Русская линия
Православие.Ru Татьяна Пономарева06.11.2009 

«Благочестиваго корене пречестная отрасль». Часть 1

5 октября 1909 года в Москве отмечалось 25-летие служения в священническом сане известного протоиерея, благочинного 3-го отделения Сретенского сорока (церкви от Лубянки до Преображенской площади), настоятеля храма Петра и Павла на Новой Басманной Сергия Максимовича Садковского[1]. Поздравить юбиляра пришли прихожане и притч храма, духовенство благочиния, ректор Московской духовной академии епископ Волоколамский Феодор (Поздеевский; † 1937), специально приехавший из лавры поздравить юбиляра, ректор Вифанской духовной семинарии архимандрит Гавриил (Чепур, будущий епископ Челябинский и Троицкий; † 1933 в Сербии), некоторые студенты академии, в которой учился тогда старший сын отца Сергия, друзья по семинарии и академии. Накануне праздничного дня была совершена всенощная, которую возглавил отец Сергий с диаконом Алексеевского монастыря Сперанским и двумя другими диаконами, на литию и величание выходили преосвященный Феодор, архимандрит Гавриил и семь других священников. В день торжества службу возглавлял преосвященный в сослужении юбиляра и 14 других священников. Был приглашен знаменитый хор С.А. Солнцева. После литургии начались поздравления, а затем, уже на квартире Садковских, — трапеза, подарки, тосты.

«Темна была утренняя заря юбиляра, зато теплым и радостным светом загорается начало его вечерней зари», — писал корреспондент Московских церковных ведомостей[2], описывая этот светлый юбилей, незаметно проявляя осторожность. Действительно, начало вечерней зари было светло, и казалось, что все личные беды позади, а впереди — плоды добродетельной жизни во Иисусе Христе, радость за благочестиво воспитанных детей, благодарный отклик прихожан, клира, духовенства благочиния за отеческое внимание к нуждам всех обращающихся, за доброе и сердечное отношение к сотрудникам и подчиненным, к своим чадам и домочадцам.

Сергей Максимович Садковский родился в многодетной священнической семье, рано лишился отца (Максим Садковский — выпускник Вифанской семинарии 1852 года) и воспитывался своей матерью-вдовой.

Когда мальчик подрос, мать отдала его учиться в Перервенское духовное училище, где дети находились на полном пансионе — «казеннокоштными» воспитанниками, как тогда говорили. Перервинское училище было, пожалуй, единственным в Московской епархии, где обучалось такое число сирот и детей бедного духовенства. Товарищ отца Сергия Садковского по училищу, а затем и по академии священник Сергий Николаевич Лебедев вспоминал, как тяжело жилось им в училище: «Ни о каком чае и помину тогда не было; вместо завтрака по утрам давалось учащимся по ломтю черного сероватого хлеба, даже без соли — соль считалась роскошью, и ее стали давать только впоследствии"[3]. Товарищам по училищу Сергей Садковский запомнился какой-то особой благочестивой настроенностью, в нем ощущался будущий пастырь.

По окончании училища Сергей поступил в Московскую духовную семинарию, а затем на историческое отделение Московской духовной академии, которую успешно закончил в 1884 году со степенью магистра.

Добрая супруга его Елизавета Ивановна до конца его дней оставалась ему верной помощницей, хранительницей семейного очага, поддерживающей благочестие и сердечность в семье, что впоследствии проявилось и в детях.

Рукополагал Сергея во иерея преосвященный Алексий (Лавров-Платонов; † 1890), епископ Дмитровский, викарий Московской епархии. Это произошло практически сразу по окончании академии — 5 октября 1884 года; со своего курса по училищу он был первым иереем. Местом служения отца Сергия Садковского стала Введенская церковь при Мариинском приходском училище на Софийской набережной[4]. Несмотря на собственную еще неустроенность, священник Садковский уже тогда стремится расширить сферу своего служения, принимая участие в пожертвованиях на различные нужды Церкви. В 1888 году «священник Введенской церкви при Мариинском женском училище на Софийской набережной Сергий Садковский», являясь членом миссионерского общества, выплачивает взнос 3 рубля — сообщают «Московские церковные ведомости», а также по списку было внесено 5 рублей[5].

В 1889 году отец Сергий был переведен в Георгиевскую церковь на Всполье (уничтожена в 1933 году). Здесь, как и во всех последующих местах своего служения, отец Сергий всегда совмещал свое священническое служение с пастырско-учительскими трудами. «28 января 1889 года священник Георгиевской церкви на Всполье Сергий Садковский проводил собеседование с народом», — находим сообщение в «Московских церковных ведомостях"[6]. В те годы, когда дух неверия и недоверия проник в души православного люда, как никогда требовались эти беседы для ограждения от крамольных мыслей. 16 мая 1891 году священник Сергий Садковский награждается скуфьею[7].

В конце 1891 года была опубликована серьезная работа отца Сергия об Артемии, игумене Троицком[8]. Противоречивые оценки этой исторической личности требовали глубокого исследования. Игумен Артемий, один из первых узников Соловецкого монастыря, был обвинен в ереси Матфея Башкина и Феодосия Косого, к которой он не считал себя причастным. Работа отца Сергия Садковского показывает, каким глубоким умом и тонким пониманием духа Православия обладал он. Последовательно раскрывая трансформацию взглядов Артемия, ставшего на твердую позицию Православия, понесшего много скорбей в своей жизни и бежавшего из соловецкого заточения, отец Сергий и представить себе не мог, что несравненно более несправедливыми узниками Соловецкого монастыря в скором времени окажутся его дети, многие духовные лица, миряне.

Опыт регулярно проводимых отцом Сергием собеседований с простым народом отразился в брошюре «Учение о вере», вышедшей в 1903 году в серии «Общеобразовательное чтение для фабрично-заводских рабочих г. Москвы"[9], где простым языком говорится о необходимой роли Церкви в осуществлении воссоединения человека с Богом, в духовном возрастании личности. Опыт пастыря помогал отцу Сергию угадывать наиболее опасные болезни общества, а знание истории — видеть их истоки.

По природе мягкий, деликатный и снисходительный человек, отец Сергий вскоре становится любимым не только своей паствой, но и церковнослужителями, с которыми ему приходится общаться.

14 октября 1905 года отец Сергий был переведен настоятелем в храм Петра и Павла на Новой Басманной[10]. В этом же году он становится благочинным 3-го отделения Сретенского сорока, а в 1906 году возводится в звание протоиерея. 17 ноября того же года его избирают членом Городского благотворительного совета[11]. В «Московских церковных ведомостях» его фамилия часто упоминается то в связи с проповедями в Успенском соборе Кремля[12], то в связи с пожертвованиями от благочинного Сретенского сорока[13], то в связи с какими-то важными мероприятиями, в которых он принимает участие[14]. Все это свидетельства того, что отец Сергий — уважаемый и известный в Москве священник.

В 1907 году появляется статья отца Сергия Садковского «К вопросу о воспитании детей"[15]. Поводом для ее написания стал доклад на конференции, сделанный одной учительницей по поводу роли духовенства и Церкви в деле воспитания молодого поколения. «Нужно воспитывать детей с раннего детства так, чтобы они на помощь несчастному и бедному смотрели как на свой долг, чтобы эта помощь была потребностью их сердца», — формулирует мысль докладчика и свою позицию отец Сергий. Вопрос воспитания детей для протоиерея Сергия был актуален не только потому, что ему приходилось в семье заниматься воспитанием своих детей. Он видел, какой вред приносит человеческой душе отхождение от Церкви, и потому придавал большое значение именно церковному воспитанию нового поколения, чтобы был сохранен контакт человека с Богом, о чем отец Сергий говорил еще в своей брошюре «Учение о вере».

В свой юбилейный 1909 год протоиерей Сергий уже любимый и своей паствой батюшка, и своими подопечными священниками Сретенского сорока благочинный. «Те невидимые для постороннего глаза духовные отношения пастыря к пасомым и те тайные нити, которыми связываются взаимные души, теперь открылись перед взором всех и выразились в осязаемой форме сыновней любви к вам… Когда мы видим сотни людей, собравшихся по собственному влечению сердца к скромному служителю слова Божия, ясным делается, что пастырство в добрых носителях его является общественной силой, способной объединять людей в порывах доброго чувства», — говорил на юбилее отца Сергия преосвященный Феодор[16].

В 1911 году протоиерей Сергий Садковский был переведен настоятелем в храм Премудрости Божией Софии на Лубянке, на свое последнее место служения, а в храм Петра и Павла на Новой Басманной уже 6 декабря 1911 года настоятелем был определен священник Петр Петрович Поспелов — по воспоминаниям Н.П. Розанова, весьма прогрессивного направления (отец Петр в 1937 году будет расстрелян в печально известном Бутово).

Протоиерей Сергий, как благочинный, принимает активное участие в ежегодных съездах духовенства Московской епархии. В 1910 году он избирается членом предсъездной комиссии и докладчиком съезда[17]; с 1911 года его выдвигают председателем предсъездной комиссии[18], каковым он оставался до 1913 года[19]. От московского духовенства он избирается в правление Общества вспомоществования настоящим и бывшим воспитанницам Московского Филаретовского епархиального женского училища[20], председателем которого был епископ Серпуховской Анастасий (Грибановский, будущий первоиерарх Русской Зарубежной Церкви; † 1965). В этом училище учатся и дочери отца Сергия[21].

С 1913 года протоиерей Сергий Садковский избирается председателем совета Московского Филаретовского епархиального женского училища, и в официальном отделе «Московских церковных ведомостей» мы читаем объявление, им подписанное, о расписании экзаменов его воспитанницам и о приемных экзаменах, о молебне на начало учебного года, который будет отслужен 31 августа[22].

Гостеприимный дом Садковских был открыт для широкого круга людей, уважающих в отце протоиерее его рассудительность, житейскую мудрость, образованность, а главное, сочувственное участие в проблемах ближнего. Вот почему он оказался избранным сразу и председателем предсъездной комиссии Московского епархиального съезда, и председателем совета Филаретовского училища. «Совмещение этих должностей недопустимо, так как председатель совета как отчитывающееся лицо перед съездом не может быть его участником», — так гласило постановление Святейшего Синода[23], и отец Сергей оставляет пост председателя совета.

В 1914 году протоиерей Сергий Садковский освобождается от должности благочинного 3-го отделения Сретенского сорока и назначается членом консистории Святейшего Синода. В «Московских церковных ведомостях» появилась маленькая заметка о проводах отца протоиерея с поста благочинного с вручением ему адреса, подписанного всеми его подопечными священниками[24].

В 1916 году отец Сергий был избран в состав Епархиального училищного совета[25], одновременно он член Законоучительского братства[26].

В 1918 году епархиальное собрание, проходившее 2−15 июня, избирает протоиерея Сергия Садковского членом Московского епархиального совета (орган, заменивший консисторию Святейшего Синода), отец Сергий становится ответственным за хозяйственные дела[27].

После большевистского переворота для Церкви начинаются тяжелые годы. Эйфория надежд обновления в Церкви, которая овладела многими церковными деятелями в период Временного правительства, сменяется смятением, возмущением действиями большевиков. В конце концов становится ясно, что власть не просто притесняет Церковь, но стремится уничтожить ее любыми способами.

Много скорбей в эти годы понесла семья Садковских, как и десятки и сотни тысяч семей по всей стране. В 1920 году умирает от тифа один из сыновей — архимандрит Герасим (Садковский), к этому времени наместник Даниловского монастыря. Были и радости: старший сын, Игнатий, 5 апреля 1920 года хиротонисан во епископа Белевского, викария Тульской епархии, — семья еще живет как бы старыми ориентирами и не предвидит, что архиерейский сан вскоре повлечет за собой скитание по тюрьмам, ссылкам, пока не завершится расстрелом.

О взаимоотношениях в семье Садковских дает некоторое представление описанный архимандритом Макарием (Кобяковым), секретарем святителя Игнатия, небольшой эпизод, случившийся, когда владыка Игнатий служил в Софийском храме вскоре после своей хиротонии: «Первым священником служил его отец — протоиерей Сергий (он был очень близок патриарху Тихону), и когда после облачения владыки на кафедре нужно было брать благословение на начало литургии, тогда началось что-то необычное. По своей любви к отцу владыка никак не мог его благословить, говоря: «Ты мой отец, как я буду тебя благословлять?» Отец отвечал: «Ты владыка и должен меня благословить…» Так продолжалось некоторое время, потом владыка благословил протоиерея Сергия и сам целовал ему руку, выражая тем самым свою сыновнюю любовь отцу и умилительное настроение при служении Божественной литургии. Сослужащая братия, видя такое событие, плакала от умиления"[28].

Через некоторое время отец Сергий был лишен новой властью избирательных прав, как и большинство служителей Православной Церкви. Софийский храм на Лубянке был закрыт, снят был шпиль с крестом, убраны были и другие «излишества», а позже здесь разместилась «Экспериментальная фабрика спортивных изделий спортивного общества «Динамо»».

А в 1923 году арестовали двух сыновей отца Сергия — владыку Игнатия и иеромонаха Георгия (в миру Льва)[29]. Пронзительный документ — прошение Елизаветы Ивановны Садковской, супруги отца Сергия, — передает всю горечь тех лет. Еще теплится надежда на человечность власти в сердце матери, и она пишет в Наркомюст:

«Помощнику прокурора республики Катаньяну
от Елизаветы Ивановны Садковской

Прошение

Сын мой, Игнатий Садковский, епископ Белевский, был арестован в половине января текущего года в связи с вопросом о живой церкви. С ним арестован и другой мой сын, Лев (в монашестве Георгий) Садковский. Они находятся в Тульской тюрьме и обвиняются в контрреволюции. В настоящее время они осуждены в ссылку на Соловецкий остров на Белом море. Сын мой Игнатий очень болезненный: он перенес три раза острый сочлененный ревматизм, последствием чего у него явился порок сердца; он страдает хроническим катаром желудка с выпадением прямой кишки; временами у него появлялось кровохаркание; правая нога неправильна. В последнее время, по полученным известиям, он расстроился нервами. Посему усердно прошу облегчить его положение и выдать его мне на поруки. Если это невозможно, то назначить ему отбывание наказания в Москве. Усердно прошу также в случае отбывания тюремного наказания не отделять от него его брата Льва Садковского, так как сын мой Игнатий — человек весьма непрактичный в жизни и по состоянию своего здоровья постоянно нуждается в присмотре и поддержке. Это последнее, а также его болезненность, я думаю, подтвердят и администрация Тульской тюрьмы, и доктора. Прошу вас подвергнуть его медицинскому осмотру и обратить внимание на мою просьбу.

Мать Игнатия и Льва Садковских Елизавета Садковская
Адрес: Москва, Софийка, д. 13, кв. 3
1923 года, 4 сентября

В дополнение к моему прошению считаю нужным обратить ваше внимание на то, что сын мой Игнатий обвиняется в контрреволюции, но он по своему настроению и характеру не может быть контрреволюционером. Он и до революции не принадлежал ни к какой партии. Человек совершенно вне политики. Если он отказался от повиновения живой церкви, то только по религиозным побуждениям. Ни к каким активным действиям против гражданской власти, уверена, он не способен как человек очень религиозный, скромный, неискательный и никогда политикой не занимавшийся.

Елизавета Садковская
1923 года, 4 сентября"[30]

Протоиерей Сергий отойдет ко Господу в 1920-е годы. Его матушка Елизавета Ивановна, оплакав кончину старшего сына — владыки Игнатия (он умер 9 февраля 1938 года в заключении), скончается 13 августа 1942 года. В это время младший сын Садковских владыка Георгий будет отбывать срок на Севере.

Несколько слов о младшем брате протоиерея Сергия Алексии Максимовиче Садковском. Так же, как и старший брат, он закончил Перервенское духовное училище, а затем поступил в Московскую духовную семинарию, которую окончил 1886 году. 6 декабря того же года был назначен священником в Николаевский храм села Ржавки Московского уезда (ныне в черте города Зеленограда), где и служил до самой своей смерти. Возможно, что примером для него был его старший брат, и он, окормляя свою паству, не ограничивал этим свою деятельность, но тоже имел большой круг других обязанностей. Так же, как и брат, он был благочинным 3-го округа Московского уезда, он принимал участие в съездах духовенства Московской епархии, был членом Кирилло-Мефодиевского братства. При храме он основал отделение московского уездного совета Кирилло-Мефодиевского братства, устраивал полемические беседы с раскольниками из приходской деревни Елино, произносил прекрасные проповеди[31]. При церкви была Долгоруковская богадельня, и в годовщину памяти митрополита Московского Филарета, 2 декабря 1911 года, Московское уездное земское собрание объявило отцу Алексию благодарность за образцовое заведование ею. Благодарная паства 6 декабря того же года в честь 25-летнего юбилея служения своего батюшки устроила празднование, в котором пыталась выразить к нему свою признательность и любовь[32].

В 1912 году отец Алексий Садковский был награжден наперстным крестом, а в 1915 году стал кавалером ордена Святой Анны III степени. В годы Первой мировой войны отец Алексий и его приход активно помогали фронту и денежно, и вещами. В 1916 году за 30-летнее служение настоятелем Николо-Ржавской церкви епархиальное начальство возвело его в сан протоиерея[33]. После революции протоиерей Алексий был лишен избирательских прав, в 1925 году арестован, вернулся из заключения в 1930-е годы уже совсем стареньким. В это время на приходе служил другой батюшка — Ключарев Евгений Петрович, в 1938 году расстрелянный в Бутово. Про отца Алексия известно, что он умер на свободе и был похоронен около храма. Известно также, что старший сын его Сергей родился в 1890 году. Упоминается отец Алексий и его сын и в «Московских церковных ведомостях» как жертвователи: говорится, что на Ермогеновское братство благочинный Московского уезда А. Садковский и его сын С. Садковский пожертвовали 5 рублей[34]. О дальнейшей судьбе Сергея Садковского известно только, что он не избежал гонений со стороны властей, так как проходил в списках репрессированных: «Садковский Сергей Алексеевич. Родился в 1890 году; Московская обл., Солнечногорский р-н, с. Ржавки; ст. ветеринарный врач, Кунцевский РайЗО. Проживал: Московская обл., г. Кунцево, Пионерская ул., 17."[35]. Дочь батюшки Алексия Елизавета Алексеевна помогала своему отцу по обучению детей в приходской школе и училище. Ее судьба неизвестна. Некоторые прихожане Никольского храма, помнившие отца Алексия Садковского, дожили до его открытия уже в наше время. Их детские воспоминания о замечательном батюшке, добром и заботливом, раскрывают сердечность, которая существовала между паствой и духовным наставником и учителем отцом Алексием.

(Окончание следует)



[1] Московские церковные ведомости. 1909. N 48.

[2] Московские церковные ведомости. 1909. N 49.

[3] Там же.

[4] Московские церковные ведомости. 1884. N 40.

[5] Московские церковные ведомости. 1888. N 17.

[6] Московские церковные ведомости. 1889. N 42.

[7] Московские церковные ведомости. 1891. N 11.

[8] Садковский Сергий, священник. Артемий, игумен Троицкий // Записки Императорского общества истории и древностей российских. 1891. Кн. 4. С. 1−144.

[9] Садковский С. Учение о вере // Общеобразовательное чтение для фабрично-заводских рабочих г. Москвы. N 20. М., 1903.

[10] Московские церковные ведомости. 1905. N 45.

[11] Московские церковные ведомости. 1906. N 48.

[12] Московские церковные ведомости. 1904. N 47; 1905. N 38, 48; 1906. N 47; 1911. N 18; 1913. N 4.

[13] Московские церковные ведомости. 1906. N 9, 11, 13, 34, 35, 40.

[14] Московский листок. 1911. N 150, 152, 178, 187; Московские церковные ведомости. 1911. N 48; 1914. N 9.

[15] Садковский С., протоиерей. К вопросу о воспитании детей // Московские церковные ведомости. 1906. N 16−17.

[16] Московские церковные ведомости. 1909. N 49.

[17] Московские церковные ведомости. 1911. N 11.

[18] Московские церковные ведомости. 1912. N 10, 16.

[19] Московские церковные ведомости. 1913. N 37.

[20] Московские церковные ведомости. 1912. N 2.

[21] Московские церковные ведомости. 1912. N 27.

[22] Московские церковные ведомости. 1913. N 24.

[23] Московский листок. 1912. N 209.

[24] Московские церковные ведомости. 1915. N 2.

[25] Московские церковные ведомости. 1917. N 13−14.

[26] Московские церковные ведомости. 1916. N 10−11.

[27] Московские церковные ведомости. 1918. N 3, 12.

[28] http://pravnov.ru/content/view/24/33/

[29] Средний сын отца Сергия Садковского архимандрит Герасим умер от тифа еще в 1920 году.

[30] Цит. по: Сошина А.А. На вас вся надежда // http://www.solovki-monastyr.ru/biblioteka011.htm

[31] Никольский храм в XX веке // http://www.zelen-hram.ru/hram/history.html?showall=1

[32] Московские церковные ведомости. 1912. N 10.

[33] Никольский храм в XX веке.

[34] Московские церковные ведомости. 1915. N 46−47.

[35] http://lists.memo.ru/d29/f68.htm

http://www.pravoslavie.ru/put/32 555.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru