Русская линия
День (Киев) Клара Гудзик05.04.2002 

Каковы мы, такова и церковь, — и не надо ее идеализировать

Статистические опросы много раз свидетельствовали, что церковь пользуется сегодня самым большим доверием в обществе среди всех других его институтов. Объясняется это, в первую очередь, тем, что люди с большим уважением относятся к моральным религиозным заповедям. Но не только этим. Как справедливо утверждает доктор политологии Андрей Юраш (Львов), верующие и неверующие не обвиняют только церковь в тех трудностях, которые сейчас выпали на их долю. Получается так, словно людям больше некому доверять.
Авторитет и численность православной церкви сделали ее влиятельной политической силой и соблазнили многих политиков искать союз с духовенством, включать церковнослужителей в партийные избирательные списки, создавать христианские партии, а также — часто, несмотря на свои атеистические убеждения, — становиться активными членами той или иной церкви. С другой стороны, во время избирательной кампании немало священников без колебаний злоупотребляют авторитетом церкви, склоняя своих прихожан голосовать за кандидатов, которые обещают так или иначе? поддерживать? церковь. Такую вот приземленную роль играет сегодня авторитет церкви.
Существует еще один интересный, хотя и печальный общественный феномен, связанный с церковью и также выявленный безжалостной статистикой. Параллельно с высоким доверием к церкви вообще, в обществе существует весьма низкий уровень доверия к людям церкви — доверяет своим священникам, архимандритам и епископам всего 1−4% опрошенных православных. (Эти результаты разительно напоминают нашу недавнюю? святую? веру в коммунистические идеалы, ту веру, которая всегда существовала рядом с полным недоверием к функционерам прошедшей эпохи.) О низком рейтинге православного духовенства свидетельствуют также многочисленные письма, которые получает газета? День?. Немало читателей относят нынешнее духовенство к прослойке? новых украинцев?: дорогие иномарки, мобильные телефоны, энергичная бизнес-активность, подозрительные компаньоны, богатые особняки настоятелей храмов. И все это на глазах обедневшей паствы. В правдивости наших читателей может убедиться каждый желающий, — достаточно посетить несколько приходских усадьб. Как соединить подобный образ жизни с такими христианскими добродетелями, как безразличие и даже презрение ко всему материальному, как пост, аскетизм, схима?
Но читатели пишут и о худших вещах. Мы, конечно, хорошо понимаем, что много жалоб и обвинений является результатом межправославного противостояния, которое разделило общество на несколько враждующих лагерей. Вражда, однако, стала причиной того, что сегодня православные очень внимательно следят друг за другом, не сводят с? врагов?, так сказать, телескопов. Поэтому в жизни православных церквей сейчас нет чего-то такого тайного, что не стало бы явным, не попало бы в СМИ. И только благодаря уважительному (может, слишком?) отношению судебной власти к церкви как таковой, количество нарушений закона церковнослужителями намного превышает количество возбужденных против них уголовных дел. В чем только не обвиняют наши читатели своих и чужих пастырей — здесь и подстрекательство к силовым? атакам? на чужую общину, и рукоприкладство, неуважение к правам собственности, присвоение приходских средств, участие в выборах и грязное политиканство, невнимание к пастве, дискриминация прихожан в зависимости от их имущественного состояния, полное безразличие к бедным, пренебрежение человеческим достоинством монахов, симония, непотизм. А еще — грехи, о которых даже вспоминать гадко. Что-то подобное можно прочитать разве что в хрониках, которые описывают обычаи папского двора Александра VI Борджиа (XVв.).
У газеты нет соответствующих средств для проверки правдивости обвинений в адрес людей церкви, связанных с их личной жизнью. Но не в этом дело. Речь идет об авторитете православной церкви, которую многие среди нас считают сегодня едва ли не единственной опорой идеологии, духовности, морали народа Украины. И о том, как трудно иногда бывает соединить высокое понятие духовности с некоторыми? духовными? людьми. А еще — о молчании священноначалия церквей и о его явной обеспокоенности тем, чтобы не вымести сора из избы. И чем иначе можно объяснить, например, тот факт, что наместником величайшей православной святыни Украины — древней Киево-Печерской лавры — остается сегодня епископ, о котором ходит больше сплетен, чем о какой-нибудь попзвезде. Если даже все до единой сплетни — выдумки многочисленных врагов епископа, церковь, мне кажется, не имеет права оставлять на такой высокой духовной должности человека, скомпрометированного просто наличием слухов. Древнеримские мудрецы не зря считали, что, ?жена Цезаря выше даже малейшего подозрения?.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru