Русская линия
Православие.RuБывший епископ Рашко-Призренский Артемий (Радосавльевич)14.11.2009 

«Мы верим в правду Божию»
Интервью епископа Артемия Рашко-Призренского и Косово-Метохийского

В начале ноября епископ Рашко-Призренский и Косово-Метохийский Артемий побывал в столице Республики Сербской (Босния и Герцеговина) Баня Луке для того, чтобы приветствовать и благословить участников благотворительной акции «Когда бы хлеба было больше». Именно благодаря этой и другим аналогичным гуманитарным акциям удается поддерживать работу бесплатных кухонь-столовых, где питаются сербы, лишенные в Косово и Метохии возможности нормально работать и обеспечивать себя всем жизненно необходимым. Инициатором и организатором открытия этих пунктов питания выступает Рашко-Призренская епархия Сербской Православной Церкви. Владыка Артемий приезжает на их открытие и благословляет их работу. Суть благотворительной акции, проводимой сейчас в Республике Сербской, состоит в том, что любой желающий может сделать звонок на определенный номер мобильного оператора, и с его счета будет перечислена 1 боснийская конвертируемая марка (национальная валюта Боснии и Герцеговины, 1 к.м. = 0,76 $).При желании можно перечислить деньги и на специально открытый банковский счет. Аналогичные акции с участием мобильных операторов проводились и в Сербии.

Принимая участие в программе телеканала РТРС «Печат», владыка Артемий рассказал о благотворительных акциях, направленных на поддержку сербского населения Косово и Метохии, а также о проблемах, связанных с сегодняшним днем сербских монастырей. В разговоре были затронуты острые вопросы, касающиеся позиции государственных органов Сербии; архиерей выразил свою позицию и по поводу предстоящих 15 ноября выборов в Косово и Метохии. Мы публикуем текст этой интересной беседы.

* * *

— Добро пожаловать в Республику Сербскую, владыка. В этот раз Вы приехали к нам, чтобы благословить и поддержать акцию «Когда бы хлеба было больше» — еще одну в серии акций, которыми народ Республики Сербской проявляет свою поддержку и участие в судьбе сербского населения Косово и Метохии. Что эта акция значит для сербов Косово и Метохии?

- Конечно же, и прежде большое значение имела помощь, которую мы получали от Баня-Лукской епархии и народа Республики Сербской, и я уверен, что и акция «Когда бы хлеба было больше», проходящая в Республике Сербской уже год, способствует тому, что наш народ, живущий в Косово и Метохии в тяжелых условиях, получит поддержку, которая поможет ему остаться и выжить у своих родных очагов. Республика Сербская и раньше проявляла большую любовь и заботу о нашем народе и сочувствие к его несчастьям; и эта акция тоже является выражением братской любви и поддержки сербов, живущих в Косово и Метохии.

— Ваша епархия недавно открыла еще одну народную кухню. Сколько сербов сейчас живет благодаря благотворительной помощи?

- Наша епархия оставалась со своим народом на протяжении всей нашей истории. В 1999 году практически все государственные институты покинули Косово и Метохию, и лишь Церковь осталась заботиться о своем народе. Скоро стала очевидной необходимость открытия народных кухонь. Мы увидели, что многие сербы не имеют возможности и условий для элементарного выживания. Тогда мы с помощью пришедших на помощь, и прежде всего братьев греков, открыли первую народную кухню в окрестностях Ново Брдо, которой пользуются более 300 человек из окрестных сел, расположенных в ближайших 30 километрах.

Между тем время шло, а вопрос Косово и Метохии не решался; шло частичное возвращение беженцев, и те, кто остался жить в Косово и Метохии, оказывались во все более тяжелых условиях. Стала очевидной необходимость открытия новых народных кухонь. И за недавние два-три года были открыты народные кухни еще в трех местах, а месяц назад была открыта и четвертая — в Корминяне.

В общей сложности четырьмя народными кухнями пользуются около 1000 человек, они получают каждый день готовую пищу и хлеб. В трех местах при кухнях мы открыли пекарни, в которых печем хлеб, раздаваемый вместе с едой нашему народу.

— Имеет ли возможность Рашко-Призренская епархия удовлетворить все потребности нуждающихся?

- Нет, она, конечно же, не в состоянии это сделать. И она была бы не в состоянии сделать и то, что сделала, если бы не было усердной поддержки, широкой помощи нашему народу из разных мест: из Республики Сербии, из Республики Сербской и из-за границы. Благодаря этой помощи епархия смогла обеспечить функционирование этих народных кухонь. Но стоит вопрос: сможем ли мы и дальше открывать кухни?

Существует необходимость открытия кухонь и в других местах. Эти четыре расположены в основном в Поморавском округе — это самый бедный район Косово и Метохии. Но есть необходимость открыть кухни и в других местах. Будем ли мы в состоянии это сделать, зависит от результатов этих гуманитарных акций.

— Владыка, уже несколько месяцев величайшие сербские святыни епархии в Косово и Метохии, включая и резиденцию епархии монастырь Грачаницу, живут так же, как монахи жили несколько веков назад, — без электричества. Многие не понимают, в чем именно дело. Многие спрашивают, что это за счета, по которым надо платить. Объясните, пожалуйста, в чем суть нынешней проблемы отключения электроэнергии.

— Дело вот в чем. Мы, естественно, не противимся тому, чтобы, несмотря на тяжелое финансовое положение, заплатить за использованную нами электроэнергию. Монастыри в состоянии заплатить. Но электроэнергия — это только один из способов принудить сербов Косово и Метохии и Сербскую Православную Церковь через подписание договоров с «Косовской энергетической корпорацией» (КЭК) молчаливо признать независимость Косово и Метохии — этого самопровозглашенного второго албанского государства на Балканах.

Так как КЭК, по сути, единственная энергетическая корпорация в «государстве Косово», как написано на их сайте, то это то, что останавливает нас заключить с ними договор. Через подписание этого договора мы, сербы, по сути признали бы так называемое «независимое Косово», но этого мы делать не хотим. Вся проблема в этом.

Мы уже обращались к нашим властям в Белграде, прежде всего к Министерству по делам Косово и Метохии, и просили, чтобы наше государство — потому что у нас другого нет, и мы не хотим другого — объяснило нам, как себя вести: или подписать этот договор, или не подписывать. За последние два месяца мы три раза обращались к нашим властям и ни разу никакого официального ответа не получили.

— Почему же молчит официальный Белград?

- Через СМИ Министерство по делам Косово и Метохии время от времени что-то сообщает о том, что оно рассматривает эту проблему, что ищет решение, что они не могут принять решение и что его должно принять руководство Сербской Церкви.

О чем, по сути, идет речь, как мы это понимаем? Речь идет о том, что государство не хочет брать ответственность перед своими гражданами, а хочет перекинуть эту ответственность на другого — ответственность за де-факто признание независимого Косово.

Так же было и прошлой зимой, когда начали отключать электроэнергию в отдельных сербских селах, и держали без электричества по три-четыре недели, по месяцу. При этом наш народ не увидел ответственного решения проблемы со стороны своего государства. Многие были вынуждены начать оплачивать электроэнергию КЭК, или подписав договор, или без этого. Так что сейчас, я думаю, пришла очередь принудить или сломать и Сербскую Православную Церковь.

До сих пор, слава Богу, мы не пошли на это и все еще ждем от нашего государства, чтобы оно само решило этот вопрос, потому что мы граждане государства Сербии, живем в государстве Сербии, и оно обязано нам помочь в решении этой проблемы.

— Почему тогда официальный Белград молчит? И как такое отношение может сочетаться с официальной позицией, что Косово и Метохия — сердце Сербии, что Сербия никогда не отречется от Косово и Метохии как своей территории?

- Мне тяжело отвечать от чужого имени на вопрос, почему они молчат. Но, думаю, потому, чтобы завтра, если бы, не дай Боже, и наше государство в конце концов признало Косово, то можно было бы сказать нам: «Вы первые признали Косово! Чем вы недовольны? Не мы виноваты, а вы».

Мы не желаем быть этими виноватыми, на которых будут показывать пальцем, что мы признали независимость Косово и что из-за нас Косово пересталобыть частью Сербии.

Лучше мы будем жить как в средневековье, используя свечи и лампады.

— Как сейчас живут монастыри в Косово и Метохии, ведь уже холодно? И насколько монастыри без электричества уязвимы для новых нападений террористов?

- Монастырям сейчас довольно тяжело. Но все же монастыри, слава Богу, располагают своими электрогенераторами. Но эти агрегаты не могут обеспечивать все потребности для нормальной жизни, появляющиеся в холодный период, к тому же они работают на горючем, которое отнюдь не дешево. Монастыри, действительно, с трудом решают эту проблему, и стоит вопрос, сколько мы еще сможем выдержать.

Мы подождем еще, сколько сможем, и если ситуация не изменится, то объявим нашему народу, почему мы вынуждены подписать эти договоры: потому что нас наше государство не поддерживает в поиске решения.

Чего мы требуем? Мы только хотим использовать другого поставщика электроэнергии. Когда мы приходим на рынок, чтобы купить килограмм яблок, то можем выбирать у разных продавцов. Так и электричество мы можем покупать не у того, кто представляет государственное предприятие так называемой «республики Косово», но, например, у ЕПСа (Електропривреда Србиjе — одна из крупнейших энергетических компаний Сербии. — прим. ред) или у кого-нибудь еще, кому бы мы платили за электроэнергию. Так что мы избегаем оплаты электроэнергии не из-за цены. Но из принципа, потому что тем самым, по сути, нас вынуждают выразить признание независимости Косово.

- Спасибо за то, что разъяснили нам эту ситуацию. Скажите, сколько сербов сейчас живет на территории Косово и Метохии, и сколько их уехало после одностороннего провозглашения независимости Косово?

— Слава Богу, до сих пор с момента провозглашения этой независимости не наблюдается массовых объездов сербов. Единичные, отдельные случаи имеют место, как это было и раньше: продают дома и хозяйства, уезжают, но больше тайно, а не демонстративно. Так что трудно сказать, сколько людей уехало с момента провозглашения самостоятельности Косово и именно ли из-за этого.

Во всяком случае, известно, и об этом мы постоянно говорим, что с момента прихода сюда международного сообщества в июне 1999 года с территории Косово не уехало, а было изгнано (ибо одно — уехать по своей воле, а другое — быть изгнанным) около 250 тысяч сербов. Несмотря на то, что резолюция Совета безопасности ООН предусматривает право всех беженцев на возвращение, масштаб возвращения сербов за прошедшие годы нельзя назвать даже символичным. Если и вернулся 1 процент всех беженцев, то они сгруппированы в отдельных селах. Вернулись в основном старые люди, в то время как молодежь и дети не вернулись. Так что нельзя говорить о настоящем возвращении, тем более об удовлетворительном или стабильном, потому что вернувшиеся лишены элементарных условий жизни, не могут обрабатывать свою землю, держать скот. Потому что до сих пор нет безопасности передвижения по Косово и Метохии.

— Что в данный момент необходимо сделать, чтобы сербский народ остался в Косово и Метохии?

- Нужна политическая воля. Политическая воля, прежде всего, международного сообщества, а потом и косовских албанцев. Это то, без чего невозможно решить этот вопрос, без чего не будет удовлетворительного масштаба возвращения изгнанных сербов, но и международное сообщество, и тем более косовские албанцы не хотят, чтобы сербы вернулись.

Вопрос в том, сколько и наше государство действительно вложило труда и стараний, чтобы помочь тем, кто вернулся, обеспечить им более-менее нормальную жизнь. Мы являемся свидетелями того, как люди, которые возвращаются, проводят некоторое время здесь, а потом опять покидают Косово, переезжая в другие районы Сербии.

Но наша задача, тех, кто остался, выдержать и остаться и, когда придет время, вернуть хотя бы половину изгнанных, обеспечить необходимые условия для жизни и тех, кто остались, и тех, кто будут возвращаться.

— Сербский народ в Косово и Метохии скоро ожидает еще одно испытание — выборы, назначенные на 15 ноября 2009 года. Вы призвали сербов не участвовать в новых выборах и назвали этот вопрос еще одной западней для сербского народа. Почему?

- Знаете, это вовсе не какая-то западня, это открытая позиция: кто придет на новые выборы, то есть организованные албанцами выборы, тот согласен быть гражданином «независимого Косово» и через это участие в выборах он де факто признает незаконно установленное положение, признает «независимое Косово» и отделение Косово от Сербии. Правда, есть отдельные люди или группы, которые из неизвестно каких соображений или личных интересов приняли решение прийти на эти выборы, рассчитывая таким образом получить некоторые привилегии от институтов новой власти в Косово и Метохии.

В сущности, происходит то же самое, что происходило во время Оттоманской империи, когда многие сербы переходили в ислам, чтобы избежать трудностей, через которые прошли угнетаемые христиане, и наслаждались некими привилегиями как лояльные граждане-мусульмане.

В то время в основном албанцы приняли ислам, и им было позволено делать с христианами-сербами все, что они хотели. К сожалению, и сейчас есть среди нас те, кто решил прийти на эти выборы.

Для нас необъяснимо, почему наше государство, хотя официально и говорит о том, что не достигнуты условия для возможности участия в выборах, но при этом говорит и о том, что не будет предпринимать санкций против тех, кто на эти выборы придет. Это, собственно говоря, звучит как рекомендация выйти на выборы.

— Вот и мы хотели спросить, почему официальная Сербия не имеет единой позиции по этому вопросу?

- Факт, что это так, но почему, я не могу вам ответить.

- В заключение позвольте спросить Вас как главного представителя Церкви в Косово и Метохии о том, насколько представители официального Белграда вообще склонны консультироваться с вами, учитывать ваше мнение при рассмотрении и принятии решений, жизненно важных для Косово и Метохии и сербского народа?

- С нами никто не консультируется. Нас никто не спрашивает. И даже если мы когда-нибудь по поводу чего-нибудь и говорим, то наши слова не уважают. Доказательством этому служит и эта последняя ситуация по поводу электроэнергии: и после трех обращений с нашей стороны мы не получили никакого официального ответа от властей из Белграда.

- Владыка, сохраняется ли тогда при всех этих испытаниях, страданиях и муках сербского народа надежда на то, что Сербия сохранит Косово и Метохию?

- Надежда есть, потому что мы верим и в Бога, и в правду Божию. И, конечно, верим в наш православный сербский народ, который очень хорошо знает и чувствует, что такое Косово и Метохия, что они значили и что значат для всякого серба. Что без Косово и Метохии мы перестаем быть народом, утрачиваем свою национальную идентификацию и тем самым утрачиваем все неповторимые вечные ценности, по которым сербы всегда были узнаваемы.

— Ваше преосвященство, не хотели бы Вы в конце нашего разговора еще раз обратиться к народу Республики Сербской, который, надеемся, в течение ноября еще раз проявит свое соучастие и заботу о сербском народе на Косово и Метохии?

Единственное, что я хотел бы сделать — это поблагодарить, всех братьев и сестер Республики Сербской, за помощь, которую они всегда оказывали нашему народу на Косово и Метохии и выразить надежду на то, что они будут поддерживать нас и дальше, чтобы Косово и Метохия остались тем, чем они были на протяжении веков — неотделимой частью Сербии. Чтобы сербский народ смог остаться на Косово и Метохии, потому что пока на просторах Косово и Метохии живут сербы, то и Косово будет сербским. Когда бы, не дай Боже, на этих просторах не стало нас, тогда бы и Косово не было бы больше сербским, не взирая на то, в границах ли оно государства Сербии, единой Европы или какого-нибудь другого государства.

Еще раз благодарю всех и за гостеприимство и за все, что Вы до сих пор для нас делали.

Подготовил иеромонах Игнатий (Шестаков)

http://www.pravoslavie.ru/guest/32 673.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru