Русская линия
Татьянин день Александра Кузьмичёва (Сопова)27.11.2009 

Миссионер в сети: дипломат? Аноним?

Интернет дает массу возможностей: сказать что-то человеку, живущему на другой стороне земного шара, решиться задать глупый вопрос (конечно, анонимно), найти единомышленников… Как всякий инструмент, интернет не хорош и не плох сам по себе, но может быть употреблен по-разному. Может стать минным полем — или помойкой для слива компромата. А может — полем проповеди и полем радости.

Дипломатичный пророк или антидипломатичный миссионер?

Миссионер выходит в чуждую по взглядам среду, начинает проповедь среди людей, говорящих на другом языке (не обязательно с лингвистической точки зрения). Перед ним стоит выбор: акцентировать свою принципиальную инаковость или сначала показать, что он такой же человек, как его слушатели? «Для немощных был как немощный» или с порога бескомпромиссное «кто не будет веровать, осужден будет»?

Православный писатель Елена Петровна Чудинова считает, что миссионер по природе своей совершенно беззащитен, иначе это уже не миссионер. Этого не изменят никакие «православные дружины». Конечно, мы убедились в беззащитности миссионера только что, когда в храме св. апостола Фомы был убит отец Даниил Сысоев. На конференции «Интерактивное Православие: свидетельство, коммуникация, аудитория» 24 ноября, на второй день после погребения отца Даниила, Елена Чудинова пересказывала притчу о миссионерстве. В давние времена один епископ призвал к себе молодого священника и сказал: Чадо, видишь ли ты горы у горизонта? Там живет дикое племя весьма свирепых язычников. Ты должен пойти к ним и рассказать им о Христе. Если у тебя получится — ты станешь у них епископом. А если нет — ты станешь мучеником, и тому, кто придет за тобой, будет легче, потому что у него будет святой заступник.

Да, миссионер беззащитен, и при этом он парадоксально «нарывается», вызывает огонь на себя. Второе свойство миссионера, названное Еленой Чудиновой, — «он по сути своей антидипломат. Да, дипломаты должны быть в природе, но миссионер им быть не должен. Его свойство — обострять те проблемы, которые реально стоят, его должность — обращать на них внимание». Сейчас образцовым все чаще называется европейское общество — секулярная модель, в которой все истины равноценны, а все учения равноправны. Такая модель как нельзя лучше устраивает светское государство. Однако Россия пока до такой «правильности» не дотянулась, и Елене Чудиновой кажется, что в этом и заключается наша надежда на более продуктивный путь.

Зачем нужна миссия, если все религии одинаково истинны? Европа постулирует, что все равны. Чем тогда миссионерство отличается от «оскорбления чувств людей других убеждений»? Если в Западной Европе еще существует миссионерство, это доказывает только одно: христианство очень живуче, не так просто его истребить, полагает Чудинова.

Протоиерей Александр Стрижак, член совета форума отца Андрея Кураева, категорически не согласился с утверждением о том, что миссионер не может быть дипломатом. Миссионер должен им быть. «Вот пророк не может быть дипломатом. Он умирает, потому что его словами недовольны. А миссионер должен прожить как можно дольше. Он все равно погибнет в конце концов, но если он умрет на первом звуке „а“, он ничего не достигнет», — утверждает отец Александр.

Имя, ник, IP, открытое забрало…

Интернет — бескрайнее море неавторизованной, неподтвержденной, не всегда достоверной, часто провокационной информации. Допустимо ли православным пускаться по волнам этого моря? Или хотя бы Церковь должна показывать пример честности и ответственности за свои слова, в том числе в интернете?

Поскольку именно анонимность — одна из притягательных возможностей Сети и причина многих конфликтов, отношение к ней становится наиболее дискуссионным.

На портале «Православие и мир» решили бороться с анонимным поливанием Православной церкви грязью даже на техническом уровне. Полина Тюренкова-Долина объяснила, почему под статьями на «Правмире» уже нельзя оставлять комментарии: с тех пор, как обсуждения были перенесены на форум, где необходима авторизация, самые популярные статьи собирают не более 50 комментариев вместо 200, как прежде, но это куда более взвешенные слова. Команда сайта решила пожертвовать частью посещаемости и, возможно, строкой в рейтинге, но вырабатывать культуру продуктивной дискуссии.

Главный редактор журнала «Нескучный сад» Юлия Данилова предложила просто игнорировать анонимно размещенную информацию. Между прочим, по канонам это правило должно соблюдаться в церковном суде: неподписанные доносы на священников не могут рассматриваться. Тем не менее в интернете многие «коллекционируют жареное», не спрашивая, кто отвечает за достоверность тиражируемой новости.

За возможность анонимности в православном интернете вступился игумен Спиридон (Баландин) из Саратовской и Мордовской епархии. «Я был бы не столь ригористичен в этом плане. Человеческая личность динамична, она постоянно находится в развитии, интернет — мощная форма формирования человеческой личности. Человек, который впервые попадает в блогосферу, инстинктивно закрывается. Анонимность начинающего — форма защиты». Это и возможность задать «глупый» вопрос, не чувствуя себя опозоренным, и робость, когда начинающий поэт выкладывает стихи и боится, что над ним будут смеяться.

«Я выступаю в интернете всегда с открытым забралом и потому имею право защищать анонимность, — добавил отец Спиридон. — Другое дело, если человек использует право на анонимность для девиантного поведения».

Протоиерей Дмитрий Карпенко призвал помнить, что речь все же чаще всего идет не об анонимности начинающего поэта. Недопустимо другое — когда человек, который скрывается под виртуальным образом, предлагает начать обсуждение третьих лиц и вовлекает в дискуссию всех остальных.

Отец Дмитрий считает замечательным соборное решение Старообрядческой церкви, разрешившей своим чадам присутствовать в интернете только под своими реальными именами.

«Дискуссия с анонимом невозможна, — настаивает отец Дмитрий Карпенко. — Потакать этому нельзя. Должно быть выработано единое мнение православных блогеров на эту тему».

Протоиерей Александр Стрижак отметил, что у игнорирования анонимной информации может быть и отрицательный эффект. Дискуссии происходят на открытых площадках и прочитываются не только теми, кто вставляет анонимные реплики. Грамотный и взвешенный ответ авторизованного пользователя на слова анонима может оказаться важным для других читателей дискуссии.

Невозможно искоренить анонимность как черту интернет-общения. В конце концов, указываемые пользователем персональные данные не так уж технически легко проверять, да и стоит ли. Однако почти каждый может запретить анонимные высказывания на своей интернет-площадке.

Болевые точки сетевой миссии

Выходя в интернет, православные могут познакомиться с технологиями управления потоками информации и сознанием людей, разработанными для целей рекламы, маркетинга, фандрайзинга, манипулирования личностью… Совместимо ли с Православием употребление некоторых технических (и не только) приемов? Например, стоит ли одному человеку создавать несколько сайтов, где будут даваться ссылки на его собственные статьи, чтобы повысить индекс их цитируемости? Стоит ли коллекционировать сплетни из церковной жизни, а тем более — называть их миссионерскими материалами? Ресурсы с такой политикой могут стать очень популярными, а блогера, употребляющего такие приемы, могут пригласить учить всех миссионерству в интернете, однако на конференции прозвучал призыв считать таковых «виртуально нерукопожатными», не читать их и не давать ссылок. Даже брезгливое любопытство повышает рейтинг, а в интернете часто оказывается, что «рейтинг всегда прав».

Полина Тюренкова напомнила, что любое миссионерское высказывание должно быть убедительным, а для этого нужно тщательно следить за соответствием текста той аудитории, которой он адресован. Как часто повторяет отец Андрей Кураев, если бы послание апостола Павла к Римлянам было зачитано у Коринфян, оно имело бы антимиссионерский эффект. А у нас часто лекции, прочитанные для студентов, распространяются там, где их смогут купить только церковные бабушки.

Отказа от анонимности в православном интернете мало. Нужно обращаться к специалистам, у нас же, если говорит священник, то он часто может выступить экспертом по всем вопросам. Это нередко приводит к высмеиванию того или иного комментария со стороны духовных лиц. «Обращение светских СМИ к священникам — это похвально, но хорошо, если священник оговорится, является ли он специалистом в этом вопросе», — сказала Полина Тюренкова.

Главный редактор издательства «ДАРЪ» и портала «Православная книга России» Георгий Михайлович Гупало напомнил о бескрайности поля миссионерской работы в России. При социологических опросах до 70−80% населения нашей страны называют себя православными (правда, из них 20% говорят, что в Бога не веруют, но они тем более нуждаются в миссионерстве). «Однако если мы посмотрим на эти 80% и на наши тиражи, то мы поймем, как мы далеки еще от подлинной миссии, которая нужна нашей стране. Мы находимся в самом начале этого пути», — сказал Георгий Михайлович.

Портал «Православная книга России» создан специально для того, чтобы собрать информацию обо всех книгах, которые выходят в нашем Отечестве. Это десятки тысяч книг — и они теряются в пустоте и исчезают. «Мы не можем даже предположить, что выходило у нас в 1995, 1997, 2001 годах, какие тиражи пользовались наибольшим спросом, какие темы были востребованы», — говорит Георгий Гупало. «Правкнига» мыслится как инструмент такого мониторинга.

Радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна

«Молиться, поститься и слушать радио Радонеж», — Православие воспринимается многими как система запретов: «не прикасайся, не вкушай, не пожелай», а Христос говорит: «радости вашей никто не отнимет у вас». Миссионер должен помочь человеку увидеть радость частоколом дисциплинарных требований. На конференции автор книги «По лезвию ножа, или В погоне за истиной» (издательство «Лепта») Максим Окулов сказал: «В нашем зажатом урбанистическом мире радость — востребованный продукт. Наша миссионерская деятельность должна быть радостной».

А еще правильная миссионерская деятельность не может быть скучной.

Даже на приходе с территорией 235 тысяч квадратных километров и плотностью населения0,05 человека на квадратный километр возможна нескучная, радостная миссия. О таком опыте рассказал игумен Агафангел (Белых), служащий на Тикси в Якутской епархии. «Спас на Тикси» — цветная газета о жизни именно этих людей здесь и сейчас, этим она вызывает интерес, хотя печатается «со скоростью спроса» на принтере.

Пожалуй, главное, чего хочется ждать от миссии и миссионеров — в интернете и газетах, в столице и за МКАДом, от маститых и начинающих, — это именно настоящая радость. Не удовольствие от ласкательного слова, а та радость, которая заставляла людей петь пасхальный канон по пути к храму св. апостола Фомы, где стоял гроб убитого миссионера священника Даниила Сысоева.

http://www.taday.ru/text/249 902.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru