Русская линия
Одна Родина Станислав Минаков25.11.2009 

Торговцы Голодомором

Никто не спорит: события, имевшие место быть на Украине три четверти века назад, страшны, и еще живы их свидетели, тогда бывшие маленькими детьми. Живы свидетели Голодомора и среди моих родственников. Но я убежден: никому не позволительно спекулировать трагедией, передергивать и фальсифицировать факты в угоду новейшей политической конъюнктуре. Жалко, отвратительно выглядят попытки придать Голодомору черты «украинской эксклюзивности», тогда как умирали от голода не только на Украине. Постыдно выглядят потуги «тянуть на себя одеяло», выжимая сострадательную слезу у мировой общественности, к тому же с такой формулировкой: «Вшановуeмо пам’ять мiльйонiв украiнцiв, яких московсько-бiльшовицький режим заморив голодом у 1932−1933 роках».

Это я цитирую листовку, которую раздавали активисты тягныбоковской «Свободы» в 2007 году в Киеве, в толпе, заполнившей пространство между Софийским собором и Михайловским Златоверхим — 24 ноября, когда проходили мероприятия, посвященные 75-летию Голодомора.

Раздавалась и раздувалась ненависть к «московско-большевистскому режиму» в тот день не только экстремистами Тягныбока, она была заложена и в официальной программе: в течение всего вечера из репродукторов, установленных на площади меж черно-белых гигантских крестов, в промежутках между траурной музыкой звучали такие же формулировки, обвинявшие в голодоморе кого угодно, только не самих украинцев.

Потому и непостижимо было слышать, как память и скорбь использовались в качестве очередного «помаранчевого пиара на костях», на манер оранж-майдана — для дальнейшего разъединения людей посредством очередного зомбирования: психической атакой с помощью тяжелой, «страшной» музыки, надгробным кликушеством и на фоне этого — размеренно и внятно начитываемым текстом про Москву, Советское правительство, застенки КГБ, «катування», «геноцид украинскоi нацii»… На огромных плазменных телемониторах, сиявших над площадью, на оранжевом фоне надолго загорались черные буквы, провозглашавшие тенденциозную ложь — что Голодомор 1930-х годов есть геноцид украинского народа.

И ведь достоверно известно, что изъятием продовольствия у крестьян в тот период занимались команды отнюдь не по национальному признаку — и украинцы, и русские, и евреи, и кто угодно. Причем экспроприация проходила тоже не по национальному признаку: опустошались и украинские, и русские, и какие угодно села и дома. Историками показано, что в большей мере, чем Украину, голодомор коснулся казахов, а затем Ростовскую область и Кубань.

Весь 2008-й год был указом Ющенко объявлен на Украине годом памяти жертв Голодомора.

Но не мешало бы нам припомнить и то удивительное распоряжение Ющенко, которое было обнародовано в декабре 2005 г., на излете первой годовщины его пребывания у власти, — про «вшанування» памяти Джеймса Мейса, тенденциозного американского исследователя проблемы Голодомора в СССР в 1930-х гг. Среди мероприятий, предписанных Ющенко к исполнению Кабинету министров, было даже и указание установить Мейсу памятник до 18 февраля 2007 г., то есть к 55-й годовщине «голодомороведа».

Нынешний президент Украины вообще обладает удивительной способностью не к созиданию, а к разрушению. Это можно отнести ко всем видам его общественной деятельности, к чему бы он ни прикасался. То же — в ситуации с Мейсом: Ющенко наградил американца (работавшего в последние годы в Киево-Могилянской академии и похороненного в Киеве) посмертно орденом Ярослава Мудрого, тем самым зачем-то соединив имя почитаемого князя Киевской Руси с именем политолога из США.

Во время своего визита в Киев 27 июля 2009 г. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, побывавший у мемориала жертвам Голодомора, уже почти достроенного на правом берегу Днепра, по соседству с Киево-Печерской лаврой, назвал голод начала 1930-х обусловленным конкретными политическими причинами, усугубленными природными явлениями, что привело к огромному числу жертв. «Нет ничего удивительного в том, что мы молимся о безвинных жертвах, вспоминаем погибших и, вспоминая, одновременно молимся о том, чтоб подобное никогда не повторилось», — сказал Патриарх.

Как сообщал официальный сайт Президента Украины, Предстоятель Русской Православной Церкви прибыл к мемориалу с Виктором Ющенко, с которым они «поставили символичные композиции — горшочки со свечами», а также посадили куст калины. В те минуты Виктор Ющенко произнес симптоматичные слова: «Я всегда подчеркиваю, что это не вина России, российского народа — трагедия 1932−1933 годов». Это прозвучало как какая-то самопроговорка, и вряд ли это было запоздалое прозрение. Скорее всего, в данном случае не откажешь в своеобразной правоте той же тягныбоковской агитлистовке, отметившей «цинiзм i брехливiсть сучасноi украiнськоi влади».

Сегодня уже представители Блока Юлии Тимошенко обвиняют самого Ющенко в «геноциде украинского народа в угоду своим политическим фантомам». Как видим, бумеранг — в действии, то есть «геноцидная» фразеология пускается по ветру столь же легко, как это делает сам Ющенко. Ведь именно с его подачи был принят закон «О Голодоморе 1932−1933 годов на Украине», где в статье 1 Закона сказано: «Голодомор 1932−1933 годов на Украине является геноцидом украинского народа». В то время как страны-члены ООН признают Голодомор как Великую трагедию народов Советского Союза, и в первую очередь Украины, — но не как геноцид (определяемый ООН как умышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное ее уничтожение).

Поражает и положение ст. 2 Закона о Голодоморе, где публичное отрицание голодомора признается противоправным. Председатель ПСПУ Н. Витренко справедливо назвала это положение пресловутого закона «неофашизмом в действии».

Внятно, сразу по выходе закона, высказался и политолог В. Малинкович: «Все разговоры о том, что на Украине был геноцид — это самая обыкновенная ложь, а президент «спекулирует на костях». Политолог подчеркнул, что крестьянство в огромном количестве гибло по всему Советскому Союзу, суммарно это 7−8 миллионов человек, из них приблизительно 3,5 миллиона погибло в Украине. Политолог отверг мнение некоторых экспертов, которые считают, что в селах РФ, граничащих с Украиной, в 1932—1933 годах не было голода. В Ростовской области в этот год погибло 16% населения, то есть почти столько, сколько погибло в целом в Украине. Малинкович категорически отверг националистическую подоплеку этой проблемы.

Тем, кто непрерывно расчесывает раны голодомора 75-летней давности, хочется указать на очевидную статистику новейшей Украинской истории: в 2009 году численность населения Украины зафиксирована на числе 45 млн. 700 тыс. граждан. Но ведь никто еще не забыл, что в нашей стране в 1991 г. тут проживало 52 млн. человек. Такое падение численности населения тоже не является виной нынешнего политического руководства страны? Или, может быть, этот новейший мор нам тоже устроили «москали», «савецкие», кто еще, на кого будем валить вину?

Или мы, не видя настоящего и не думая о будущем, умеем только бередить раны прошлого, извращая и переиначивая его суть? Кто виноват в том, что за 18 лет «независимого государства» здесь так и не наметились тенденции к стабилизации в экономической, социальной, общественно-политической сферах, что и независимость в результате оказалась марионеточной?

«Украина должна доказать умышленность голода 1932−1933 гг. … Мы будем собирать доказательства, чтобы предоставить их на суд международной общественности», — заявляют те, кто озабочен нагнетанием напряженности в обществе. Те же члены пропрезидентского НУНСа челом били перед Ющенко, прося «подать иск против России в Европейский суд с требованием выплаты компенсаций за голод в УССР в 1932—1933 гг.»

Что-то есть неизбывно-болезненное в желании свалить вину на брата и соседа. Не гнушаясь при этом фальсификациями. Всем запомнился постыдный факт, когда на выставке, организованной СБУ в Крыму, в экспозиции вдруг обнаружились «голодоморные» фото, не имеющие никакого отношения к Украине. Стоит ли удивляться тому, что высокопоставленный чиновник этой организации был уличен в подлоге — устраиваясь на работу, он предъявил поддельный диплом выпускника исторического факультета университета. И такие бывают на Украине «историки» от СБУ.

…В тот вечер, 24 ноября 2007 г., я видел в Киеве у памятного знака Голодомору, как лампады стояли на мостовой одна к одной — образуя цельное, как бы движущееся горящее полотно, — словно лава, истекающая из жерла вулкана, имя которому — общая народная скорбь. Здесь, в этой плавильне, нет чужих и чуждых, здесь все свои — и скорбящие живые, и невинно убиенные.

Я тоже был там вместе со всеми, и стеклянная лампадка, которую я получил в палатке у памятников апостолу Андрею Первозванному, равноапостольной княгине Ольге и учителям словенским Кириллу с Мефодию, отныне находится у меня дома. В память о трагедии — на которую не имеет права посягнуть ни один из политических спекулянтов и кликуш.

Один народный наблюдатель как-то заметил насчет «незалежных» украинских президентов: каждый последующий хуже предыдущего. Трудно сказать, что может быть хуже правления Ющенко (политолог М. Погребинский недавно высказал мысль, что хуже уж быть не может; ой ли?), однако будем надеяться, что при новом президенте Украины взгляд на Голодомор (и закон!), как на геноцид украинского народа, будет пересмотрен, а из нашей жизни навсегда исчезнет лозунг, навязываемый нашему обществу человеконенавистническими силами на Украине: «Пям'ятаємо. Не пробачимо. Помстимося!» («Помним. Не простим. Отомстим!»). Ибо мстить нам некому. А вот помнить трагедию народов некогда единой страны мы обязаны. Помнить тех, кто строил свою политику на горе человеческом в прошлом, и тех, кто продолжает эту бесчеловечную практику сегодня. Обязаны помнить, чтобы не повторить в будущем!

http://odnarodyna.ru/topics/1/272.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru