивационный центр, рассчитанный на одновременное проживание 20−30 наркозависимых воспитанников. Выпускники мотивационного центра, желающие с Божьей помощью преодолеть пагубную зависимость, имеют возможность для прохождения основного этапа реабилитации поехать в одну из церковных общин, компетентно занимающихся реабилитацией. В каждой епархии не менее двух трех приходов, а также отдельные монастыри, с благословения епархиального архиерея принимают наркозависимых воспитанников для прохождения основного этапа реабилитации. По окончании реабилитации некоторым из наркозависимых воспитанников, в случае нужды, предоставляется возможность в течение значительного времени пожить в социальной гостинице («доме на пол дороге»), где он будет находиться под нежестким контролем, всегда иметь возможность получить консультацию специалиста и совет духовника. Каждому человеку, из прошедших реабилитацию, может быть обеспечено духовное сопровождение по месту его жительства. В целом деятельность Русской Православной Церкви по реабилитации наркозависимых координирует сектор по противодействию наркомании при отделе по церковной благотворительности и социальному служению. Данный сектор, отвечает за организацию обучающих семинаров по проблемам наркомании и семинаров по обмену опытом, а также с благословения и при поддержке священноначалия, осуществляет взаимодействие Церкви и государства в противодействии наркомании на уровне министерств (ФСКН, Минздравсоцразвития России, Министерство образования и науки РФ, государственная наркологическая служба).

Приведенное здесь описание системы церковной реабилитации так и останется мечтой, если в ближайшее время не приступить к методичной и последовательной работе над данным проектом в масштабах всей Русской Православной Церкви. Развитие церковной реабилитации самотеком малопродуктивно и практически исчерпало себя. Достижения церковных общин и организаций за двадцать лет работы на этом поприще (с начала 90-х по сей день) очень скромные. Какие ближайшие шаги следует предпринять для дальнейшего становления церковной реабилитации:

• Создать сектор по противодействию наркомании при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению. Создать при отделе также экспертную группу, состоящую из компетентных в проблеме реабилитации священников и специалистов.

• Провести мониторинг по всем епархиям с целью выяснить, что конкретно делается в Русской Православной Церкви по противодействию наркомании, поскольку полной картины по данному вопросу ни у кого нет. Полученную информацию следует перепроверить и проанализировать.

• Закончить написание и апробацию методологии церковной реабилитации (осень 2010 — в первой редакции, 2011 — выверенный чистовой вариант).

• Создать в каждой епархии на территории РФ отделы по противодействию наркомании. Провести с помощью специалистов профессионалов и церковнослужителей, успешно занимающихся реабилитацией, обучающие семинары — тренинги для руководителей и сотрудников этих отделов.

• Силами сотрудников епархиальных отделов провести в епархиях семинары для городских клириков, с целью повысить их компетентность по проблемам зависимости от психоактивных веществ.

• В областных центрах, в городах с населением более 200 000 человек организовать кабинеты первичного приема наркозависимых пациентов. Желательно организовать так же телефоны доверия.

• В окрестностях Санкт-Петербурга, затем в окрестностях Москвы организовать мотивационные центры для наркозависимых (такая последовательность диктуется тем, что в северной столице есть подготовленные для данной работы кадры, и московский центр будет легче скопировать, как с матрицы, с уже действующего центра).

• С помощью сотрудников епархиальных отделов по противодействию наркомании выявить в епархиях церковные общины, желающие или согласные заняться реабилитацией наркозависимых. Опираясь на суждение экспертной группы принять решение, можно ли благословить данным общинам занятие реабилитацией. Хорошо, если в епархии в итоге найдется 2−3 церковные общины (приходские или монастырские), которые можно привлечь к данному служению.

• На базе Свято-Георгиевского прихода Иваново-Вознесенской епархии и приходе во имя Коневской иконы Божией Матери в поселке Саперное Санкт-Петербургской епархии, успешно осуществляющих реабилитацию наркозависимых, создать ресурсные центры, где могли бы проходить стажировку приступающие к реабилитации служители Церкви и могли бы проводиться обучающие семинары.

• На общецерковном уровне налаживать связь и взаимодействие с федеральными структурами, сотрудничество с которыми в деле противодействия наркомании целесообразно (в первую очередь с ФСКН, Минздравсоцразвития России, государственной наркологической службой).

• На епархиальном уровне налаживать связь и взаимодействие с учреждениями государственной наркологии, СПИД центрами, медицинскими учреждениями, помощь которых может потребоваться при работе с наркозависимыми.

• Наконец, необходимо позаботиться о том, чтобы деятельность Церкви по реабилитации наркозависимых получила признание у авторитетных представителей научного сообщества. Эти люди своим опытом и знаниями могли бы помочь как дальнейшему совершенствованию церковной реабилитации, так и в деле профилактики наркомании. Если ставить цель добиться в будущем государственного софинансирования реабилитационной деятельности Церкви, то едва ли будет возможно этого достичь без признания эффективности церковной реабилитации научным сообществом.

http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=9&id=12 152&print=1

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Ирина Щ.    26.05.2010 11:44
Благослови Вас Господи. Это очень важное и нужное нам всем дело. Люди не должны погибать без помощи и понимания. У многих матерей сердце разрывается на части, когда кроме протестантских центров помощи не оказывает н-и-к-т-о. А родной человек гибнет прямо на глазах. Да поможет Вам Бог!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru