Русская линия
НГ-Религии Александр Слесарев12.11.2009 

Профессия — расколовед
Зачем в православных семинариях необходимо изучать историю церковных разделений

Корреспондент «НГ-религий» связался с создателем и главным редактором сайта «Анти-раскол» Александром Слесаревым, который рассказал о целях этого интернет-проекта, поведал о многочисленности расколов в православном мире и о необходимости их изучения в современных духовных школах.

— Александр Валерьевич, скажите для начала, что такое раскол? Чем отличается он от ереси, например? В чем заключается понятие церковной каноничности?

— Согласно канонической традиции Православной Церкви, расколом принято именовать такое отделение от церковного единства, которое не было обусловлено принципиальными вероучительными разногласиями. В отличие от раскола уклонение в ересь предполагает отделение от Церкви по причине несогласия с фундаментальными основами церковной доктрины. В результате раскола от Православной Церкви могут отделяться как отдельные верующие, приходы, епархии, митрополии, так и целые Поместные Церкви. Православный человек воспринимает печально известные события 1054 года именно как отделение Поместной Римской Церкви от единства церковного. Критерием каноничности той или иной церковной общности является ее евхаристическое единство с полнотой Вселенского Православия и признание со стороны всех Поместных Православных Церквей.

— Какие наиболее частые причины расколов — обрядовые или календарные реформы в Церкви, конфликты внутри иерархии, национальное самосознание, действия внешних политических сил?

— У каждого церковного разделения своя история, однако можно выделить наиболее значимые расколообразующие факторы. Во-первых, это политическое или этнополитическое противостояние части Поместной Церкви по отношению к материнской Церкви. На этой почве возникли такие известные раскольнические образования, как альтернативная Болгарская Православная Церковь, Свободная Сербская Православная Церковь, неканоническая епархия Южной Осетии-Алании и т. д.

Во-вторых, к расколу может привести неканоничное провозглашение автокефалии частью Поместной Церкви. Наиболее ярким примером этому могут служить украинские и белорусские автокефалистские расколы.

В-третьих, возникновение раскола может быть следствием разности позиций духовенства Поместной Церкви в вопросе отношения к государству. Формирование внутрицерковных партий конформистов и нонконформистов является потенциально дестабилизирующим фактором церковной жизни. Этой причиной во многом были обусловлены расколы в Русской Православной Церкви, возникшие в 1920—1930-х годах.

В-четвертых, возникновение раскола возможно как следствие плохо подготовленной реформы того или иного элемента православной традиции. Например, обрядовая реформа в Русской Православной Церкви породила старообрядческий раскол, а календарная реформа привела к расколу в Элладской, Румынской, Болгарской и других поместных Церквах.

В-пятых, церковное разделение может быть следствием несогласия с общим курсом церковной политики и церковной жизни. Примером тому является движение сторонников бывшего епископа Чукотского Диомида (Дзюбана).

В-шестых, раскол может быть спровоцирован светской властью ради ослабления Церкви. Так, многие русские церковные разделения 1920−1930-х годов осуществлялись органами ОГПУ-НКВД.

Помимо названных причин церковные расколы могут возникать из-за личных амбиций религиозных лидеров, священнослужителей или иерархов, что может проявляться в самых разнообразных формах.

— Сколько расколов существует сегодня в православном мире? Сколько верующих принадлежит к непризнанным церковным структурам?

— Боюсь, исчерпывающий ответ на этот вопрос дать невозможно. В настоящее время во всем мире существует более сотни религиозных организаций неканонического характера, в той или иной мере отождествляющих себя с православием. На данный момент можно говорить о более чем 20 раскольнических группировках в пределах Российской Федерации, более чем 10 ветвях Украинской Автокефальной Православной Церкви, четырех юрисдикциях Белорусской Автокефальной Православной Церкви, более чем 10 ветвях греческого старостильного раскола. К сожалению, список этот можно еще долго продолжать. Численность последователей различных неканонических структур колеблется от нескольких десятков до нескольких сотен тысяч человек. Например, согласно некоторым оценкам, количество греческих старостильников доходит до 800 тысяч человек. Это очень значительный показатель для десятимиллионной страны.

— Что такое расколоведение — историческое направление или богословская дисциплина?

— Впервые расколоведение было внесено в учебные планы духовных школ Православной Российской Церкви в 1884 году. Тогда этот предмет имел еще и второе название: «История и обличение старообрядческого раскола». Уже из наименования данной учебной дисциплины видно, что при преподавании главный акцент делался на изложении истории русского старообрядчества и его оценке с позиций канонического права. С 1884 года расколоведение являлось обязательным предметом в духовных семинариях, а в духовных академиях оно вошло в категорию учебных дисциплин, избиравшихся студентами по собственному желанию. Спустя четверть столетия, во время реформы системы духовного образования 1910−1911 годов, расколоведение стало обязательным предметом и для духовных академий. Произошедший в октябре 1917 года большевистский переворот повлек за собой установление богоборческого режима, практически уничтожившего систему российского православного богословского образования. Когда в середине 1940-х годов наметилось потепление советской религиозной политики и стали возрождаться православные духовные школы, в учебную программу был внесен уже ставший традиционным предмет расколоведение. Правда, в это время он уже был объединен с сектоведением. В 1950-е годы преподавателем сектоведения и расколоведения в Московской духовной академии был протоиерей Иоанн Козлов, являвшийся крупным специалистом по старообрядчеству. Впоследствии старообрядчество стали изучать в рамках истории Русской Церкви, а сектоведение сконцентрировалось на новых религиозных движениях.

Так была утрачена учебная дисциплина расколоведение. Однако ХХ век породил десятки церковных расколов. На территории постсоветского пространства в наибольшей степени с этой проблемой столкнулась Православная Церковь в пределах Украины. Возможно, поэтому возрождение предмета расколоведение началось именно с духовных школ Украинской Православной Церкви. В нынешнем году по благословению митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана) расколоведение было введено в Ужгородской богословской академии, а мне было предложено чтение лекций по этому предмету.

— В чем вы видите цель интернет-проекта «Анти-раскол»? На каких позициях он стоит?

— Основной задачей информационно-справочного портала «Анти-раскол» является накопление, систематизация и анализ информации, касающейся расколов и разделений в Православной Церкви. Все это необходимо для того, чтобы восполнить тот пробел, который возник в отечественной церковно-исторической науке, утратившей учебную дисциплину расколоведение. В настоящее время мы размещаем материалы о современных расколах, возникших в ХХ веке. Однако в ближайшем будущем планируется разработка специальных разделов, посвященных как истории русского старообрядчества, так и истории расколов в древней Церкви.

Отвечая на последнюю часть вопроса, хочу подчеркнуть, что в своей оценке описываемых событий наш портал ориентируется на канонические нормы Православной Церкви. В дореволюционных духовных школах расколоведение преподавалось для того, чтобы сформировать у будущих священнослужителей правильное религиозное отношение к тем или иным церковным разделениям. Именно поэтому подача материала в рамках данной учебной дисциплины должна носить специфически конфессиональный характер. Позитивистские принципы светского религиоведения здесь не совсем приемлемы.

— Какие отношения складываются между самими раскольниками? Существует ли интернационал непризнанных структур?

— Что касается отношений между раскольническими религиозными организациями, то они могут складываться по-разному — от взаимных анафематствований до стремлений к установлению богослужебного общения. Все зависит от мировоззренческих концепций, исповедуемых раскольническими сообществами. В настоящее время существует два наиболее заметных международных содружества схизматических образований. Первое из них включает Украинскую Православную Церковь Киевского Патриархата, альтернативную Болгарскую Православную Церковь, Македонскую Православную Церковь, Черногорскую Православную Церковь и Православную Церковь Италии. Второй раскольнический союз состоит из неканонической Русской Православной Церкви Заграницей юрисдикции «митрополита» Агафангела (Пашковского), старостильнического «Синода Противостоящих» Истинных Православных Христиан Греции, Румынской Православной Старостильной Церкви и Болгарской Православной Старостильной Церкви.

— Церковные расколы по национальному принципу часто оправдывают свое существование тем, что в каждом национальном государстве должна быть своя Поместная Церковь — почему одни народы имеют на это право, а другие нет? Согласны ли вы с таким утверждением? Или любая автокефалия есть отход от христианского универсализма?

— Действительно, очень многие церковные расколы возникли из-за стремлений к созданию в пределах того или иного государства независимой Церкви для национального большинства. Однако для того, чтобы правильно ответить на ваш вопрос, нужно вспомнить и о том, что Церковь Христова не ограничивается одной лишь земной социальной организацией. Являясь Телом Христовым, она несет в себе богочеловеческую природу, в ней происходит соединение временного с вечным, тварного с божественным. По слову апостола Павла, в Церкви «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3:11). Вот почему включение идеи автокефалии в систему национально ориентированного политического мировоззрения, предполагающего создание особой Поместной Церкви для отдельно взятой нации, лишает эту Церковь заповеданного Христом универсализма. Если христианство с легкой руки заинтересованных лиц свести всего лишь к «национальной религии», в таком случае будут попраны фундаментальные принципы земного существования Церкви.

С другой стороны, христианство не отрицает исторически сложившееся культурное и национальное многообразие человеческой цивилизации. История знает множество примеров дарования полной независимости, то есть автокефалии, тем или иным национальным Поместным Церквам. Стремление к автокефалии не является греховным или неканоничным. Каждая историческая эпоха порождала новые Поместные Церкви. Если в период Вселенских Соборов существовало пять автокефальных Церквей, то в настоящее время их насчитывается 15. Но принципиально важно, чтобы подготовка и провозглашение независимости Поместной Церкви проходили мирно, в четком соблюдении канонических норм и без религиозной дискриминации национальных меньшинств. Как правило, к расколу приводит не сама идея церковной автокефалии, а неканонические методы ее осуществления. Например, никак не могла быть признана канонической автокефалия Украинской Православной Церкви, провозглашенная правительством Украинской Народной Республики 1 января 1919 года. Данное деяние осуществлялось по инициативе светской власти и не имело одобрения со стороны Церкви. Не может быть признана и автокефалия Белорусской Православной Церкви, провозглашенная в 1942 году в условиях немецкой оккупации белорусским духовенством и епископатом, но не получившая признания со стороны материнской Церкви.

Павел Круг

http://religion.ng.ru/problems/2009−11−11/6_raskoloved.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru