Русская линия
Смена Ф. Сомов05.04.2002 

Равнение — на прекрасных дам
Филипп Сомов

Вчера перед входом в Аванзал Государственного Эрмитажа все мужчины, не сговариваясь, распрямляли плечи, подтягивали животы и делали серьезное выражение лица, а женщины, наоборот, начинали сильнее улыбаться, и что-то кокетливое появлялось в их жестах и движениях. Те и другие спешили на открытие выставки «За веру и верность», посвященную Российской императорской гвардии.
И хотя календари частенько врут (из-за путаницы в старых и новых стилях), но именно 13 декабря — день Святого Андрея Первозванного — принято считать днем рождения Российской императорской гвардии. И между прочим, исполнилось ей ровно три века. За это время (с 1700 по 1914 год) накопилось в послужных списках гвардейцев много хороших записей. Для того чтобы всю историю Российской гвардии представить наиболее полно, организаторам выставки понадобились три больших зала: Николаевский, Аванзал и Концертный. И первое, что бросается в глаза, когда попадаешь на выставку «За верность и веру», — это обилие экспонатов (почти 700). От знамен и всевозможных полковых регалий просто рябит в глазах. Но логику во всей экспозиции удается обнаружить очень быстро: это связь императорской власти и гвардейской мощи. Или, говоря иными словами, император и гвардия — две субстанции, две вещи неразрывные. Это и понятно. Гвардия как личная охрана императора сказала свое веское слово в дворцовых переворотах 1725, 1730, 1741 годов, 1762-го и 1801-го…
Подобные факты наталкивают на размышления о природе императорской власти вообще. С одной стороны, она дается Богом, а с другой — реально поддерживается силой сабель и штыков… Но, пожалуй, главный парадокс Российской гвардии состоит в том, что она была любима не только императорами, но и народом. И любить ее было за что. В эпоху наполеоновских войн российские гвардейские полки действительно стали элитой вооруженных сил России. К этому времени гвардия составляла уже целый корпус. Туда входили кавалерия, пехота, артиллерия, инженерные части и гвардейский экипаж.
Если говорить об общем настрое выставки «За верность и веру», то он вопреки ожиданиям вполне мирный. Картины, в которых запечатлены военные сражения, никоим образом не перевешивают проявлений мирной жизни: праздников, парадов, молебнов. Даже сабли и пистолеты ведут себя на выставке очень скромно. Гораздо скромнее мундиров. Что же касается военного костюма, то он представлен в экспозиции во всей своей красе — от мундиров до головных уборов. Теперь-то мы понимаем русских женщин, которые при виде гвардейцев бросали в воздух чепчики и кричали «ура!». Памятуя об этом, надо было бы поместить под стеклянным колпаком хотя бы один чепчик.
Вся публика, разгуливающая по трем залам, как-то незаметно разделилась на две группы. В первую попали те, кто проявлял повышенный интерес к собственно военной истории, к знаменам, регалиям, изображениям сражений, рассматриванию оружия. Во второй группе преобладали те, кого интересовала, если так можно сказать, бытовая сторона гвардейской жизни. Например, бутылочные пробки в виде каски лейб-гвардии Конного полка. Или бокалы и блюдца, на которых изображены офицеры и рядовые лейб-гвардии Гусарского полка. Фантазия моментально рисует картинку: сидят дамы за роскошным столом и весело разговаривают о военных. А гусары им подмигивают прямо с картинок на бокале.
И еще один любопытный факт. В 1830 году императорский фарфоровый завод выпустил в продажу статуэтку «Кавалергард». Думаю, что девушки раскупили этого красавца в одночасье.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru