Русская линия
Татьянин деньПротоиерей Максим Козлов14.11.2009 

В маске на литургию или Чем можно заразиться в храме

Наступают выходные, планируется семейный поход в церковь. Если в храме душно и довольно тесно — невольно вспоминаешь рекомендации терапевтов избегать подобных мест. Стоит ли надеть маски — хотя бы детям? А прикладываться к иконам? Прот. Максим Козлов не советует отказываться от службы из страха перед гриппом, если только мы сами не понесем вирус в храм.

Не благочестие ли наших предков становилось причиной эпидемий Cредневековья (ведь к святыням тогда прикладывались почти все)? Священникам приходится сталкиваться с опасениями прихожан не только в последние месяцы. Все мы прикладываемся к иконам и кресту — не рискуем ли мы получить вместо благодатной помощи вирус?

«До крайнего усложнения эпидемиологической ситуации я бы советовал от стояния в масках на богослужении воздержаться»

— Отец Максим, можно ли заразиться в храме?

— Конечно. Чем угодно. Можно заразиться дурными манерами, можно заразиться ревностью благочестия, можно заразиться любовью к церковному пению и можно заразиться неправильным пристрастием к священнослужителю. Можно заразиться гриппом. Тогда, когда эпидемия гриппа имеет место и когда рядом стоят два человека, которые на тебя усиленно кашляют.

В данном случае, нельзя считать храм местом, защищенным в период массовых эпидемий от всех инфекций, неважно — гриппозных или холерных, и всем стекаться под своды храма, имея в виду именно защиту от бактериологических вирусных воздействий (или радиации, в случае тех или иных аномальных или террористических явлений). Храм — это лечебница, где наши души врачуются к спасению. Но невозможно предположить, что, например, у ребенка сойдет на нет или не возникнет кариес, если он регулярно и даже благоговейно будет молиться перед образами святых. Поэтому не мешает человеку и самому принимать естественные меры благоразумной предосторожности.

— Например, надеть маски, хотя бы детям? В храме может быть тесно и душно, а дети находятся в группе риска.

— Думаю, что и к данному случаю следует нам приложить общий принцип, которым хорошо бы нам всем, православным христианам, руководствоваться в своей жизни, — стараться идти средним, царским путем, не впадая ни в какие крайности. Еще один принципиальный критерий поведения — избирать пользу ближнего, а не свою, прежде думать о других. Как применить это к данной ситуации? Например, мы видим, что мы кашляем и чихаем, из носа и глаз течет что-то трудноопределимое, температура, может быть, не 38,9, но явно какие-то явления нездоровья ощущаются в немощном нашем телесном составе. В таком случае, конечно же, проявлением христианской любви будет остаться дома и детей своих в храм не водить, если с ними что-то подобное происходит. Даже если мы уверены, что именно в таком состоянии им полезнее всего причаститься. Ведь там будут и другие дети, на которых они будут чихать и кашлять, дышать бациллами, микробами и вирусами.

— А если грипп скоро свалит с ног, а душа тем более просит Причастия?

— Если уж очень хочется нам приобщиться Святых Христовых Тайн в полуболезненном состоянии, то разумно будет, например, прийти в какой-то будний день в храм, где людей будет немного и мы сможем стоять от них в сторонке (о священнике можно думать меньше: ему по долгу службы полагается с любыми людьми общаться, с контингентом и здоровым, и нездоровым — и душевно, и физически; он выдержит). Если же мы совсем немощствуем, то надо договориться и позвать батюшку домой, что в большинстве приходов достаточно легко организуется.

— Может быть, если страшно, просто воздержаться на время от посещения храма?

— Если иметь в виду эту сторону вопроса — наши собственные страхования по поводу свиного и других видов гриппа, ОРВИ и прочих заболеваний, для начала предложу одно рассуждение. Ходим ли мы при этом на работу, отпускаем ли детей на учебу, пользуемся ли общественным транспортом, как правило, в час пик предполагающим немалое скопление народа? Не перешли ли мы еще на осадное положение, так что передвигаемся только короткими перебежками, минуя общественный транспорт?

Если не перешли — в школу и на работу ходим, в метро ездим, — то вспомним, что храм, в отличие от троллейбуса или среднего учебного заведения, имеет еще и некоторое молитвенное ограждение.

Я даже не буду сейчас говорить об объективном характере того, что храм есть дом Божий, святыня, а не клуб. Люди, собирающиеся в церковь, в отличие от людей, едущих случайно вместе в автобусе, и внутренним, и внешним образом расположены к поддержке и соучастию друг к другу — и молитвенному, и практическому. Если мы все это взвесим и подумаем, то для большинства из нас станет ясным, что пересиживать эпидемию гриппа дома именно по отношению к Церкви у нас, наверное, оснований нет.

— Все же, уместны ли медицинские маски на богослужении?

— Об этом я бы порассуждал также в категориях возможного соблазна, причиной которого для других людей мы можем стать. С одной стороны, если мы нездоровы, то лучше остаться дома. С другой стороны, если мы боимся, что другие на нас начихают, то, может быть, правильнее будет больше другого остерегаться: заявившись в таком виде на богослужение, мы кого-то смутим, кого-то отвлечем, в чьей-то душе посеем опасение, что сами мы больны. Человек вместо молитвы на службе будет думать о том, с кем он рядом стоит. Не создадим ли мы вокруг себя в «тесном» храме, о котором идет речь, метровый пояс пустоты, поскольку другие будут стараться нас избегать, и тем самым засунем людей еще в большую тесноту. Многие еще и чесночком закусят для пущего отогнания зловредных вирусов, микробов и бактерий. Так что, по крайней мере, до особого усложнения эпидемиологической ситуации я бы советовал от стояния в масках на богослужении воздержаться.

— Можно ли заразиться через Причастие?

— Наконец, мы подошли к главному. Если мы — православные христиане, верующие в то, во что верит Святая Православная Церковь, то считать, что через Причастие Святых Христовых Тайн способна передаваться инфекция, мы не можем. Просто не можем. Этим в некотором смысле проверяется наша вера. Или для нас это только какое-то умозрение, и при первом прикосновении страхования эта так называемая вера рассыпается в прах. Или мы верим, что это святыня всепобеждающая, огонь попаляющий, служащий нам во здравие души и тела.

Это — абсолютная вера Церкви, совершенно рационально подтверждаемая фактом того, что причащение под двумя видами (и Телом, и Кровью со лжицы), которое всегда было на православном Востоке и на Руси, никогда не приводило ни к поголовному вымиранию православных народов при эпидемических заболеваниях (в том числе и в средние века), ни к тому, чтобы пресекалось духовенство. Духовенство точно должно было бы в таком случае вымереть, потому что всякий раз священник или диакон потребляет Святые Дары. Если мирянин может не причащаться на той или иной Литургии, то священник всякий раз потребляет Дары, имея в виду всех, часто не очень здоровых, причастников, которые приступают к Чаше. Что же, наблюдаем ли мы повышенную заболеваемость ОРВИ или другими классическими респираторными заболеваниями среди клириков? Конечно, нет.

— Стоит ли прикладываться ко кресту, к иконам?

— В отношении целования икон и креста многое будет определяться мерой нашей веры. Скажу так: иной раз лучше приложиться лобиком, чем со страхованием и с двоящимися мыслями подходить к иконе. Или даже постоять и помолиться в сторонке, прося Бога укрепить нас в нашем маловерии, если мы чувствуем, что колеблемся, видя, как перед нами приложился человек, громко чихающий и явно нездоровый. Или, если мы имеем дерзновение, можно возложить упование на Бога и, ничтоже сумняшеся, ничтоже бояся приходить и прикладываться к святыне. На этот вопрос каждый должен ответить для себя сам.

Кроме того, следует указать, что в очень многих храмах главные иконы и святыни регулярно протираются присматривающими за ними труженицами свечного ящика и другими усердствующими прихожанками. Так удаляются внешние наслоения: кто в помаде поцелует, кто еще как. Думаю, правильно поступят те священнослужители, которые в этой ситуации попросят своих помощников и помощниц по поддержанию церковного благолепия отнестись к этим обязанностям с особым тщанием.

— Людей смущает также необходимость приложиться к руке священника при благословении, особенно если он, придя в храм, еще не успел руки после метро вымыть.

— Священники Русской Православной Церкви в семинариях в числе многих других дисциплин изучают предмет под названием «пастырское богословие». В частности, в учебнике непременно есть раздел о внешнем поведении священника. Всех нас, уверяю, учат и основам общечеловеческой культуры (как и основам пастырской культуры). Предполагается, что каждый священник знает: в храм он должен прийти опрятно причесанным, умытым, почистившим зубы, помывшим руки. Кроме того, напомню, что, по уставу богослужения, во время Божественной Литургии священник вновь в некоторые моменты совершает омовение рук. Поэтому, когда вы будете подходить к Чаше, предполагать, что длань священника кишит зловредными маленькими существами, нет особенных оснований.

— А если священник чувствует себя больным, а служба без него не состоится?

— Тут простой ответ: пока ноги держат — служи, а как перестанут — не служи. Уж про нашего брата священника можно сказать: что можно себе пожелать, как не помереть после совершения Божественной Литургии. Думаю, что благоразумный священник постарается при этом немного отстраниться от своих прихожан, чтобы их не заражать, даже во время исповеди. Пусть лучше будет служба, доколе есть силы ее совершать, чем вовсе не будет богослужения.

Александра Сопова

http://www.taday.ru/text/239 726.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru