Русская линия
Радонеж Сергей Худиев05.11.2009 

Скитания вечного гопника

События прошедшей недели, которые обращают на себя внимание, определенным образом связаны. Во-первых, Президент Дмитрий Медведев выступил с видеообращением, в котором решительно осудил сталинские репрессии. Во-вторых, 28 октября в московском Доме иконы открылась экспозиция, которую составят листовки и агитационные плакаты советского времени на антирелигиозную тему, а также иконы, поврежденные воинствующими безбожниками. В третьих, группа молодых людей в шутовских нарядах ворвалась на конференцию «Религия в современной системе международных отношений: возможности религии в созидании мира и урегулировании конфликтов», проходившую в СПГУ и попыталась сорвать доклад иеромонаха Филиппа (Рябых). Нам стоит обратить внимание на то, что связывает эти три события.

Начнем с выходки юных безобразников. Как сообщают они сами, «Участники акции переоделись в антиклерикальных персонажей, которые, так или иначе, представляют собой образ несовместимости с постулируемыми православными благочестивцами духовными ценностями. На доклад ромонаха Филиппа (Рябых) в режиме опоздания явились следующие персонажи: гопник с пивком и семками, проститутки на 12 сантиметровых каблуках, беременная гомосексуальная пара, шахидка, сатанистка и черти». Ребята распространили листовки, начинающиеся словами «Вылечим Православие головного мозга».

Любой человек, несколько знакомый с новейшей отечественной историей, немедленно вспомнит предшественников нынешних борцов с клерикализмом — комсомольцев 20-тых годов, устраивавших издевательские карнавалы с чтением «акафистов Марксу», пародийными священническими облачениями и тому подобным. Случайно ли это совпадение? Нет. Интересно, что западное атеистическое движение, к счастью для англоязычного мира никогда не достигавшее там политической власти, отличается сходными нравами, можно вспомнить хотя бы демонстративное осквернение облатки одним из лидеров американских атеистов Пи Зед Маерсом.

В воинствующем безбожии могут меняться действующие лица, эпоха, страна, это может быть революционная Франция XVIII века, Россия, Испания или Мексика ХХ-того, современные США или современная Россия — дух яростного глумления остается тем же. Мы видим следы одного и того же духа в разрушенных французских аббатствах или оскверненных русских иконах, в испанских церквях, сожженных анархистами, и в выходках нынешних антиклерикалов.

Не случайно юные антиклерикалы избрали символами своей борьбы гопника, террористов, чертей и других аналогичных персонажей. «Гопник», в современном русском языке, или «шпана» в языке 20-тых годов, асоциальный молодой человек с криминальными наклонностями, вполне чуждый науке и культуре, более того, прямо угрожающий всякого рода «очкастым интеллигентам». Со времен Французской революции и до наших дней гопничество — визитная карточка антиклерикализма. Способно ли антиклерикальное движение породить что-нибудь, кроме гопничества?

Как заметил немецкий мыслитель Пауль Тиллих, всякое отрицание живет за счет того положительного, что оно отрицает. Какие истины могут проповедать наши антиклерикалы? Есть ли у них надежда, чтобы ободрить унывающих, путь, чтобы указать его заблудившимся, источник силы, чтобы укрепить ослабевших? Есть ли им что сказать уму и сердцу человеческому? Есть ли у них, хотя бы в их собственных глазах, истина, которую они могли бы возвестить, свет, на который они могли бы указать?

Антиклерикальное движение, коль скоро оно обеспокоено влиянием Церкви, могло бы озаботиться выработкой альтернативы; могло бы выдвинуть из своей среды мыслителей, способных дать свои ответы на человеческие надежды и вопрошания. Оно могло бы постараться написать, хотя бы, учебник по светской этике, который бы оказался лучше, чем учебник по православной культуре. Оно могло бы заняться социальной работой и привлечь симпатии людей, принося ощутимую пользу обществу. Оно могло бы попробовать предложить людям свою философию жизни, философию, которая научила бы людей твердости перед лицом искушения и надежде перед лицом смерти.

Но все, что оно может предложить — это слепая ненависть, выражаемая в дурного вкуса выходках; даже люди, кажется, более серьезные, убеленные сединами академики, не могут предложить ничего положительного, только отрицание. Нельзя сказать, что все наши антиклерикалы — люди лично неспособные; но антиклерикализм как движение отличает удивительное интеллектуальное бесплодие. Хорошо, вы ненавидите попов; это мы уже уяснили. Что еще вы хотите сказать миру?

Рассмотрение истории богоборчества возвращает нас к теме выступления Президента — сталинской тирании. Недвусмысленное осуждение, высказанное Президентом в отношении злодеяний Сталина, можно только приветствовать. Но нам стоит вспомнить и то, каким образом наша страна дошла до такого; причина всех ужасов ХХ века одна — воинствующее безбожие. Современным богоборцы — как и их предшественники XIX — XX веков могут провозглашать, что они борются за лучшее будущее, за царство разума и свободы. В это могли верить наивные антиклерикалы XVIII века; после Французской Революции и событий, которые некоторые современные историки называют франко-французским геноцидом, верить в это стало труднее, но тем не менее в XIX -XX веках многие верили. После того, что человечество (и особенно наша страна) пережило в ХХ веке, верить в это можно только при условии либо крайнего невежества, либо крайней нечестности. От сожженных монастырей Испании до Соловецкого Лагеря Особого Назначения, от Бутовского Полигона до камбоджийских «Полей Смерти» — повсюду воинствующий атеизм принес одни и те же плоды.

Приобретая реальную власть, атеизм никогда не порождал ничего, кроме резни и тирании; и было бы невероятно наивным ожидать чего-то другого в этот раз. Неопытные юноши, невежество которых может быть даже трогательно, еще могут позволить себе такую наивность. Мы — нет.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=3182


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru