Русская линия
НГ-Религии Владислав Мальцев12.11.2009 

Исламский проект Третьего рейха
Гитлер объявил себя освободителем мусульман под именем Гейдар

Интерес Третьего рейха к миру ислама был вызван тем, что в странах Ближнего Востока действовали лидеры и организации, призывавшие к борьбе с англичанами, коммунистами и евреями.

В поисках «арийского ислама»

Особое внимание нацистов уже в 30-е годы привлек Иран. (Само название этой страны, происходящее от авестийского «Эран-вэдж», то есть «страна ариев», было принято шахом Реза Пехлеви вместо традиционного «Персия» в 1934 году по совету германской дипломатической миссии.) Специальным декретом германское правительство освободило иранцев как «чистокровных арийцев» от ограничений нюрнбергских расовых законов, более того, расовое управление СС даже санкционировало браки германских «чистокровных арийских» девушек с видными представителями политической, военной и экономической элиты Ирана. Все это сопровождалось и заигрыванием с исламом — немцы объявили шиизм, господствующий в Иране, «истинно арийской» религией, отличной от арабского ислама «семитского суннитского толка». Кроме того, немецкие пропагандисты распространили среди иранцев-шиитов слухи, что Адольф Гитлер родился с зеленой каймой вокруг пояса (несомненным признаком мусульманской святости) и является не кем иным, как ожидаемым мусульманами Махди — скрытым двенадцатым имамом, потомком Пророка Мухаммеда, который в конце времен придет руководить мусульманами и восстановит справедливость на земле. Они утверждали, что Гитлер принял ислам и взял мусульманское имя Гейдар.

Нежелание шаха Реза Пехлеви отказаться от нейтралитета и открыто занять сторону Германии в войне вызвало несколько попыток его свержения, организованных в 1940—1941 годах при участии немецких агентов, и установление связей с враждебными шаху кочевыми кашкайскими племенами юга страны. 8 июня 1941 года в Иран с этой целью прибыл даже глава абвера адмирал Канарис. В дальнейшем работу в этом направлении вел резидент абвера Шульце-Хольтус, ставший в 1942 году военным советником вождя кашкайского племени Насыр-хана, чья личная армия насчитывала 20 тысяч хорошо вооруженных всадников. У Насыр-хана было достаточно своих причин для вражды с шахом, который бросил в тюрьму и убил его отца Исмаил-хана, отобрал у его племени лучшие земли… Германия интересовала кашкайского хана как источник оружия. Для его транспортировки в зоне кашкайских племен под руководством немецкого инженера Константина Якоба был даже сооружен аэродром с посадочной площадкой 1500 на 1000 метров, способный принимать транспортные самолеты. В июле 1943 года немецкий десант, возглавляемый бывшим руководителем гестапо в Каунасе штурмфюрером СС Мартином Курмисом (подготовленным к этой операции лично Отто Скорцени), доставил Насыр-хану личное послание Гитлера и подарок — золотой револьвер с дарственной надписью. Эта же диверсионная группа, как утверждают авторы недавно вышедшего фильма «Восточный крест», должна была принять участие в покушении на лидеров «большой тройки» в Тегеране.

Победа в июле 1943 года кашкайцев и союзного им племени боюр ахмади над шахской армией способствовала тому, что уже в ближайшие месяцы против кочевников выступили несколько английских дивизий. В этой ситуации уже весной 1944 года Насыр-хан счел целесообразным пойти на соглашение с англичанами и выдал им немецких агентов.

Действия агентов абвера и СД в Иране велись с оглядкой на продвижение немецкой армии на юге СССР — вооруженное восстание в Иране приурочивалось ими к выходу вермахта в Закавказье. В самом вермахте с целью прорыва на Ближний Восток в октябре 1942 года был создан специальный корпус «Ф» под руководством генерала Гельмута фон Фельми численностью более шести тысяч человек, следовавший на Кавказ вслед за 1-й и 4-й танковыми армиями. Личный состав корпуса был обучен турецкому, персидскому, арабскому и другим восточным языкам и занимался изучением географии и истории стран Ближнего и Среднего Востока. После прибытия корпуса в зону боевых действий на одном из хребтов Северного Кавказа была сооружена мощная радиорелейная станция, которая должна была напрямую связать «пятую колонну» в Иране и радиоцентры абвера в Гамбурге и Берлине, а также обеспечивать устойчивую связь при боевых действиях на Ближнем Востоке. На штандарте корпуса был изображен овальный венок, в нем — пальма на фоне восходящего солнца над желтым песком пустыни, внизу — черная свастика.

Помимо этого иранцы были в составе так называемого Туркестанского легиона, который в 1942 году готовился к парашютной высадке в Туркмении, а после разрушения находившейся там железной дороги часть диверсантов должна была уйти в Иран.

Муфтий аль-Хусейни приветствует подразделения СС, набранные из представителей мусульманских народов.

Надежды на арабов и великий муфтий аль-Хусейни

При корпусе «Ф» существовало также германо-арабское учебное подразделение, в задачу которого входило формирование арабского легиона (иначе называвшегося иракско-арабской армией) при вступлении вермахта на территории стран Ближнего Востока. Планировалось, что на сторону немцев перейдет вся армия Ирака в составе трех дивизий, в Сирии планировалось сформировать еще две арабские дивизии (сирийскую и палестино-трансиорданскую). Руководили этим учебным подразделением бежавшие в 1941 году из Багдада великий муфтий Иерусалима Хаджи Мухаммед Амин аль-Хусейни и бывший иракский премьер Рашид аль-Гейлани.

Великий муфтий, изгнанный из Палестины в 30-е годы англичанами после организации им еврейских погромов, укрылся сначала в Бейруте, а затем в Багдаде, откуда 20 января 1941 года отправил со своим личным секретарем Гитлеру письмо о решении арабов развернуть борьбу против Англии, если им будет гарантирована материальная и моральная поддержка. 11 марта по поручению Гитлера статс-секретарь МИДа фон Вайцзеккер передал личному секретарю муфтия в Берлине ответ, где говорилось: «Немцы и арабы имеют в англичанах и евреях общих врагов и стали союзниками в борьбе против них». Третий рейх обещал сторонникам аль-Хусейни финансовую и военную помощь (вплоть до поставки оружия).

Письмо муфтия пришлось нацистам очень кстати, потому что работа в этом направлении была ими начата еще в 1940 году после разгрома Франции. Так, немцы отпустили на родину попавших им в плен 10 тысяч солдат-арабов, состоявших на службе во французской армии, и наладили в Париже при участии алжирских эмигрантов издание газеты «Ар-Рашид». 23 октября немецкое радио сделало на арабском языке заявление о поддержке борьбы арабов за независимость, далее передачи на арабском языке стали регулярными. Причины этого были изложены на специальном совещании в германском МИДе в конце декабря 1940 года: «Арабы являются крайне важным фактором как жители страны-моста, через которую проходят пути в Южную и Восточную Азию, точно так же как и в Восточную Африку; они же основные представители ислама во всем мире, у них имеется избыток нефти для нашей быстрорастущей промышленности».

1 апреля в Багдаде в результате переворота к власти пришло националистическое правительство Рашида аль-Гейлани, которое начало борьбу с англичанами и обратилось за военной помощью к Италии и Германии. Изначально аль-Гейлани ориентировался скорее на Муссолини (и даже перед восстанием вел с ним переговоры в Риме), а фашистская Италия рассматривала Ирак как зону своих интересов, но неудачи итальянцев в военных действиях в Греции и Ливии в начале 1941 года превратили «наследников гордого Рима» в неравноправных союзников Германии. Вторжение вермахта 6 апреля в Грецию делало германский прорыв на Ближний Восток реальным, поэтому в начале мая немцы вступили в переговоры с правительством Виши (которое после разгрома Франции сохраняло контроль за ее колониями, и в том числе за Сирией) о транспортировке оружия в Ирак через Сирию (это соглашение было подписано 7 мая). 12 мая 60 самолетов, выделенных немцами для транспортировки оружия, проследовали в Ирак через сирийские аэродромы в первый раз, а с 18 мая немецкая авиация начала систематические бомбежки британских позиций в Палестине и Египте. 23 мая в директиве N 30 «Средний Восток» Гитлер потребовал «ускорить развитие событий на Среднем Востоке путем поддержки Ирака», для руководства действиями во главе военной миссии был направлен уже ранее упоминавшийся генерал Гельмут фон Фельми.

Впрочем, период пребывания националистического правительства аль-Гейлани у власти в Ираке оказался недолог. Военные действия развивались для него неудачно, и уже 28 мая в связи с выходом английских войск на позиции у Багдада лидеры националистов бежали за границу (фон Фельми лишь 31 мая прибыл в сирийский город Халеб для дальнейшего проезда в Ирак). Не способствовали успехам аль-Гейлани и его планы присоединить к Ираку юго-западную часть иранской провинции Хузестан, населенную арабами. 1 июня англичане вступили в Багдад, а 8 июня они вместе с войсками «Свободной Франции» де Голля вошли на территорию Сирии.

Однако за этот период немцы пересмотрели свои идейные установки. Ранее они, как говорилось выше, третировали арабский суннизм как «семитскую религию», да и самих арабов в Германию в 30-е годы не пускали как «неарийцев». Теперь же, поскольку в своей директиве от 23 мая Гитлер заявил, что «арабское освободительное движение на Среднем Востоке является нашим естественным союзником против Англии», арабы были признаны «народом, родственным германскому», а муфтий аль-Хусейни прочно осел в Берлине, где ему выделяли ежемесячно по 75 тысяч марок. 28 ноября 1941 года состоялась его встреча с Гитлером, как было сообщено в сводке официальных новостей: «Фюрер приветствовал Великого муфтия Иерусалима, одного из наиболее выдающихся представителей арабского национального движения». В ходе этой встречи аль-Хусейни назвал Гитлера защитником ислама и предложил ему создать для борьбы с англичанами арабский легион, а фюрер пообещал муфтию «уничтожить еврейские элементы на Ближнем Востоке».

Муфтий принял активное участие в подготовке передач немецкого радио на арабском языке, 1 марта 1944 года он призвал в радиоэфире: «Арабы! Вставайте как один и боритесь за ваши священные права. Убивайте евреев, где вы только их ни найдете. Это угодно Богу, истории и религии. Это спасет вашу честь».

Именно благодаря помощи муфтия аль-Хусейни нацистам в 1943 году удалось создать из боснийцев дивизию СС «Хандшар» численностью до 26 тысяч человек. Это было уникальное мусульманское соединение, где из рациона бойцов была исключена свинина, выделено обязательное время на намаз и введен институт военных мулл. Управлением СС «Ананербе» в том же 1943 году была разработана и теория происхождения боснийцев от германского племени готов, которое жило на этой территории в V веке н.э. Якобы следы готов прослеживались на этой территории вплоть до XIII века нашей эры в виде ереси богомилов, а в следующие века боснийцы под давлением турок приняли ислам.

Мусульманская пропаганда на оккупированных территориях

Впрочем, мулл вводили не только в дивизии «Хандшар», но и в созданном в 1942 году из советских военнопленных-выходцев из Средней Азии Туркестанском легионе — в каждую роту легиона был назначен свой мулла, в обязанности которого входила религиозная пропаганда. Перед отправкой на фронт легионеры принимали присягу, в которой говорилось, что Аллах благословил их и призвал во всем подчиняться немцам.

Работа мусульманского духовенства не ограничивалась лишь коллаборационистскими формированиями, нацисты широко использовали их для привлечения на свою сторону мусульманского населения Советского Союза в целом.

В ноябре 1942 года в Кабардино-Балкарии появилось «Воззвание к мусульманским народам» за подписью кади Кабардино-Балкарии Хаджи Хозе Хотекова: «Всемогущий Аллах милосерден и послал нам освободителя в лице фюрера великого германского народа Адольфа Гитлера, спасшего вольнолюбивый народ Кабардино-Балкарии от цепей рабства и безбожия… Вознесем наши молитвы к всемогущему Аллаху за полное очищение вселенной от нечисти безбожия и безверия, за окончательный разгром большевизма, за нашего фюрера Адольфа Гитлера». Для легионеров из северокавказских республик немцами издавалась газета под названием «Газават», выходившая под лозунгом «Аллах над нами, Гитлер с нами!».

Выходившая в оккупированном Крыму газета «Азат Крым» («Освобожденный Крым»), являвшаяся печатным органом Симферопольского мусульманского комитета, 10 марта 1942 года писала: «На собрании, устроенном мусульманским комитетом, мусульмане выразили свою благодарность великому фюреру Адольфу Гитлеру-Эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру-Эфенди». «Великому Гитлеру — освободителю всех народов и религий! — говорилось там также. — Две тысячи татар деревни Коккозы и окрестностей собрались для молебна… в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву… Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!.. Да благословит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!»

В номере той же газеты от 20 марта 1942 года заявлялось: «Совместно со славными братьями-немцами, подоспевшими, чтобы освободить мир Востока, мы, крымские татары, заявляем всему миру, что мы не забыли торжественных обещаний Черчилля в Вашингтоне, его стремления возродить жидовскую власть в Палестине, его желания уничтожить Турцию, захватить Стамбул и Дарданеллы, поднять восстание в Турции и Афганистане и т. д. и т. п. Восток ждет своего освободителя не от изолгавшихся демократов и аферистов, а от Национал-социалистической партии и от освободителя Адольфа Гитлера. Мы дали клятву идти на жертвы за такую священную и блестящую задачу».

Впрочем, никакие молитвы Всевышнему и клятвы верности ни «фюреру германской нации», ни его приспешникам не помогли!

http://religion.ng.ru/printed/233 280


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru