Русская линия
НГ-Религии С. Филатов04.04.2002 

Церковь призывает молиться за власть
Зачем ей это надо?

Один из высоких сановников Русской Православной Церкви, выступая на международном симпозиуме «Религия в современном обществе», высказал следующую мысль, зафиксированную в доктрине РПЦ: «Церковь должна быть лояльна к власти, а святая обязанность всех христиан — молиться за нее», то есть за власть.
Что касается отношения Церкви к власти — Бог с ней, это ее дело и ее проблемы. Но вот вторая часть доктрины настораживает и наводит на грустные размышления, особенно в свете политических завоеваний демократического и правового государства и конституционного закрепления прав и свобод человека.
…Извечная дилемма — свобода и порядок — с некоторой периодичностью возникает в нашей истории. И сегодня она вновь вошла в российский дом. Эта дилемма довольно неожиданно стала актуальной в нашем обществе, которое, хлебнув свободы за последние десять лет, наверное, устало от неисчерпаемого многообразия проблем, свалившихся на него, от сложности и ответственности, которые привнесла свобода в его жизнь, и общество затосковало по порядку, который освободил бы его от необходимости всякой мыслительной работы. Это удобно, это привычно, так было семьдесят с лишним лет. Подобные настроения отразились и на последних выборах в стране. Однако ростки свободы и демократии в обществе уже ощутимы. Набирает силу местное самоуправление, обрели самостоятельность регионы — края, области, республики. Многие научились мыслить и жить самостоятельно, без указки из Центра. Результат налицо: резко стал меняться баланс между регионами-донорами и регионами-дотационниками, наращивают активность частные и акционерные предприятия. Особый вкус свободы почувствовали люди творческие, хотя их участь в материальном плане оставляет желать лучшего. И все же, когда недавно я разговорился с одним крупным писателем, который долгие годы работал над многотомником об исторических истоках России, он признался, что если бы не 90-е годы, он никогда бы не написал книгу. И потому, невзирая на все трудности, он все-таки глубоко удовлетворен тем, как меняется жизнь.
К сожалению, не все задуманное получилось. Много в эти десять лет было разрушительного, трудно идет созидание. Краткий период надежд сменился растерянностью у одних, угнетенным состоянием духа у других, нарастающей агрессией у третьих. Война в Чечне, колоссальный разрыв между богатыми и бедными (средний доход 10% самых богатых в 40 раз больше, чем средний доход 10% самых бедных, тогда как в европейских странах эта разница в 4−10 раз меньше), огромное количество людей за чертой бедности, коррупция и насилие чиновничества, вросшая в нас еще с коммунистических времен двойная мораль, потеря нравственности — все эти негативные издержки преобразований последних лет сделали свое черное дело.
Сложившаяся ситуация побуждает к напряженному поиску ответов на многочисленные вопросы. Настораживает то, что власть по-прежнему ищет примитивные ответы на сложные вопросы жизни. Ответ ее прост: нужен порядок в стране. Какой и какими средствами — это для многих почему-то второстепенно. Приоритеты государства вновь объявляются наиважнейшими и первичными. Зазвучали слова «держава», «сильное государство», «патриотизм», а вот человек, егопроблемы, его жизнь — вновь подчиняются интересам государства. Мне, однако, видится другой порядок: правовой и, это главное, — не только без ограничений конституционных прав и свобод человека и гражданина, но, наоборот, с приоритетом прав и свобод, находящихся под надежной защитой государства.
Сегодня не только власть покушается на свободу личности, видимо, полагая, что только ей дано понять, куда и как двигаться обществу, что и как делать людям. Получается, что на свободу покушается и Церковь, которая считает, что нужно молиться за власть. И не хотелось бы, чтобы Церковь с такой идеологией вошла в образование именно в переходный период, в период гражданской неустойчивости. Наверное, хватит нам тех страдальческих лет, когда в ответ на молитвы власть уничтожала покорно молящихся за нее. Я далек от того, чтобы признать нынешнюю власть способной сотворить это.
Однако историю нельзя забывать, и в этой связи хочу привести слова писателя Анатолия Ананьева: «Власть — это сильнейший наркотический препарат, которого всегда не хватало и будет не хватать однажды приобщившимся к нему избранным ли, наследным ли коронованным особам, ибо чем больше доза такого наркотика, то есть власти, тем сильнее возникает желание приумножить ее. События эпох показывают, что процесс этот неостановим, а пути движения неисповедимы и хамелеоны, и, сколько бы человечество ни прилагало усилий, оно будет падать из ловушки в ловушку, пока не научится преграждать путь этой экспансии или, во всяком случае, не найдет средство вовремя распознавать и действенно защищаться от нее».
Единственное средство защиты от экспансии власти — создание гражданского общества, просвещенного и образованного, впитавшего в себя не исковерканную и лживую историю, а ту историю, ту культуру, которые учат независимому мышлению и разумному диалогу с властью. Конечно, в этом плане история христианства, на которую было обворовано несколько поколений россиян, неоценима и должна войти в храмы просвещения вместе с другими современными науками.
И хотя Россия — страна многоконфессиональная, православная традиция в течение более тысячелетия была у нас господствующей. Интерес к ее истокам, мудрости и заветам предков, к духовной сокровищнице христианства, морально-этическим ценностям на основе современного научного осмысления необходим и для духовного возрождения России, и для просвещения. Вопрос «Кто должен привнести это в храм науки?» — далеко не праздный.
Церковь наступает на государство, требуя обязательного обучения предметам религиозного воспитания в школах и институтах. Но государство слишком громоздко, чтобы доверять ему поощрение морали и духовности. Ему доверяют бюджет, дипломатию, разведку и контрразведку, карательные функции. В экономику государство пускают лишь от полной безнадежности, как у нас, когда в стране дикая отсталость и страшный кризис. Однако в культуру и мораль государству путь должен быть заказан, ибо, как показал горький опыт ХХ века, не экономика и политика выстраивают культуру, как полагали большевики, а культура выстраивает адекватные себе экономику и политику. Вне норм нравственности благосостояния в обществе возникнуть не может.
И навязывание веры должно быть исключено. Ни учитель (в государственной школе), ни врач, ни тем более администратор (а мы видели разных администраторов — и интеллигентов, и циников) не имеют никакого морального права принудительно навязывать не только конфессиональную ориентацию, но и обращение к вере. Конечно, курс истории мировых религий и сравнительного религиоведения полезен, но доверять его необходимо в силу многоконфессиональности в нашем многонациональном государстве лишь светским преподавателям.
В начале этого десятилетия мы возлагали большие надежды на духовное возрождение общества через религию, ее историю, мораль, нравственность. К сожалению, не получилось. Почему? Вопрос не простой, требующий анализа и честного ответа. Ответ на него в какой-то степени дает статистика: по прогнозам к 2006 г. в мире станет больше: христиан — на 27%, мусульман — на 33%, индуистов — на 7%, атеистов — на 7%, безразличных к религии вообще — на 27%, приверженцев нетрадиционных религий (сект) — на 67%. Это говорит о том, что в конфессиях основных религий что-то неблагополучно. Может быть, в Православной Церкви — это чванливость и бездушие чиновничества плюс недавнее прошлое, не располагающие к доверительным отношениям, плюс чеченский терроризм, унесший тысячи жизней и наводящий ужас в обществе, который под свои знамена берет ислам, поощряемый якобы мусульманской верой.
Нынешняя разруха в стране и люмпенизация населения — феномен не столько социально-экономический, сколько культурный. В основе его лежит отторжение народа от собственной культуры, от норм и традиций, его целенаправленная дезориентация. Главное средство борьбы с этим — возрождение нравственной основы жизни.
Сегодня, когда власть заговорила о порядке, мне хотелось бы еще раз подчеркнуть, что да, нам нужен в стране порядок, но такой, при котором личность находилась бы под защитой Закона. Как сказал философ Григорий Померанц: «Свобода — это порядок, в котором личность находится под защитой Закона! И это еще не все. Это еще внутренняя собранность, внутренняя форма личности, не нуждающаяся в понуждении. Свобода органически связана с Достоинством и Мастерством. Свобода — это образ жизни мастеров, а не босяков!» Я полностью разделяю эти мысли и думаю, что, если президент хочет наводить такой порядок, мы в этом ему должны помочь и поможем. Исходя из этого мы все должны объединить свои усилия: и власть, и религия, и школа, и интеллигенция — чтобы еще раз не исковеркать душу человека, не толкнуть его в люмпенизацию, а дать ему возможность через свободу, через защиту его личности, его прав, обрести мастерство и внутренние побуждение и потребность обеспечивать богатство своей семье, будущим поколениям, своему государству.
Я уверен, что для противостояния хаосу, агрессии, различным духовным эпидемиям, для созидательного труда и созидательной жизни сегодня необходима мобилизация всех культурных ресурсов, включая и позитивные научные знания, и огромное богатство нашей истории и культуры, и не менее ценный духовный опыт прозрений и интуиций, накопленный человечеством.
Столь же необходимы бережная поддержка государством и обществом творцов культуры, ее хранителей. Государство нашло силы и возможность поддержать возрождение Церкви, и это правильно: за то, что оно же и сотворило, нужно расплачиваться, но еще надо найти в себе силы, возможность для поддержания культуры и ее создателей. Иначе, поскупясь сегодня, оно получит завтра общество манкуртов и может вообще быть вычеркнуто из мировой истории.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru