Русская линия
Русский дом Александр Бобров13.11.2009 

Цветная плесень ТВ

В начале осени стало известно о создании еще одной Комиссии при президенте по формированию (?) международного имеджа страны. Получается, государство есть, а имиджа нет. Хоть бы называли точнее — «по корректировке», «по улучшению».

Но как улучшить пресловутый имидж (русских слов не осталось?) на вывоз, если он столь непригляден в стране? В XXI веке информационных технологий не нужны чиновничьи структуры по навязыванию образа державы — достаточно настроить антенну и посмотреть тот или иной национальный телеканал.

Мы уже писали, что 21 ноября отмечается Всемирный день телевидения. В 1996 году Генеральная Ассамблея ООН установила памятный день в ознаменование даты проведения первого Всемiрно-го телевизионного форума ООН. Государствам было предложено отмечать его, обмениваясь телевизионными программами, посвящёнными проблемам борьбы за мир, экологии, экономики, социального развития и расширения культурного обмена.

Какой там культурный обмен! К этому времени Российское ТВ уже стало инструментом загребания денег, оболванивания народа, политиканской обработки. Напомним: 1996 год принёс для России пиррову победу на президентских выборах больного Ельцина и его «семьи» с помощью владельцев ТВ-каналов Березовского и Гусинского. Полностью подтвердились слова Владимира Зворыкина, русского инженера, изобретателя ТВ: «Телевидение из чуда превратилось в чудовище». Но он тогда не мог предположить, какие монстры сумеют его захватить!

В ноябре 1954 года ТВ стало ещё и цветастым чудовищем. Регулярное цветное вещание началось лишь через 13 лет. С этим открытием связывалось много радужных планов. Ещё бы! — такие безграничные возможности: передать все краски мiра, все красоты Отечества, все оттенки художественных шедевров и научных открытий в просветительских программах. С полной победой ельцинизма, аккурат ко Всемiрному дню телевидения, все эти планы окончательно лопнули, как цветные надувные шары. Телевидение окончательно стало витриной и сутью общества потребления -сплошной гламур, наглая реклама — политическая и ширпотребская, навязывающая низменные желания.

Чем заполнен телеэфир по преимуществу? «Говорящими головами» тех, кто надоел всем за много лет промывания мозгов, мыльными, в основном милицейскими, телесериалами, скандальными программами, низкопробным юмором.

Зачем для них яркий и образный цвет: передать оттенок пиджака Познера или Петросяна, обстановку типовой кухни, где ведётся бытовой трёп или ночные разборки бандитов? Там вовсе не требуются художники по свету и цвету.

Скандальные и криминальные сюжеты снимаются скрытой камерой — серые силуэты, звуковая и изобразительная грязь.

В американских книгах по телевидению написано, что на долю словесной усвоенной информации — т. е. на слово и смысл! — приходится 17%, а на усвоенный и действенный видеоряд — 83%. То есть ТВ — это прежде всего картинка. Желательно — пёстрая. Понятно, почему православный уроженец Мурома Зворыкин проклял своё детище. По данным профессора Лос-Анджелесского университета Альберта Меробяна, телевизионная информация, даже в «разговорных передачах, сообщается на 1% с помощью смыслового значения слова и на 38% посредством интонации и модуляции голоса, а на 55% - через выражение лица и выразительные жесты». Тут важен цвет глаз, улыбка и умелый макияж. Но неужели это было сверхзадачей для изобретателей цветного телевидения?

В зарубежных странах, в отличие от страны нашего дикого капитализма, есть познавательные, яркие каналы, заполненные программами по истории, искусству, природоведению. Иногда мы покупаем такие циклы из жизни животных или истории Древнего мiра. А сами-то о России снять ничего не можем? У нас в исторических фильмах только кровища хлещет или несуществовавший мрак русской жизни разлит.

Куда ни приедешь — обязательно увидишь на ТВ программы о фольклоре, народных традициях и праздниках. А что у нас? Многолетняя и намозолившая глаза заставка канала «Культура», где одноцветно перетекают друг в друга античные, западноевропейские и дворцовые скульптуры, точно отражает его направленность и установку: как можно меньше самобытной, истинно русской, яркой культуры и многонационального фольклора России! Редким исключением после закрытия редакции народного творчества и программы «Русский Дом» вдруг стала передача С. Старостина «Странствия музыканта». В дневное время, когда все деятельные люди работают (или ищут работу), учатся, крутятся в безтолковой городской суете, показали потрясающий ансамбль из Липецкой области. Руководительница его Кристина Иващенко рассказала об уникальном селе Каликино, где существует 12 частушечных напевов, из которых половина — своих, каликинских. И ансамбль запел страдания тягучие — потрясающе! В Липецке они записали студёновские страдания — тоже не по-городскому ярко и первозданно. Какие же россыпи жемчужин народного творчества хранят ещё города и веси России!

Я проводил конкурс «Среди долины ровныя», где выступал ансамбль мордовской диаспоры Москвы, — ух, красота и костюмов, и пения, конечно! Голосищи и манера пения — грудные, глубинные. Почему мы не видим этого многоцветья, не слышим на ТВ вечером, в прайм-тайм? Потом в программе Старостина были ещё беглые, отрывочные сюжеты из Костромской, Вологодской, Тверской областей. Всё торопливо, чтобы уложиться в 30 минут. Зато какой-нибудь Виктор Ерофеев вальяжно сидит на телеканале «Культура» по часу с одними и теми же гостями и говорит всё больше сам и одно и то же. Никакого цвета для этого междусобойчика не нужно.

Век назад философ Василий Васильевич Розанов написал в «Уединённом»: «Вовсе не университеты вырастили настоящего русского человека, а добрые безграмотные няни». Да, на примере Александра Сергеевича Пушкина и даже недавно умершего в США Александра Межирова мы видим, что яркие картины русской жизни, образный язык, песни да сказки нянь и стали лучшими университетами поэтов. Нам что, не нужны настоящие русские люди? Нам нечем уже любоваться и гордиться в России, если мы видовые телефильмы у Би-би-си закупаем?

У каждого телезрителя есть много нелюбимых телепередач. Одна из самых раздражающих меня — «Хочу знать» с Михаилом Ширвиндтом. Отпрыск известного актёра с папиными интонациями делает вид, что разъезжает по свету исключительно в интересах любознательных телезрителей. Передача идёт в дневное время, когда у экрана пенсионеры и школьники-лентяи. Ведущий сам признаётся, что письма пишут 15-летние недоросли и пенсионеры, которые не знают, чем заняться. И те и другие за Ширвиндтом не бросятся в дорогущую дорогу. Тогда зачем всё это?

-Как к вам приходят темы? — спрашивает ведущая радиопрограммы у Михаила Ширвиндта.

-В основном из писем. Я, конечно, горжусь тем, что меня спрашивают о том, был ли Бог или нет, но… сюжеты делаю в ответ на прикладные вопросы. Любимое письмо за последнюю неделю: женщина пишет, что собирает магнитики на холодильник, и вдруг она узнала, что это вредно… для холодильника. Естественно, я отвечу. Это прекрасный вопрос. (Да, и такой духовный, познавательный! — А5.)

-Сейчас вы чувство зависти у слушателей вызовете. Они скажут — вот, сидит, жалуется на усталость. Двадцать с лишним стран за семь месяцев — такая жизнь замечательная!

-Прекрасная жизнь! Сам себе завидую. Только дико устаёшь от того, что у тебя семь дней, и за эти семь дней ты ночуешь в восьми гостиницах.

Ну и ради чего, спрашивается, тратить деньги, эфирное время и рекламировать страны, которые и сами вкладывают деньги в свою цветастую рекламу? Например, в одной из передач, подготовленных, конечно, редакторами, Ширвиндта спрашивают о какой-то примете. Он переворачивает вопрос и заявляет: «Поскольку я не знаю ни одной московской приметы, я отправляюсь в Венецию». Очень смешно. Но Ширвиндта тянет в очередную командировку на Запад.

Оказавшись в термальных купальнях Будапешта, он говорит полную чушь: «Добычей термальных вод занималась партия и лично… Леонид Ильич Брежнев…» А чего их добывать? Они изливаются сами и были известны ещё с античных времён, когда Венгрия была провинцией Римской империи и звалась Паннонией. И у нас в стране полно уникальных лечебных мест, целебных грязей и термальных вод — покажите по телевидению, просветите народ.

Между прочим, первый русский курорт возник по повелению энергичного Царя Петра I на Севере — Марциальные Воды в Карелии. Во время сплава по порожистой, красивейшей реке Пистойоки я заговорил у костра с инструктором Андреем, спросил, кто и как рассказывает о Карелии в СМИ, откуда люди черпают информацию, узнают о таких вот потрясающих маршрутах. «По интернету и личным рассказам», — отвечает он не задумываясь. «А СМИ, а телевидение?» — «Нет, если только наше, карельское. А ведь сколько красивых мест у нас!»

Попросил Андрея Двалишвили навскидку рассказать о каком-нибудь ярком, не очень трудном маршруте, привлекательном для неподготовленных туристов. Он тут же принялся говорить про Северное Приладожье, которое знаменито своими «каменными кладовыми» — прозрачными гранитами, нежно-розовыми и других окрасок. Ещё в 1765 году здесь, в районе Рускеала, были открыты месторождения мрамора. Этот бело-серый камень с оттенками от светло-серого до зеленоватого нашли в поросшем хвойным лесом холме совсем недалеко от живописных Рускеальских водопадов. Рускеальский серый мрамор широко использовался при строительстве Исаакиевского и Казанского соборов, Мраморного, Таврического и Зимнего дворцов Санкт-Петербурга. Кстати, зимой там Андрей занимается промышленным альпинизмом, зарабатывает на реставрации. Мраморный карьер действовал до 1939 года, был затоплен, но в настоящее время глубокий каньон обрёл новую жизнь: здесь можно по мрамору покататься, проплыть на лодке сквозь мраморные гроты!

А ещё туристов привлекает то, что в деревне Сяргилахта в Пряжинском районе Карелии, в районе Рускеальских водопадов, проходили натурные съёмки фильма «А зори здесь тихие…» — помните, как там шумит вода при приближении фашистов? Не так давно отмечалось 30-летие фильма режиссёра-фронтовика Станислава Ростоцкого, приезжали актёры Ирина Шевчук и Андрей Мартынов. Они отправились в деревню Сяргилахта — на место съёмок, где ещё стоит огромный дом, запёчатлённый на ленте, а потом выступили в озёрном лагере на Сямозере, где проходил национальный слёт скаутов «Джамбори 100 костров». Какие-то названия чужеродные… Девчонкам из повести и фильма, как и реальным их прототипам, не довелось быть скаутами, но они выполнили свой долг перед Россией на окраинной и живописной её земле, где шли бои местного значения.

Кто сегодня позовёт подрастающее поколение в дорогу? Кто откроет им красоту заповедного края, древних городов и святых мест? Только не нынешнее гламурное телевидение, которое замшело и покрылось цветастой плесенью.

http://www.russdom.ru/node/2181


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru